1 страница. Психология субъективной семантики и психосемантика 7

Содержание


Введение 4

Глава 1 7

Психология субъективной семантики и психосемантика 7

Глава 2 19

Понятие “значение” 19

Глава 3 34

Понятие о системах значений 34

3.3. Семантические, категориальные и лексические системы значений слов 53

Глава 4 70

Методы исследования и моделирования значений 70

(методы психологии субъективной семантики и психосемантики) 70

Глава 5 122

Модели и проблемы моделирования образа мира 122

Глава 6 153

Категория “Образ жизни” 153

Литература 165

Приложения 172

 


 

Введение

В предлагаемой работе не ставится задача полного описания психологии субъективной семантики и психосемантики. Со времени написания Е.Ю. Артемьевой фундаментальной работы (1987) “Основы психологии субъективной семантики” (была издана только в 1999 году) прошло уже более 17 лет. Частично задачи описания психологии субъективной семантики и психосемантики решаются отечественными авторами (Доценко, 1998; Петренко, 1997; Шмелев, 1994 и др.), но задача полного изложения, с учетом выполненных за последние пятнадцать лет разработок, еще ждет своего решения.

Цель данной работы скромнее: сопоставить основные модельные описания психологии субъективной семантики и психосемантики в рамках решения проблемы выявления механизмов перехода от знака к значению (традиционно: от стимуляции к образу и обратно, от наглядного к категориальному и обратно, от перцепции к образу мира и обратно... и т.д.). Эти разделы общей психологии имеют много общего, но сами понятия “психология субъективной семантики” и “психосемантика” вовсе не являются синонимами, хотя, в последние годы, многие авторы часто именно так их и употребляют. Различие определяется и различием основных методологических подходов к описанию структур субъективного опыта человека, и различием используемых для генерализации результатов и построения моделей субъективного опыта и моделирующих парадигм.

 

Работа написана на основе курса “Психология субъективной семантики и психосемантика”, который читался автором в течение ряда лет на отделении психологии Северного международного университета (Магадан), факультете психологии Морского Государственного университета им. адм. Невельского (Владивосток), факультете психологии Дальневосточного государственного университета и в Дальневосточном институте психологии и психоанализа (Хабаровск). Соответственно, работа предназначается для преподавателей, студентов и аспирантов - психологов, социологов, филологов, лингвистов, математиков, программистов, разработчиков систем искусственного интеллекта и философов. Это обусловило необходимость обсуждения ряда не решенных до сих пор в изданных русскоязычных монографиях методических вопросов: сопоставительного описания методов и модельных конструктов психологии субъективной семантики и психосемантики с обсуждением их достоинств и недостатков; описания алгоритмов методов семантических универсалий и семантической реконструкции; подробного изложения алгоритмов описания и обработки первичных матриц результатов для групповых модификаций методов классификации, семантического дифференциала и субъективного шкалирования; алгоритмов разработки специализированных семантических дифференциалов.

Сама задача описания моделирования систем значений потребовала описания понятий “значения” и “системы значений” с представлением основных систем значений. Сегодня основной обобщающей концепцией описания систем значений человека в отечественной психологии является предложенная А.Н. Леонтьевым концепция “образа мира”, изложению и разработке которой в работе уделено особое внимание.



Процесс решения вышеизложенных задач оказался достаточно эвристичным, что позволило автору предложить или наметить к разработке: описание и классификацию форм значений, их функциональности и предметности; обоснование существования (аналогично математическим теоремам существования) систем эмоциональных и сценарных эталонов; гипотезу о единой культурной категориальной основе замещающей реальности при формировании индивидуального сознания; введение понятия об онтогенетической деятельностной структуре культурного сообщества;

гипотезу о деятельностной относительности культур и о деятельностных механизмах ментальности; соотнесение разработок систем искусственного интеллекта с разработками по генезу значений и систем значений человека; 16 групп методов семантического моделирования и исследования значений; понятие об ассоциативных и контекстных универсалиях; понятие о семантическом базисе описания значения; понятие о формирующем и обучающем психосемантических экспериментах; авторские методики исследования процесса образования понятий; трансляции обучаемым семантических описаний, полученных при сравнении профилей СД изучаемых понятий; методы семантической реконструкции и конструирования; принцип опосредствованного измерения и сопоставления “неизмеряемых” качеств (на основе веса семантических универсалий или факторов); соотнесение семантических универсалий и структур, построенных на основе математических методов редукции данных; концепцию деятельностного генеза систем значений; модель деятельностной структуры образа мира, процессуальную (брамфатура) и функциональную модели образа мира и, соответственно, три новых определения понятия “образ мира”; проблему создания нового, не связанного с математическим, моделирующего языка - системики.

Задача описания структур образа мира, в свою очередь, потребовала разработки психологической категории “образ жизни”, а обсуждение генеза систем значений человека - обсуждения проблем развития общей теории сознания.

Размышляя над терминами «психология субъективной семантики» и «психосемантика» и наблюдая над тем, как эти термины употребляются студентами и специалистами, я пришел к выводу, что обе эти ветви общей психологии будут объединены под названием «психосемантика». Это обусловлено и его относительной краткостью, и частотой употребления специалистами для обозначения обеих предметных областей.

Замечания, предложения и вопросы для обсуждения можно присылать по адресам: serkinv@ mail.ru, serkinv@rambler.ru.

 

Глава 1

Психология субъективной семантики и психосемантика

1.1. Понятие опсихологии субъективнойсемантики и психосемантике

Предметом психологии субъективной семантики является исследование и реконструкция структур субъективного опыта (систем значений и смыслов), на основе которого строится образ мира человека. В свою очередь, образ мира рассматривается как составляющая сознания.



Предметом психосемантики является моделирование систем значений как структур репрезентации опыта в сознании. Исторически, первые структуры репрезентации опыта описывались как промежуточная переменная (О) в необихевиоральной схеме S - O - R. Для построения моделей психосемантики требуется априорное постулирование существования семантического пространства, организованного по типу разнообразных метрических пространств.

При использовании методов получения экспериментальных данных и в психосемантике, и в психологии субъективной семантики исследователь или специалист решают четыре задачи, из которых совпадают первые три:

1. Связать исследуемое значение (стимул, предмет) с другими значениями, системами значений (стимулами, объектами).

2. Среди этих связей выделить наиболее значимые, существенные.

3. Интерпретировать на основы выделенных связей отношение испытуемого (группы) к исследуемому значению.

4. Обобщить (генерализация) полученные результаты, то есть предложить модель структуры субъективного опыта.

Четвертая задача - моделирование структур субъективного опыта для решения задач описания (прогнозирования, организации) деятельности в психологии

субъективной семантики и в психосемантике решается по - разному из -за разных методологических и методических подходов к ее решению. В психологии субъективной семантики эта задача решается как задача описания образа мира с минимальным количеством ограничивающих допусков, в психосемантике - как задача построения операциональных аналогов промежуточной переменной с использованием опосредствующих математических процедур. Другими словами, в психологии субъективной семантики исследователь выдвигает аксиоматику механизма (чаще всего

- вербальная парадигма) означивания стимулов с последующей экспериментальной верификацией, в психосемантике исследователь использует в качестве психологического механизма математические модели систем значений, с проверкой соответствия параметров “входа” и “выхода” модели экспериментальным данным. Оба подхода имеют как преимущества, так и недостатки, о которых будет сказано ниже.

Связи между значениями могут строиться испытуемыми непосредственно (определение, сравнение, метод субъективного шкалирования, метод классификации, ассоциативный эксперимент) или опосредствованно[1] (через заданную систему шкал как в семантических дифференциалах, через сформированное понятие, через выстроенную систему конструктов, через заданный контекст как в проективных методиках). Отдельной группой выявления связей значений является группа методов, где суждение

0 связи значений выносит не испытуемый, а экспериментатор, на основе косвенных показателей (метод семантического радикала, измерение времени вывода о принадлежности объекта к классу, изучение запоминаемого материала при разных условиях его предъявления). Основными методами являются:

1) изображение или описание слов, состояний, ситуаций, отношений;

2) методы определения понятия;

3) методы сравнения (различения) стимулов;

4) методы классификации;

5) методы субъективного шкалирования;

6) ассоциативные эксперименты;

7) методы формирования понятий;

8) семантические дифференциалы;

9) методы личностных конструктов;

10) методы семантических радикалов;

11) методы опосредствованного исследования значений;

12) методы микросемантического анализа;

13) методы контекстной и семантической реконструкции и конструирования;

14) методы сравнения и трансляции семантических описаний при обучении;

15) формирующие и обучающие психосемантические эксперименты;

16) лонгитюдные психосемантические эксперименты.

Методы обработки и интерпретации данных психологии субъективной семантики и психосемантики различны.

В психосемантике моделирование основывается на процедурах математической обработки (редукции) данных, то есть основным допущением (и ограничением) психосемантики является выполнение свойств теории чисел и последующих математических (формально - логических) соотношений в ее моделях субъективного опыта.

В психологии субъективной семантики, напротив, моделирование производится с наименьшим количеством опосредствующих формально - логических звеньев (и их ограничений), направлено на максимальное сохранение своеобразия (нелогичности, нематематичности) полученных экспериментальных данных.

1.2. Моделирование в психологии субъективной семантики и в психосемантике

Моделью называется «мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать его так, что ее изучение дает нам новую информацию об этом объекте» (Штоф, 1966, с. 19; цит. по Леонтьеву А.А., 2002).

Моделирование в психологии - исследование и описание психической деятельности с помощью ее моделей. Модели психической деятельности являются теоретическими или идеальными. Модель психической деятельности - динамическая знаковая система, воспроизводящая через значения входящих в нее знаков существенные свойства реальной психической деятельности. Суть моделирования заключается в воспроизведении определенных существенных свойств изучаемого предмета (в широком смысле слова) с помощью искусственно созданного предмета (модели). Обычно моделирование используется при изучении явлений (процессов), недоступных непосредственному исследованию. В силу того, что устройство модели исследователю известно, на основе ее использования исследователь может сделать выводы о природе и соотношении свойств (процессов, функций, механизмов) исследуемого явления.

Выделим три основных типа используемых для описания и интерпретации результатов экспериментальных исследований моделей:

1. Модель “черного ящика”. В такой модели исследователь описывает параметры “входа” (например, совокупности независимых переменных) и “выхода” (например, совокупности зависимых переменных) и закономерные или вероятностные связи между этими параметрами. Механизм закономерности не исследуется.

2. Математическая модель. В математической модели, как и в модели “черного ящика” механизм связи между параметрами “входа” и “выхода” не исследуется, но само математическое описание связи используется как описание механизма.

3. Парадигмальная модель. Постулируется, проверяется экспериментально и модифицируется механизм связи между параметрами “входа” и “выхода” (чаще всего - вербальная аксиоматика).

Модель психического явления должна удовлетворять следующим требованиям:

1. Модель должна быть применима для непротиворечивого (в рамках используемой логики) описания существующих экспериментальных данных.

2. С помощью модели исследователь может выдвигать и проверять предположения о новых экспериментальных данных.

3. Если модель является парадигмальной, то с ее помощью должны описываться функции, механизмы и процессы, объясняющие полученные экспериментальные данные (Артемьева, 1999).

4. Модель психической деятельности должна быть субъектной, то есть субъективность, пристрастность должны не только декларироваться, но в модель должен быть заложен принцип генеза формирования субъективности, пристрастности.

Допуски математического моделирования делают невозможным использование математических моделей как аналогов субъективного мира: во - первых, в последнем логико-математические закономерности не выполняются; во - вторых, в математические модели могут лишь вноситься поправки на субъективность (например, растяжения - сжатия семантических пространств), но механизмы, принципы генеза субъективности не могут закладываться. Из -за этого математическое моделирование часто не описывает качественное своеобразие изучаемых явлений, а “приписывает” экспериментальному материалу свойства используемых математических описании . Такая модель называется нормативной или прескриптивной (отображается не то, что на самом деле происходит, а то, что “должно быть”, чтобы получались соответствующие параметры “входа” и “выхода”).

Математическое моделирование психических явлений требует большого числа ничем не подтвержденных допусков модели репрезентации опыта в сознании, правомерно лишь при допущении, что для форм репрезентации опыта в сознании выполняется закон исключенного третьего, что формы репрезентации моделируются множеством вещественных чисел и имеют свойства этого множества. К таким свойствам относятся, например, существование сечения, свойства транзитивности, плотности, непрерывности и др., метричность и мерность, выполнение законов формальной логики и др. (Фихтенгольц, 1969 - 1970). Даже, если не говорить о строгой аксиоматике организации множества вещественных чисел, очевидно, что такие допущения возможны лишь при построении только рационалистических теорий сознания. Дополнительный элемент субъективизма вносится в описание результатов после обработки “объективными” математическими методами - исследователь все равно должен задавать допуски итерационной процедуры и интерпретировать полученные математические закономерности. Соответственно, большинство математических моделей называются не моделями субъективного опыта, а операциональными аналогами опыта.

Эксперименты Ч. Осгуда (Osgood, 1952, 1976) по соотнесению визуальных форм и значений слов показали, что между ними существуют структуры соответствия, практически не зависящие от языка, на котором говорят испытуемые. Этот же факт выявлен в экспериментах с использованием другой стимуляции, других модальностей и понятий; экспериментально доказано, что эти структуры соответствия амодальны (Артемьева, 1980; Петренко, 1983; Шмелев, 1983 и др.). Факт существования амодалъных структур соответствия опыта и систем значений человека позволяет ставить задачу моделирования структур человеческого опыта структурами значений человека.

Специфика методологического подхода к моделированию структур субъективного опыта и в психологии субъективной семантики, и в психосемантике заключается в том, что модели строятся от целостного интегрального концепта (оценки, поля, пространства, универсалий, базисов оценки и т.п.) и, в этом смысле, являются содержательными (Артемьева, 1999). Такой подход является шагом к развитию новой моделирующей парадигмы в психологии, наряду с развиваемой с середины XIX века аналитической парадигмой (Артемьева, 1987; Серкин, Сиротский, 1990).

В рамках необихевиористского подхода (S - O - R) структуры накопления и актуализации опыта (промежуточные переменные) не могут быть непосредственно экспериментально изучены. Изучаются стимулы и реакции, а промежуточные переменные моделируются на основе параметров “входа и выхода” как параметров модели - моделирование по результату. Такое моделирование структур репрезентации стимулов (в широком смысле слова) с использованием математическихметодов стало основой психосемантики. Соответствующие модели называются семантическими структурами репрезентации опыта, а описания экспериментальных данных называются математическими моделями описания систем значений (чаще всего используются результаты процедур многомерного шкалирования[2]: факторная структура кластерная структура, шкалирование расстояний и др.). Вопрос об адекватности (в данном контексте - валидности) основного модельного конструкта психосемантики - семантических пространств - выявленным Ч. Осгудом и его последователями структурам соответствия (реальности) до сих пор не проработан.

В отечественной психологии на основе принципа единства сознания и деятельности развивалась парадигма моделирования структур субъективного опыта с максимально меньшим числом допусков модели и с максимально меньшим количеством формализаций данных эксперимента. Это необходимо для моделирования не только результатов, но и механизмов семантического оценивания. Необходимым требованием к модели является постоянно дорабатываемое соответствие аксиоматики модели с аксиоматикой моделируемой реальности. Такой подход назван Е.Ю. Артемьевой (1980, 1999) психологией субъективной семантики. В психологии субъективной семантики модель (структура отображения результатов) не предполагается заранее, как в психосемантике, а строится в процессе изучения реальности. Соответствующие модели называются субъективными семантиками[3], а описания экспериментальных данных называются семантическими полями, семантическими профилями, семантическимиуниверсалиями и семантическими базисами значений.

Для обработки результатов и в психосемантике, и в психологии субъективной семантики наиболее часто используются следующие статистические процедуры: сравнительные подсчеты частоты, определения статистически значимых различий, корреляционный анализ, процедуры редукции данных. Необходимо помнить, что при применении всех видов статистического анализа устанавливаются статистические, а не причинно - следственные связи. Для интерпретации и генерализации результатов проводится специальная (не освобожденная от субъективности) работа на основе используемых исследователем обобщающих концепций.

Обобщающими концепциями психосемантического моделирования служат всевозможные необихевиористские и когнитивистские модели промежуточной переменной (карты, схемы, конструкты, пространства реакций, скрипты, категориальные структуры, имплицитные теории и т.д.). В отечественной психологии разрабатываются концепции для интерпретации получаемых результатов на основе деятельностного подхода, но эти разработки затруднены отсутствием фундаментальных работ по сопоставлению понятий деятельностного подхода, необихевиоризма и когнитивной психологии.

Обобщающей концепцией моделирования в субъективной семантике является концепция образа мира А.Н. Леонтьева. Концепция образа мира разрабатывается в рамках деятельностной методологии, поэтому, проблема экспериментального изучения и описания разрабатывается как проблема изучения “актуализации следовых структур личной истории деятельностей человека” (Артемьева, Стрелков, Серкин, 1983, 1991). Методологической основой реконструкции образа мира как системы значений служит, на наш взгляд, объединение психоаналитического положения о фиксации этапов онтогенеза в виде специфических психических структур[4] (спецификация принципа развития) и положения психологической теории деятельности о деятельностной природе психического (принцип единства сознания и деятельности). Такое объединение дает возможность рассматривать личную историю деятельностей человека как системообразующий фактор индивидуальной системы значений и смыслов (образа мира[5]).

Попытки сопоставить обобщающие парадигмы психосемантики с сознанием исчерпываются тем, что сегодня они рассматриваются как операциональные аналоги субъективного опыта. Возможно, что широко используемый термин “категориальные структуры сознания” не совсем точен, так как, по сути, это - просто математические структуры экспериментальных данных, для которых обязательны правила математической формализации. Другими словами - механизмы и связи элементов этих структур никак не могут быть моделями механизмов сознания и связей реальных систем значений.

Вопрос о соотнесении образа мира с сознанием является дискуссионным и нерешенным. Образ мира рассматривается и как тождественный сознанию, и как система только значений и личностных смыслов вне чувственной ткани сознания.

Семантическим пространством описания значения (стимула) называется задаваемое экспериментальными процедурами многомерное пространство его (стимула) описания. Обычно, каждое измерение задается униполярной или биполярной шкалой оценки значения. Размерность пространства и качество оценки заранее задается избранными экспериментатором шкалами оценки. Методическим ограничением использования семантических пространств как моделей субъективного опыта служит то, что никакие экспериментальные данные уже не выведут экспериментатора за заранее заданную модель (пространство).

Субъективными семантиками называется система смыслов, понимаемых как следы взаимодействий с предметом, явлением, ситуацией, зафиксированные в виде отношения к ним (Артемьева, 1999). Субъективные семантики не задаются экспериментальными процедурами, а моделируются после получения экспериментальных данных.

Семантическим полем значения (стимула) называется экспериментально полученная совокупность ассоциаций испытуемого (группы) к данному значению (подробнее см. раздел “Ассоциативные эксперименты”).

Семантической универсалией значения (стимула) называется полученная экспериментальным путем совокупность неслучайных описаний значения. Такие структуры (модели) представления экспериментальных данных максимально свободны от заранее заданного внутреннего каркаса. Это обеспечивает им преимущество в дальнейшей вариативности перед математическими моделями, заранее ограниченными законами формальной логики, множества вещественных чисел и дополнительными допусками используемого математического метода.

Семантическим базисом значения (базисная универсалия) называется минимальная совокупность описаний значения, позволяющая группе испытуемых реконструировать (восстановить) значение (подробнее см. раздел “Методы контекстной реконструкции”).

Факторной структурой описания значения (стимула) называется редуцированная до небольшого количества признаков (факторов) с помощью процедуры факторизации матрицы результатов (экспериментально полученная совокупность координат описания значения в заданном семантическом пространстве оценивания). Алгоритмические процедуры факторного анализа в психологии предполагают большое количество описанных выше допущений математического моделирования, и, кроме того, пренебрежение нелинейностью данных и уровнем шкалы данных, субъективное определение значимого веса факторов, их количества, процента выбираемой дисперсии, субъективной интерпретации и др. (подробнее см. Гл.4).

Кластерной структурой описания значения (стимула) называется редуцированная до небольшого количества кластеров с помощью процедуры кластеризации матрицы результатов (экспериментально полученная иерархизированная совокупность координат (классов) описания значения или совокупность результатов классификации групп значений). Алгоритмические процедуры кластерного анализа в психологии также, как и процедуры факторного анализа, предполагают постулирование большого количества пока ничем не подтвержденных допущений и субъективных процедур (подробнее см. Гл.4).

В настоящее время накоплен огромный объем экспериментального материала по семантическому описанию (через структуры значений) модальных и внемодальных стимулов, понятий, явлений и ситуаций. Е.Ю. Артемьева (1999) выделяет две составляющих семантического моделирования.

1. Описание субъективногоопыта.

2. Описание “измерителя”.

Принципиальная возможность реконструкции значений на основе семантического оценивания была доказана в опытах по реконструкции стимула на основе семантических универсалий. Проверялись гипотезы о существовании структур семантического оценивания и о том, что, если структуры семантического оценивания существуют, то групповые семантические универсалии должны соответствовать значению. Следовательно, группы испытуемых, не участвовавшие в описании, должны иметь возможность “восстановить” значение по его универсалиям, что и было экспериментально доказано в работахЕ. Ю. Артемьевой (1980, 1999), ее сотрудников и учеников на стимулах различных модальностей и внемодальных стимулах (Русина, 1983 - термины межличностного восприятия; Серкин, 1984 - интервалы времени и др.).

Второе описание (описание измерителя) возможно потому, что приписывание свойств (определения, ассоциации, подстановки, реконструкции) или соотнесение (классификации, шкалирования) характеризует не только стимул, но и осуществляющего процедуру человека (построение или использование личностных конструктов). На этой основе разрабатываются модификации метода личностных конструктов (Kelly, 1955 и др.) и методы личностной диагностики с использованием психосемантических процедур (Шмелев, 1983, 2000, 2002 и др.).

Эксперименты Е.Ю. Артемьевой (1999) и ее сотрудников показывают, что оценки (описания) реальных предметов и понятий о них (названий) хотя и близки, но не полностью совпадают для одной и той же группой испытуемых, причем наиболее совпадающими являются именно оценочные описания. Актуальным являются поиски ответа на вопрос: “Что именно оценивает (описывает, реконструирует) испытуемый при работе со стимулом?” Ч. Осгуд и его сотрудники считали, что психологическим механизмом, позволяющим использовать вербальные семантические шкалы для оценки и сопоставления различных стимулов (в том числе и разной модальности) является синестезия. Исходя из принципа предметности, мы можем утверждать, что и при работе с предметом, и при работе с понятием оценивается значение предмета. Разница в оценках - описаниях может объясняться разным уровнем актуализации контекстов оценивания (описания) - например, конкретно - ситуативный или системно - понятийный контексты. Исследуя “замещающую реальность” (тип оцениваемых явлений мира, замещающих стимул) оценивания, Е.Ю. Артемьева (1999) пришла к выводу, что внемодальность, смысловое наполнение оценивания обеспечивается межсистемным (между “модальными смыслами ”) метафорическим переносом с последующим синтезом. Обобщая результаты своих исследований и исследований своих сотрудников, Е.Ю. Артемьева в своей последней работе (1999) выдвинула гипотезу о преимущественных типах “замещающих реальностей”: для изображений контурных форм - вещи, инструменты, существа, социальные объекты, предметы действия, субъекты воздействия, действия; для изображений архитектурных сооружений - вещи, субъекты воздействия; для отрезков “культурного времени” - субъекты воздействия; для временных интервалов - действия, животные[6]; для текстов о ситуациях - социальные явления, субъекты воздействия. Е.Ю. Артемьева считает, что единой основой замещающей реальности является “идентификация воспринимаемого объекта или ситуации со следом эмоционального состояния” (1999, с. 156). Данная гипотеза нуждается в разработке путем многочисленных систематических классификационных экспериментов; принципиально важным является сам факт ее формулирования. Наши эксперименты (Серкин, 1988) показывают, что замещающая реальность детерминируется деятельностным контекстом функционирования систем значений.

Общим ограничением моделирования и в субъективной семантике, и в психосемантике является допущение о существовании с одной стороны “объективной реальности”, а с другой - “субъективного внутреннего мира человека”. Вопрос о соотнесении объективной и субъективной реальности в целом в рамках концепций семантического моделирования специально не обсуждается, но при использовании любой методики для интерпретации результатов необходимо обсуждается вопрос о том, что именно оценивает испытуемый. Возможно, что методологической основой преодоления ограничений моделирования разных, разделенных (внешней и внутренней) реальностей являются выделяемые А.А. Леонтьевым (2000) положение С.Л. Рубинштейна (1989) о единой структуре мира вместе с находящимся внутри него действующим субъектом, и положение А.Н. Леонтьева (1981, 1983) о невозможности рассмотрения субъекта вне его деятельности в мире. Категория “образ мира” была введена А.Н. Леонтьевым (1979, 1983) именно для этого. Для решения задачи моделирования образа мира (основная задача психологии субъективной семантики) необходимо описать виды значений, системы значений, структуры образа мира, методы получения и обработки данных.






Дата добавления: 2015-09-11; просмотров: 809;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.054 сек.