Кооперативный социализм

КООПЕРАТИВНАЯ ИДЕОЛОГИЯ И ЕЁ ОСОБЕННОСТИ

 

Кооперативный социализм

Кооперацию необходимо рассматривать не только как хозяйственную форму, но и как особую идеологию.Поэтому вокруг одного и того же явления — кооперации — возникают теоретические воззрения двоякого рода. Во-первых, коопера­тивная мысль развивала теорию кооперации как хозяйственного, предпринимательского образования с позиций экономических и организационно-правовых условий её роста и функционирова­ния. Во-вторых, кооперативная мысль развивала теорию коопе­ративного движения как определённую идеологию, считающую кооперацию единственным или главным средством достижения социальной цели — реформации несовершенного капитали­стического общества в общество социальной справедливости и всеобщей гармонии.

Реформизм известен как течение в общественном дви­жении, ставящее своей задачей осуществление социальных изменений (преобразований, переустройств) путём реформ, не затрагивающих основ существующего строя, и исключающее революционную классовую борьбу рабочих, социальный взрыв и диктатуру пролетариата.

Кооперативный вариант реформизма возник как идейное течение в кооперативном движении. Идейную основу коо­перативного реформизма составляет пропаганда классового сотрудничества в кооперативах. Кооперативные реформисты отдают дань уважения ценностям и принципам кооперации. Учитывается рост экономической мощи кооперативных орга­низаций.

Идея социалистического преобразования общества пропа­гандировалась ещё Р. Оуэном и Ш. Фурье, которые преследовали возвышенные цели. Они предлагали преобразовать капитали­стическое общество в социалистическое путём создания сети производственно-потребительских общин и фаланг, которые, как мы знаем, не. являлись кооперативами, а обладали лишь отдельными чертами кооперативов.

Впоследствии различные кооперативные доктрины «от­почковались» от более обширного и высокого идеала указанных «патриархов социализма». С развитием самого кооперативного движения учения о нём получили самостоятельную жизнь, но их родовая связь с представлениями о лучшем будущем со­хранилась.

Во второй половине XIX в. в европейских странах активно обсуждался вопрос о необходимости и путях перехода от ка­питализма к социализму. Разброс мнений был большой* но два пути обнаружились вполне отчетливо: один — революционный, немирный, другой — эволюционный, мирный. Большинство коо­перативов сделало выбор в пользу второго пути. Так оформилась теория постепенного мирного преобразования общества чисто кооперативными средствами (вариантом является завоевание кооперацией ведущей роли в экономике). Для данной теории характерны, с одной стороны, преувеличение роли и социально преобразующих возможностей кооперативов, а с другой — пол­ное отрицание идеи классовой борьбы, диктатуры пролетариата, экспроприации буржуазии. Сторонники этой теории выступают за проведение общественных реформ, сотрудничество классов и гражданский мир, чего не приемлют представители наиболее радикальных, левых партий.

Вместе с тем довольно значительная часть кооператоров не расстаётся с идеей социализма. Указанная выше теория в 1904 г. получила название «кооперативного социализма»: именно так эту теорию определил немецкий кооперативный деятель эконо­мист Г. Крюгер, который, однако, сам твёрдо стоял на позициях политического нейтралитета кредитной и потребительской кооперации. Оппонентами Крюгера были кооператоры-социа­листы.

Идеи развития кооперации для освобождения труда из подчинения капиталу. Кооперативному движению в период его становления не везло в науке в том смысле, что разработкой вопросов кооперации занимались лишь отдельные из именитых учёных, да и они делали это только попутно и редко специально.

Во Франции социалист, теоретик анархизма и экономист П. Ж. Прудон выдвинул проект «прогрессивной ассоциации», объединяющей на принципе мютюэлизма (взаимопомощи) ре­месленников, торговцев, рабочих и владельцев мелких предпри­ятий для достижения эквивалентного обмена. Свою идею мирного переустройства общества он связывал с осуществлением реформ в банковском деле, сфере обращения. Полагал, что социальное освобождение трудящихся возможно с помощью производст­венных, кредитных и потребительских ассоциаций.

Свой след в истории кооперативных идей оставили ещё три крупных представителя науки: швейцарский экономист Л. М. Э. Вальрас, один из родоначальников теории предельной полезности, в 1865 г. издал свою работу «Ассоциации народного потребления, производства и кредита»; английский экономист и философ Дж. С. Милль, который глубоко верил в кооператив­ный идеал, в успех производственной кооперации в будущем; основатель кембриджской школы А. Маршалл в первом томе своего главного труда «Принципы экономической науки» (1890) несколько страниц посвятил исследованию кооперативной сис­темы в целом.

Так что за небольшим исключением различные концепции кооперации разрабатывали в основном непосредственные участники кооперативного движения — его энтузиасты, идеологи, во­жаки, лишь иногда — политические и общественные деятели.

Великие утописты кооперацию понимали широко в виде универсальных общин (коммун), перестраивающих всю жизнь своих членов; потом понятие кооперации сузилось, и она стала рассматриваться как всё многообразие кооперативов, обслужи­вающих лишь отдельные стороны жизни людей.

Первыми кооперативными социалистами явились, вероятно, У. Кинг и Ф. Бюше, которые общественное предназначение уже этой узко трактуемой кооперации тоже видели в освобождении труда из подчинения капиталу.

Теоретик кооперации У. Кинг выступал в качестве соци­ального реформатора. По его мнению, кооперация должна освободить людей труда, прежде всего рабочих, от оков нищеты, физического и морального вырождения, она должна послужить орудием борьбы против массового обнищания народа. Кинг хотел посредством кооперации изменить самые основы всей эконо­мической жизни страны, освободить труд из того подчинения, в котором он находится у капитала. Мы работаем для других, писал он, нужно начать работать на самих себя.

Средством уничтожения существующей системы наёмного труда и является, по мнению Кинга, кооперация. В ней он надеет­ся приобрести оружие, с помощью которого неимущий рабочий может освободиться от необходимости работать на фабриканта или заводчика. Конечная цель кооперативного движения и за­ключается в том, чтобы зависимого и несвободного работника сделать самостоятельным и свободным. Чтобы достигнуть этого, кооперативное товарищество должно собрать деньги и образо­вать общественный капитал для приобретения всех необходи­мых средств производства, включая землю.



Этот капитал создаётся за счёт самопомощи членов, т. е. их скромных взносов, а потом, по мере развития кооператив­ного дела, увеличивается за счёт роста прибыли кооператива. С возрастанием капитала для членов кооператива открывается возможность тем или иным способом получать работу.

Ежегодно накопляя значительные капиталы, рабочие-ко­операторы смогут открывать фабрики, приобретать участки пахотной земли. Придёт признание экономической мощи ра­бочего класса. Таким образом, этому классу не хватает не силы или возможности приобрести средства производства, а только знаний и умений, сознания своей силы и способности использо­вать её надлежащим образом в целях своего освобождения от ига капитализма. Для успеха дела освобождения рабочим следует непосредственно соединить свой труд с кооперативным капита­лом, вооружиться знаниями и усвоить принципы кооперации.

Так У. Кинг наметил плавный переход от кооперации по­требительской к кооперации, сочетающей промышленность и земледелие. Он верил в особую силу кооперации, которая, по его мнению, способна не только уничтожить безработицу и бедность, но и обеспечить социальное освобождение рабочего класса. В начале 30-х годов XIX в. имя Кинга в кооперативном движении Великобритании стало широко известно.

У. Кинг отвергал упрёки тех, кто считал кооперацию вра­ждебной религии и нравственности. Он был сыном священника и, возможно, поэтому его учение имело религиозную окраску. Он полагал, что истинная кооперация является воплощением нравственных принципов Христа и что именно дух христиан­ства обеспечит кооперативам жизнеспособность. В этом смысле Кинг был одним из предшественников школы христианских социалистов.

Кооперация в экономической программе христианского социализма. Примерно такой же план, какой был у Кинга, именно в тот период, но только во Франции выдвинул Ф. Бюше — ос­нователь новокатолической школы, стремившийся сочетать католицизм с социализмом. Бюше делал упор на организацию производственных ассоциаций, рекомендовал принимать в эти кооперативы верных католиков, которые должны были выпол­нять все религиозные обязанности и причащаться не реже одного раза в год.

Ф. Бюше явился «прародителем» производственных коопе­ративов, подробно разработал принципы ассоциации, которые нашли практическое применение. Образование неделимого, «нераздельного и неотчуждаемого» фонда за счёт 20% чистой прибыли ассоциации явилось наиважнейшим принципом кооперативного строительства, и он отдалённо напоминал идею Кинга о создании кооперативного общественного капитала.

Ф. Бюше был первым, кто определил производственную ассоциацию как средство предоставить орудия производства самим работникам с условием, что эти работники удержат их в своём распоряжении.

Участники производственного кооператива должны были стать «его собственными предпринимателями». Такой коопера­тив Бюше рассматривал не просто как обычное средство улуч­шения положения работников путём справедливой оплаты их труда, а как инструмент для проведения широких общественных реформ, коренной перестройки экономики и общества, пре­одоления людского эгоизма.

По инициативе Бюше и его последователей летом 1832 г. об­разовалась производственная ассоциация парижских столяров. В её уставе было записано, что столяры «соединились в ассо­циацию по причине недостаточности капитала и по нежеланию подчиняться предпринимателям». Говорилось и о том, что они, участники ассоциации, решили освободиться от порабощения; люди должны не порабощать друг друга, они «должны любить и поддерживать друг друга».

Главное, считал Ф. Бюше, — производственная ассоциация должна быть свободна и основана на самодеятельности членов, на их взаимном интересе. Такие ассоциации способны разре­шить социальный вопрос и должны существовать вечно. Бюше рассчитывал, что, постоянно увеличиваясь и переходя от поко­ления к поколению, неделимый фонд позволит ассоциированным трудящимся выкупить у буржуазии все орудия производства; тогда экономическую основу новой модели общества — христи­анского социализма — составят кооперативная собственность, кооперативное производство.

Идеи француза Ф. Бюше были подхвачены английскими христианскими социалистами. Свою деятельность в качестве энтузиастов производственной кооперации они начали в 1848 г. Они отвергали частную собственность, считали собственность даром Божьим, предназначенным для служения общему бла­гу. Английские христианские социалисты выступали и против насильственных переворотов, и против требования чартистами социальной реформы. «Все свои надежды, — писал кооператор профессор К. А. Пажитнов, — они возлагали на добрую волю людей и на их воспитание в духе Евангелия». Чтобы преобра­зовать капиталистическое общество на новых началах, считали они, нужно поставить в основу экономики принципы производ­ственной ассоциации.

Христианские социалисты учредили в Лондоне Общество содействия рабочим ассоциациям. Интеллектуалы своего вре­мени, они развернули агитацию за организацию кооперативного производства. Видный деятель из этого круга лиц Э. Ванситарт-Нил рассуждал, что рабочие — братья, а труд — деятельность братства людей, соединившихся для общей пользы, а потому отвергающих мысль о соперничестве друг с другом. Эти рабочие-братья призывались образовать промышленные предприятия социалистического характера, где прибыль, остающаяся по вы­плате обычной заработной платы и процентов на капитал, шла бы на общую пользу всей группы кооператоров, труд которых создал эту прибыль.

Христианские социалисты занимались организацией про­изводственных кооперативов сначала в мелкой ремесленной промышленности, а затем в крупной обрабатывающей и до­бывающей отраслях промышленности. Но везде эти попытки оканчивались банкротствами. Коммерческие неудачи само­стоятельных производственных ассоциаций привели к тому, что английские потребительские общества и их объединения организовали собственное производство, которое оказалось вполне успешным.

Но и после этого христианские социалисты продолжали ак­тивно участвовать в кооперативном движении. Первый секретарь Британского кооперативного союза Э. Ванситарт-Нил и известный кооператор христианский социалист Т. Юз выпустили ценный труд под названием «Основы: опыт этики и экономики коопера­тивного движения» (1879), который явился для кооператоров не просто «руководством», и представлял своего рода их «кредо».

В этом труде обращают на себя внимание следующие по­ложения:

• готовность кооперации к сотрудничеству с государством, без его помощи;

• отрицательное отношение к идее государственного со­циализма;

• признание христианской религии в качестве идеологи­ческого базиса для кооперации, тоже стремящейся к осущест­влению божественной заповеди: «Люби ближнего своего, как самого себя»;

• объявление социальной реформы, проводимой коопера­цией, скорее практикой, чем теорией, а кооператоров — соци­альными реформаторами;

• тезис о том, что социальные проблемы могут быть решены не насилием, а любовью, добровольной кооперацией;

• утверждение, что кооперация способна разрушить анта­гонизм между капиталом и трудом;

• предостережение, что не следует кооперацию насаждать путём законодательства;

• констатация того факта, что в практической области коо­перации, имеющей бесспорные успехи, угрожают две опасности: эгоизм членов и их индифферентность.

«Основы» стали теоретическим вкладом английских коопе­раторов — христианских социалистов в разработку кооператив­ной идеологии. Нетрудно заметить, что некоторые постулаты в приведённом перечне актуальны и сегодня.

Теория производственной кооперации Л. Блана и Ф. Лассаля. Относительно более полное выражение теория кооператив­ного социализма нашла во взглядах французского социалиста Л. Блана.

План Ф. Бюше был рассчитан на производственное коо­перирование мелких ремесленников. Для использования этого плана в интересах наёмных рабочих крупной промышленности нужны были изменения, и они были сделаны Л. Бланом в его небольшом сочинении «Организация труда». Автор называет производственные кооперативы «социальными мастерскими». В каждой мастерской добровольно объединяются рабочие только одной профессии, заработная плата устанавливается примерно в одинаковом размере для всех, управление мастерской осуществляется на выборных началах, но в течение первого года мастерская управляется представителем правительства. Ведь первоначально эти мастерские, по идее Блана, должны были создаваться на средства государства. Благодаря развитию сети мастерских-кооперативов исчезнет конкурентная борьба, вос­торжествует принцип солидарности. Производственные коопе­ративы под именем общественных мастерских станут ячейками будущей системы ассоциации, в результате вырастет целое коллективистское (т. е. социалистическое) государство.

Таким образом, Л. Блан примыкал не только к социалисти­чески настроенным кооператорам, но также и к сторонникам государственного социализма.

Он предлагал, чтобы государство взяло на себя роль ре­гулятора отношений между отдельными производственными ассоциациями: снабжало их кредитом, устанавливало цены на продукты их производства, распределяло прибыли и убытки, приспособляло производство к запросам потребителей и т. д. Следовательно, предполагалось, что государство должно взять на себя инициативу экономических реформ при сохранении хо­зяйственной самостоятельности отдельных производственных ассоциаций и что такие условия выведут рабочих из положения наёмных работников и приведут к положению членов собствен­ных ассоциаций.

Л. Блан писал, что «главный вопрос состоит в том, чтобы заставить каждую ассоциацию смотреть на себя как на часть целого и чтобы она, под влиянием эгоистических соображений, не отделяла своих интересов от интересов всех рабочих». Для этого двери всех ассоциаций должны быть открыты для всех желающих вступить, а для расширения хозяйства ассоциа­ции — создать социальный фонд из ежегодных вычетов с суммы прибылей. В ходе осуществления столь широкого социального опыта правительство опять-таки должно покровительствовать успешным ассоциациям, добившимся нравственного и матери­ального улучшения положения своих членов-рабочих.

Во время революции 1848 г. Л. Блан стал министром времен­ного правительства Франции, принял на себя роль выразителя чаяний рабочих и полупролетарских слоев. Правительством был выделен кредит на организацию производственных ассоциаций. Однако созданные при денежной помощи государства и под его надзором кооперативы просуществовали недолго.

Идею производственной кооперации, осуществляемой с помощью государства, спустя почти 20 лет заимствовал Ф. Лассаль — основатель Всеобщего германского рабочего союза, ад­вокат по профессии и блестящий оратор.

Выдвинув программу учреждения производственных ассо­циаций, финансируемых юнкерско-буржуазным государством, он рассчитал, что для их устройства достаточно было бы перво­начально получить 100 млн талеров.

По этому вопросу Лассаль остро дискутировал с пионером кредитной кооперации Г. Шульце-Деличем, который реши­тельно отвергал идею государственной помощи и отстаивал принцип самопомощи кооператоров. В своём «Гласном ответе» (1863) основателю кредитной кооперации Ф. Лассаль утвер­ждал, что «свободная добровольная ассоциация работников, но осуществлённая помощью и покровительством государства, есть единственный выход из бедственного положения рабочего сословия». Помощь членам производственных ассоциаций в деле самоорганизации и самообъединения он объявлял обязанно­стью государства и способом превращения рабочих в совместных предпринимателей.

Как склонить правительство к оказанию помощи ассоциа­циям? Лассаль предложил для этого создать рабочую партию, добиться всеобщего равного и прямого избирательного права и народного большинства в парламенте. В этом он видел возмож­ность голосования в парламенте за выделение государственных субсидий, а производственные ассоциации трактовал как способ получения рабочими всего «неурезанного» продукта своего тру­да. (Хотя практическая неосуществимость идеи неурезанного дохода работника к тому времени экономической наукой уже была доказана.) В конечном счёте с идеей производственных ассоциаций Лассаль связывал переход Германии к новому хо­зяйственному строю — «свободному народному государству».

Столь же ошибочно социалист Ф. Лассаль считал беспо­лезными и даже вредными увлечения немецких рабочих потребительскими обществами. По его мнению, потребительские общества не смогут помочь рабочему сословию в силу теории минимума средств существования, которую он назвал «желез­ным законом заработной платы».

Лассалевский «железный закон заработной платы» опро­вергнут учёными экономистами и самой жизнью. Но именно из него исходил Лассаль, выступая против потребительских обществ: мол, то, что рабочие выиграют в кооперативной лавке, они потеряют на понижении своего заработка. Отсюда он делал ложный вывод, что рабочему следует помочь не как потребите­лю, а как производителю.

Попытки обосновать необходимость создания рабочих про­изводственных кооперативов на деньги налогоплательщиков предпринимались спустя даже более чем сто лет. Английский кооператор П. Деррик в книге «Социализм 70-х?» (1970) призы­вал своё правительство вкладывать государственные средства в новые предприятия, создаваемые на принципах производст­венных кооперативов. С точки зрения создания новых рабочих мест идея кажется правильной, и развитие подобной формы производства заслуживает поощрения. Но Деррик ошибался, рассматривая такие кооперативы как средство социализации предприятий и способ утверждения в рамках капитализма «но­вого общественного кооперативного строя».

Реальности таковы, что ещё со времён Блана и Лассаля в мире постоянно доминировало кооперативное движение потре­бителей и лишь с недавних пор произошло некоторое оживление кооперативного движения производителей.

В разные периоды кооперативного движения в разных странах идеологии кооперативного социализма придерживались или руководствовались ею рочдеилские пионеры, теоретики и практики кооперации Дж. Коул и П. Деррик в Великобритании, Э. Ансель в Бельгии, Г. Кауфман в Германии, Г. Мюллер в Швей­царии, Б. Лавернь во Франции, Н. А. Каблуков, М. И. Туган-Бара-новский в России, Д. Давидович в Канаде, Е. Р. Боуэн в США. Это лишь малая часть из тех многих тысяч кооператоров, которые верили в возможность кооперативного социализма.

Несмотря на рост и развитие кооперативного движения, на более или менее скорое построение кооперативного социализма сегодня может рассчитывать только неисправимый мечтатель. Наиболее рассудительные теоретики и практики кооперации достаточно давно убедились в несбыточности идей тех, кто в про­шлом искренне верил, что одними кооперативными средствами они способны преобразовать мир, создать великое кооперативное сообщество. Мечты о кооперативном социализме, осуществле­ние которых связывалось прежде всего с идеей использования производственной кооперации, остались в прошлом.

Кооперативное движение начала XXI в. испытывает оп­ределённые трудности, но в целом развивается поступательно. И будущее кооперации ныне связывается с максимальным приближением всего кооперативного аппарата к членам-пай­щикам, с оказанием им широкого комплекса кооперативных услуг, с усилением социальной функции кооперативов с целью повышения уровня занятости трудоспособного населения, в деле преодоления бедности и голода, для содействия решению экологических проблем на местном уровне.

9.2 Кооперативизм, или «кооперативная республика»

Особой разновидностью кооперативных теорий является кооперативизм. Его суть сводится к тезису: «Ни капитализм, ни социализм, а кооперация». Представители данного направления кооперативного реформизма кооперацию рассматривали как новую самостоятельную экономическую формацию. Целью они считали создание тотальной кооперативной экономики, а путь к ней — «третьим путём» общественного развития. Высшим этапом политической организации будущего общества была объявлена кооперативная республика, законодательные и исполнительные органы которой формируются из выборных представителей кооперативных обществ и союзов.

В конце XIX — начале XX в. в европейских странах наи­большие хозяйственные успехи сопутствовали розничным потребительским обществам и обществам оптовых закупок. В результате возникла концепция, в которой определяющая роль отводится потребительской кооперации. Эта концепция отдалённо напоминает взгляды английского кооператора У. Кин­га, хотя родилась во Франции спустя полвека на новом витке кооперативного движения. Основу концепции составил принцип «гегемонии потребителя», выдвинутый ранее немецким коопе­ратором Э. Пфейффером.

В небольшом южном французском городе Ним, в котором действовали потребительские кооперативы «Пчела» и «Солидар­ность», кооператоры Э. де Буав и А. Фабр в 1884 г. организовали общество народной экономики, целью которого являлось содей­ствие развитию кооперативного движения. К членам общества, получившего вскоре название нимской школы, присоединился профессор политической экономии Ш. Жид, впоследствии вы­дающийся кооператор. Он и стал главным теоретиком и пропа­гандистом этой школы. Благодаря ему теория «кооперативизма» получила классически законченную форму.

Как экономист Ш. Жид был последователем австрийской школы, разработавшей теорию предельной полезности благ; сферы обращения и потребления были объявлены этой школой главными сферами экономики. Будучи сторонником меновой концепции, отрицающей примат производства, Жид тоже ре­шающую роль в хозяйственной жизни общества отводил товар­ному обращению, обмену. В своём учебнике он писал: «Произве­сти — пустяк, важно продать, найти сбыт». С этих позиций он подходил и к оценке того или иного вида кооперации.

Ш. Жид считал, что современное производство, страдающее известными недостатками, может быть наилучшим образом реформировано через широкое развитие кооперативов, прежде всего потребительских обществ, занимающихся главным обра­зом торговлей, удовлетворением личных потребностей человека. Он определял кооператив как объединение людей, преследую­щих общие экономические, социальные и образовательные цели путем осуществления хозяйственной деятельности. Кооператив, по мнению Жида, — средство не только для некоторого улуч­шения условий жизни, но и для основательного общественного обновления.

Рассуждая по-французски остроумно, хотя и не всегда достаточно логично, он утверждал, что хозяевами положения в обществе являются производители товаров, а ими должны стать потребители. Ведь потребление — конечная цель экономики, а производство — это только средство. Все люди (и бедные, и богатые) являются потребителями, одинаково нуждаются в при­обретении дешёвых товаров и, следовательно, заинтересованы в создании и развитии потребительских обществ. Не все люди — производители благ, а потребители — это весь мир.

Ш. Жид выдвигает программу кооператоров всех стран, которую необходимо осуществить в три этапа. Она казалась легко выполнимой.

«Соединиться друг с другом, образовать силу, извлечь из своей прибыли возможно больше средств, для того чтобы осно­вать большие оптовые магазины, делать массовые закупки — вот первый этап.

Продолжать накоплять, при помощи вычетов из прибы­лей, значительные капиталы и, при помощи этих капиталов, стараться, производить прямо и за свой собственный счёт всё необходимое для своих потребностей; создавать булочные, мельницы, суконные фабрики, мастерские готового платья, экипажей, фабрики шляп, мыла, бисквитов, бумаги — вот второй этап.

Наконец, в более или менее отдалённом будущем приобрести собственные земельные участки и фермы, и производить прямо на своей земле хлеб, вино, растительные масла, мясо, молоко, масло, птицу, яйца, овощи, фрукты, цветы — вот последний этап».

В этой программе обращает на себя внимание такая «ме­лочь» : ничего не говорится о производстве металла или станко­строении, добыче угля или нефти, зато не забыты даже шляпы, вино и цветы.

Тем не менее Жид полагал, что в результате мирного овла­дения всей торговлей, отраслями лёгкой и пищевой промыш­ленности и сельскохозяйственным производством благодаря сотрудничеству потребителей на почве политического нейтрали­тета возникнет новая общественная система — кооперативная республика.

Главный теоретик нимской школы допускает возможность использования для её достижения и остальных видов коопе­рации, но первенство отдаёт потребительским обществам: в их руках должен находиться экономический аппарат всей коопе­рации. Объединённым потребителям должны принадлежать не только магазины и сельскохозяйственные предприятия, но и банки, промышленные и страховые компании.

Задачу кооперации Жид видел в подготовке нового экономи­ческого порядка, полагая, что социальное преобразование может быть осуществлено исключительно мирным путём, в конце кон­цов путём образования интегральных кооперативных обществ и их федераций.

Итак, назовём основные положения кооперативизма:

• в капиталистическом обществе все бедствия трудящих­ся — от бесконтрольного хозяйничанья и разгула эгоизма круп­ных частных собственников и множества посредников;

• наладить рациональное производство и распределение в интересах потребителей способны потребительские общества;

• для этого всех потребителей (а ими являются все) необ­ходимо объединить в потребительские кооперативы;

• это позволит потребителям диктовать условия производ­ству, уменьшить прибыль до «справедливой нормы» и улучшить положение всех трудящихся;

• так мирным путём будет захвачена вся экономика и соз­дана кооперативная республика;

• частная собственность в этой республике сохранится, но она будет находиться в совместном владении членов коопера­тивов.

У теории «кооперативной республики», или кооперативиз-ма, всегда было много критиков и столь же много сторонников. Учениками, и последователями Ш. Жида являлись, например, А. Додэ-Бансель, Э. Пуассон во Франции, П. Ламбер в Бельгии, Д. П. Уорбасс в США, В. Ф. Тотомианц в России, Д. Г. Карве в Индии.

Остаётся отметить тот факт, что за более чем столетний период осуществить идею кооперативной республики не удалось ни в одной стране. Вытеснить капиталистическую экономику кооперация не смогла. Ещё в 1969 г. с трибуны конгресса Меж­дународного кооперативного альянса было прямо заявлено, что теперь уже даже самые большие оптимисты из кооператоров оставили надежду дойти до кооперативной республики. Но идея эта привлекательна, как и сама кооперация.

Ш. Жид был убеждённым противником войны, с симпати­ей относился к России и её кооперативному движению. Одно время он состоял в переписке с кооператором-энтузиастом Н. П. Баллиным, полемизировал с коммунистом-кооператором Н. Л. Мещеряковым.

В день празднования 25-летия Центросоюза в 1923 г. ста­рый профессор выступил с речью перед кооператорами нашей страны в Москве. «Французы и русские, — сказал Ш. Жид, — мы можем с двух различных концов созерцать одну и ту же звез­ду, звезду кооперации, несущую благую весть справедливости и мира между всеми народами».

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Кооперативные союзы, их необходимость и виды | Кооперативный капитализм: основы теории и практическое воплощение


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 85; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.011 сек.