Зарождение кооперативной мысли

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КООПЕРАТИВНОГО ДВИЖЕНИЯ

Зарождение кооперативной мысли

Кооперативное движение породили факторы двоякого рода: во-первых, изменения материальных условий жизни народа, резкое ухудшение положения рабочих, ремесленников и кус­тарей, мелких крестьян и, во-вторых, зарождение и развитие кооперативной мысли, идей достижения справедливости и ра­венства людей путём объединения.

Вопрос о том, какой из этих двух факторов сыграл домини­рующую роль, до сих пор в науке остаётся спорным так же, как является спорным решение основного вопроса философии — об отношении сознания к бытию, духовного к материальному. И в принципиальных вопросах наука бескомпромиссна.

В теории кооперации тоже есть две группы представителей, одни из которых рождение ранних кооперативов связывают в основном с жизненной необходимостью, с «материей», а другие — исключительно с мыслительной деятельностью, с «сознанием».

Видный теоретик и историк кооперации М. И. Туган-Барановский в своём фундаментальном труде «Социальные основы кооперации» (1916) утверждал, что кооперативы, кооперативные предприятия явились результатом сознательной деятельности своих духовных отцов. «Кооперация, — писал он, — была рань­ше придумана отдельными людьми как средство преобразования существующего социально-экономического строя и лишь в непосредственной связи с этим творческим замыслом стала могучей социальной силой. В противоположность «естественно­му» процессу развития капитализма кооперация была создана "искусственно"».

Действительно ли теория кооперации возникла раньше кооперативной практики? Кто же они, эти духовные отцы, кото­рые, подытожив опыт предшествующего развития общества и учитывая назревшие запросы новейшего времени, «придумали кооперацию»? Были ли такие «отдельные люди», которые, «от­крыв» кооперативы, произнесли архимедово слово «эврика»?

Самыми выдающимися провозвестниками идеи кооперации явились гуманисты англичанин Р. Оуэн и француз Ш. Фурье. Но у них были предшественники и последователи.

Результатом кооперативной мысли, или мышления, явилась идея кооперации. Она возникла в рамках общественной мысли, известной как утопический социализм. Название этой модели социализма дало произведение английского писателя и государ­ственного .деятеля Т. Мора «Золотая книга, столь же полезная, как забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия1» (1516). Автор изобразил удивительную страну, где нет частной собственности, управление демократическое, необходимые продукты люди получают по потребностям из об­щественных складов, все граждане трудятся. «Меньше кормите бездельников» — восклицает Т. Мор от имени ведущего рассказ о стране Утопия.

Произведениями примерно такого же рода явились «Новая Атлантида» философа Ф. Бэкона в Англии, «Город Солнца» монаха-доминиканца Т. Кампанеллы в Италии, труды фран­цузских утопистов Ж. Мелье, Г. Мабли и др. В этих работах кооперативные идеи пока отсутствовали. Но свои построения авторы черпали из опыта средневековых общин, не являющихся собственно кооперативными объединениями.

В течение длительного периода, со времени возникновения первых хозяйственных объединений ремесленников, рабочих и крестьян, развитие социалистических и зарождение коопера­тивных идей происходит в едином потоке, слитно.

Первые носители кооперативных идей.Одним из наиболее ранних представителей собственно кооперативной мысли был голландский ученый П. К. Плокбой, который в 16 5 9 г. опубликовал памфлет О. Кромвелю «Предложение способа сделать бедняков этой и других наций счастливыми».

Плокбой предложил создать хозяйственное товарище­ство, «маленькую республику» с ограниченной частной соб­ственностью. Земля, движимое имущество закреплялись за теми, кто вносил их в общее пользование. Но дохода членам товарищества они не приносили, вознаграждался только труд. Владение частной собственностью сохранялось. В товарищест­ве могли работать и его члены, и наёмные рабочие, но рабочий день для членов устанавливался в два раза короче. Плокбой полагал, что организация товарищества должна привести к экономии живого труда, удешевлению продукции, увеличе­нию прибылей.

Английский экономист Дж. Беллерс в своей книге «Про­ект учреждения рабочего колледжа всех ремёсел и сельского хозяйства» (1695) предложил ещё более совершенную форму товарищества, или кооперативной колонии. «Рабочий колледж» организуется на членские взносы, членство в нём является доб­ровольным, доход между участниками распределяется по труду и капиталу. Но основным мерилом оценки вклада участника служат не деньги, а доля труда, вложенная в общественное про­изводство. Предполагалось, что «колледж» будет осуществлять также обучение членов профессиям. Проект предлагался как средство избавления обездоленных членов общества от имуще­ственного неравенства и нищеты.

«Маленькая республика» П. К. Плокбоя и «рабочий кол­ледж» Дж. Беллерса обладали многими чертами производствен­ного кооператива. Эти два автора по существу явились первыми теоретиками и пропагандистами производственной кооперации. Идеи Дж. Беллерса оказали влияние на Р. Оуэна, который издал книгу о «рабочих колледжах», а автора идеи назвал своим учителем.

Некоторые положения указанных работ П. К. Плокбоя и Дж. Беллерса впоследствии легли в основу принципов коопе­ративного движения.

Во Франции вклад в формирование идей кооперации внесли писатели Д. Верас д»Алле и Н.-Э. Ретиф де ла Бретонн.

Первый из них в романе «История севарамбов» повествует о реформированном обществе севарамбов — народа страны, открытой путешественником, потерпевшим кораблекрушение. Богатства в этой стране принадлежали народу, царило равнопра­вие, труд был обязателен для всех. Основной производственной ячейкой являлась осмазия, т. е. товарищество, объединяющее около 1000 человек. Люди объединялись в товарищества для производства и потребления. Товарищества, находящиеся вне города, занимались в основном сельским хозяйством, городские товарищества были преимущественно промышленными. Ма­териальные блага распределялись по потребностям. Каждое товарищество имело большой дом, в котором жили и работали его члены. Предвосхищая Ш. Фурье, Верас подробно описывает устройство дома, планировку внутреннего Двора товарищества, даже украшающие его цветники. Товарищество имело общую кухню и общий стол, которым пользовались все живущие в доме. В стране-республике не было ни богатых бездельников, ни бедняков.



Близко подошёл к позднейшим представлениям о коопе­рации Н.-Э. Ретиф де ла Бретонн. В своих произведениях он на протяжении ряда лет настойчиво пропагандировал коопера­тивные идеи. В романах «Совращенный поселянин» и «Жизнь отца моего» автор описывает сельские ассоциации, созданные на кооперативных началах, с общинными пекарней, столовой, амбаром для зерна. В других произведениях Ретиф де ла Бретонн рекомендует рабочим создавать производственные кооперативы. Особенно часто он пишет об ассоциациях типа потребительских кооперативов, в которых члены их, хотя и зарабатывают отдель­но, но заработок объединяют для совместного ведения домашнего хозяйства.

В заключение романист выдвигает план переустройства общества на кооперативных принципах. По этому плану в каж­дой социальной группе населения создаются свои кооперативы, которые организуют между собой непосредственный обмен, устраняя частных торговцев. Обмен совершается на основе безналичного расчёта. Кооператив обеспечивает своих членов жильём, одеждой и организует общественное питание.

Таким образом, кооперативные идеи имеют значительную давность, выдвигались как составляющие идеи построения более совершенного общества.

Начиная с революции 1789 г. и до конца XVIII в. во Фран­ции было выдвинуто несколько планов-проектов устройства общественных мастерских, производственно-потребительских ассоциаций и потребительской кооперации, в которых коопера­тивные идеи выступали уже в чистом виде. От подобного рода планов и проектов Ш. Фурье пришёл к идее полной, всесто­ронней ассоциации, к идее производственно-потребительских товариществ.

Основоположники кооперативной философии.Решающую роль в превращении зародышей идей кооперации в кооператив­ную философию, в близкую к науке теорию сыграли великие социалисты-утописты Р. Оуэн и Ш. Фурье.

Оба мыслителя никогда не ставили своей задачей развитие кооперативного движения в его современном понимании. Их це­лью была коренная переделка существующего строя, переход к разумному и справедливому обществу. Развивая свои идеи, оба философа одновременно высказывались по широкому кругу вопросов: об организации производства и труда, уничтожении противоположности между городом и деревней, обучении и нравственном воспитании граждан будущего, превращении го­сударства в простое управление производством и т. д. Оба они (особенно Фурье) остро критиковали капитализм, его алчную и гнусную сущность, его язвы и пороки, отстаивали идею замены этого строя новым, более совершенным.

Основным способом преобразования общества они считали создание самоуправляющихся производственно-потребитель­ских ассоциаций типа либо общин (Оуэн), либо фаланг (Фурье), участники которых должны были заниматься одновременно земле­делием и промышленным произ­водством. Предполагалось, что эти ассоциации, продемонстрировав на опыте счастливую, полную достат­ка жизнь, смогут привлечь к себе широкие круги людей, включая и богатых (Фурье). Затем, множась и развиваясь, ассоциации должны были объединиться в федерации и в конце концов заменить сущест­вующий общественный строй. Р. Оуэн и Ш. Фурье не были кооператорами в современном узком смысле этого слова, т. е. не являлись деятелями, работниками кооперации; но они были коо­ператорами в том смысле, что выступили в качестве идеологов кооперации, неформальных лидеров кооперативного движения на стадии формирования.

Взгляды Р. Оуэна и Ш. Фурье на пути переустройства об­щества в целом совпадали, но в деталях расходились; между общинами Оуэна и фалангами Фурье существовали не только сходство, но и важные различия.

Р. Оуэн, сын ремесленника-шорника, начал трудиться 9-летним мальчиком. Спустя десять лет благодаря самооб­разованию и трудолюбию он стал известным в деловом мире. Перед ним открылся путь к славе и богатству. Но к ним-то он не стремился. Первостепенное значение Оуэн придавал человече­ской взаимопомощи и честности, сотрудничеству и братскому единению, управлению без наказаний, утверждению равенства и справедливости — всему тому, что принято называть нравст­венными ценностями кооперации.

Он выдвинул план преодоления бедности в стране, решил личным примером доказать возможность вытащить людей труда из нищеты и избавить от невежества. Это вполне удалось Р. Оуэну, когда он в свои 30 лет стал совладельцем и управляющим большой текстильной фабрикой в шотландском посёлке Нью-Ланарк под Глазго. Жизненный уровень фабричного люда заметно повысился, а посёлок, вчера ещё сравнимый с нрав­ственным и экономическим болотом, всего за четыре года ему удалось превратить в цветущий сад довольства и человеческого благополучия.

Сюда стали приезжать тысячи аристократов, парламента­риев, дипломатов, и их отзывы об увиденном были восторжен­ные.

Опыт реформ в Нью-Ланарке Оуэн стремился внедрить во всю промышленность страны, но собрание английских фабри­кантов, проходившее в Глазго в 1815 г., это намерение не под­держало.

Препятствием на пути к благосостоянию рабочих Оуэн считал их разобщённость. Родилась его знаменитая формула: «в единении — сила и мудрость». Он выступил за кооперацию рабочих и ремесленников путём создания трудовых коммун и профессиональных союзов.

Идея кооперации Р. Оуэном овладела далеко не сразу. Лишь в 1817 г. он предложил английскому парламенту принять закон о строительстве земледельческих и мануфактурных поселений единства и взаимной кооперации. Оуэн составил план организа­ции на 1200 акрах (около 500 гектаров) земли поселения-общины с подробным описанием расположения центрального здания с общественной кухней и столовой, здания школы с библиотекой, жилых домов, больницы, гостиницы, складов. По плану все эти объекты были окружены садами, а за садами располагались пивоваренный завод, мельница, прачечная, машинные мастер­ские, конюшни, бойня. Далее — обрабатываемые поля общины, пастбища, посадки фруктовых деревьев.

Оуэн предложил осуществить проект в государственном масштабе за счёт собираемых правительством налогов в пользу бедных и средств благотворительных учреждений. Агропро­мышленные поселения могли явиться способом создания рабочих мест, избавления народа от нищеты и решения острой жилищной проблемы. Но проект Оуэна поддержки властей не получил.

Уже тогда Р. Оуэн приступил к разработке общей теории кооперации. В его печатных работах и конкретных делах обозна­чились исходные положения кооперативной теории и практики: добровольный характер членства, автономность объединения, согласование экономических интересов участников, забота об общем благе, совместный труд, образование и др. Однако важ­но уточнить: Оуэн имел в виду кооперацию, а не кооперативы,предметом его забот была община, которая не во всём соответ­ствовала позднейшим представлениям о кооперативе.

С целью доказать практическую осуществимость своих идей Р. Оуэн отправился в США, где в штате Индиана за свой счёт приобрёл 12 тыс. гектаров земли, хозяйственные построй­ки и дома. В 1825 г. он основал здесь колонию «Нью-Гармони», т. е. производственно-потребительскую общину. В неё вступили около 900 человек — люди весьма разные по интересам и на­клонностям.

Выла разработана и принята конституция (устав) общины. Документ провозглашал ключевые идеи «Нью-Гармони»:

«Наша цель, общая со всеми разумными существами, — счастье.

Наши принципы:

Равенство прав для всех совершеннолетних, независимо от пола и положения.

Равенство обязанностей, видоизменяемых в зависимости от физической и умственной пригодности.

Кооперативное объединение в работе и развлечениях.

Общность имущества.

Свобода слова и действий.

Искренность во всех наших мероприятиях.

Доброжелательство во всех наших действиях.

Вежливость в общении.

Порядок во всех наших делах.

Сохранение здоровья.

Приобретение знаний.

Хозяйственная практика или производство и потребление всего лучшего самым благотворным способом.

Соблюдение законов страны, в которой мы живём. <...>

Мы наблюдали в делах человечества, что люди произво­дительны в своей деятельности, продуктивны в работе и счаст­ливы в общественной жизни только тогда, когда они действуют совместно и объединено.

Кооперативное объединение мы рассматриваем поэтому как необходимое для достижения нашей цели».

В силу ряда причин (влияние окружающей экономической действительности, уравнительное распределение материаль­ных благ, внутренние раздоры) спустя два года «Нью-Гармони» распалась.

Потеряв на этом эксперименте четыре пятых своего со­стояния, Р. Оуэн вернулся в Англию, где продолжал активно участвовать в профессиональном и кооперативном движени­ях. Он инициировал организацию в Лондоне менового базара, известного как биржа справедливого обмена продуктов труда, и Великого национального объединения союза производств — огромной федерации рабочих союзов. Эти начинания успеха не имели. В 1839-1845 гг. Оуэн руководил трудовой коммуной «Гармони холл» в имении Кинвуд графства Гэмпшир, основанной его же последователями.

В своих печатных трудах и публичных выступлениях он настойчиво предлагал утвердить на земле новый нравственный мир.

Английские кооператоры официально признали Р. Оуэна апостолом кооперации. Но сам он считал, что реально сущест­вовавшие в то время кооперативные общества не имеют ничего общего с «новым нравственным миром», с той социальной сис­темой, к которой он стремился.

А стремился он к осуществлению перехода от существую­щей «системы безумия» к новой «разумной системе» — благой системе истины, богатства и счастья для всех. Он по-детски наив­но верил в скорую возможность «превратить мир в земной рай», был нравственным гением, всегда руководствовался прин­ципом ненасилия. Общины-поселения рабочего люда он тоже предлагал создавать не вместо частных предприятий, а рядом с ними, не причиняя вреда их хозяевам, ни единому человеку. Эта мысль о сосуществовании и мирном экономическом соревновании предприятий различных форм собственности впоследствии стала одним из краеугольных камней кооперативной доктрины.

Ш. Фурьепосле окончания школы пополнял знания путем самообразования, обладал заме­чательной памятью и неуёмной фантазией, смог написать много оригинальных трудов. Он жил на скромный заработок мелкого тор­гового служащего и очень хотел сделать счастливыми всех людей на земле.

В истории человечества после «райской» первобытности Фурье выделил периоды дикости, варварства и цивилизации. Послед­няя совпадает у него с существующим буржуазным строем и полна противоречий: кризисы происходят от избытка продук­ции, бедность тоже рождается из изобилия и т. д. На смену циви­лизации должен прийти «строй гармонии», т. е. строй согласия.

Первичной ячейкой будущего общества Фурье объявляет фалангу, производственно-потребительскую ассоциацию, на первый взгляд похожую на оуэновскую общину. Конечно, фа­ланга тоже занимается распределением необходимых людям предметов и их производством, причём в ней механизирован­ное сельское хозяйство соединено с промышленным произ­водством. Участники фаланги (приблизительно 400 семейств) располагаются в огромных дворцах — фаланстерах. Фаланга живёт без узды нравственного долга, люди здесь действу­ют сообразно своим страстям — ив процессе производства, и в бытовой сфере.

Фаланга обладает чертами и коммуны, и акционерного об­щества.

Во-первых, она создаётся на средства предпринимателей, которые добровольно вкладывают свой капитал путём при­обретения акций в расчёте на получение дохода и становятся членами фаланги. Неимущие участники в первое время делают взнос своим личным трудом.

Во-вторых, доход фаланги должен распределяться соответ­ственно капиталу (4/12), труду (5/12) и таланту (3/12). Предпо­лагалось со временем увеличить долю труда при распределении общего дохода.

Таким образом, в системе Фурье сохранялись частная соб­ственность, классы, нетрудовой доход. Такое положение вещей, по мнению этого гениального мыслителя, обеспечивало фалангу притоком капиталов (их должны вносить богатые), собственной рабочей силой (исчезает эксплуатация наёмного труда), стиму­лировало рост производства (есть заинтересованные в доходе).

Сотрудничество богатых и бедных внутри фаланги превра­щает первых в тружеников, а вторых — в акционеров (собст­венников). Конечной целью создания сети фаланг объявлялся переход к идеальному «строю гармонии».

Все многочисленные опыты по созданию фаланг возле Рам-буйе (недалеко от Парижа), в Америке, России, Румынии закон­чились неудачно. И ни одной фаланги чистого типа никогда не было на свете. Фаланги Фурье, равно как и общины Оуэна, несли в себе много утопического, несбыточного.

Р. Оуэн первым употребил термин «кооперация» в его со­временном значении. Но идеи кооперации и социализма в тот период сливались, а слово «ассоциация» покрывало и то, и другое понятие.

Вместе с тем ассоциации не только как будущее обществен­ное устройство, но и как кооперативные объединения у Оуэна и Фурье существенно отличались. Оуэн предполагал построить общину по принципу большой семьи, в которой нет частной соб­ственности, денежного вознаграждения, продажи продуктов, ибо все члены имеют право равного участия в потреблении. Фурье — сохранить в фаланге капитал, предпринимателей и рабочих, прибыль и заработную плату, отношения купли-продажи.

Несмотря на эти и другие различия в подходах Р. Оуэна и Ш. Фурье, они заложили основы системы кооперативных взгля­дов. Из посеянных ими семян кооперации выросло ветвистое дерево современного кооперативного движения.

Разработка теории кооперации. Весомый вклад в разработ­ку собственной теории кооперации и в превращение её в коопе­ративную практику внесли последователи и ученики великих социалистов-утопистов.

В Великобритании на общественное значение трудовых об­щин Оуэна и ранних кооперативов обратили внимание предста­вители английской школы рикардианцев У. Томпсон, Дж. Грей, Дж. Брей и др. Некоторые из этих последователей Оуэна смогли даже развить дальше его идею взаимной кооперации. Например, Томпсон видел в потребительских кооперативах лишь переход­ную форму к общинам оуэновского типа. Он стал теоретиком кооперативного движения: исходил из того, что объединённый в кооперативе труд обладает большей производительностью, чем труд на предприятиях капиталистов, а общество, основанное на кооперативной собственности, является лучшим, наиболее жела­тельным. Томпсон сформулировал мысль о переходном периоде от существующего строя к кооперативному, когда кооперативной собственности придётся мирно сосуществовать с собственностью буржуазной.

В начале 20-х годов XIX в. последователи и сторонники Р. Оуэна приступили к созданию обществ, которые, хотя и на­зывались кооперативными, занимались лишь сбором денег и покупкой земельных участков, необходимых для основания оуэновских общин. Пропагандировали эти общины рабочие клубы и первый в мире кооперативный журнал «Экономист».

Один из последователей Оуэна, доктор У. Кинг из Брайтона, был широко образованным человеком. Он прекрасно разбирался в философии и политической экономии, являлся сторонником трудовой теории стоимости, высоко ценил труд. Кинг писал: «Труд есть основание и краеугольный камень здания, корень дерева, неиссякаемый источник могущественного потока, серд­це организма, сущность жизни». А что собой представляет капитал, который противостоит труду? Капитал является сбе­режённым продуктом труда. Труд и капитал разъединены, а между ними должна быть естественная связь. Обеспечить такую непосредственную связь способны образование и воспитание рабочих, их взаимная кооперация.

Будучи оуэнистом, Кинг всячески стремился развивать коо­перацию, видел в ней средство уничтожения бедности на основе взаимопомощи трудящихся. С1828 по 1830 г. он издавал журнал «Кооператор» и писал статьи, в которых развивал кооператив­ную мысль, чем способствовал разработке теории кооперации и оживлению движения.

Оуэн, как известно, рассчитывал на государственную под­держку и финансовую помощь совестливых богачей в создании общин. Кинг отходит от этой нереальной идеи, отказывается от надежды на богатых и власть имущих, основное внимание обращает на кооперативную самодеятельность и самопомощь рабочих и ремесленников, призывает их своими усилиями и на собственные скромные средства строить новый мир.

По мнению Кинга, для освобождения труда от эксплуатации фабрикантами и заводчиками необходимо проделать путь от простого к сложному, а именно:

• создать общество для кооперативной пропаганды и сбора средств путём посильных взносов;

• на собранные деньги организовать потребительские коо­перативы с собственными торговыми лавками для снабжения их членов нужными предметами и накопления капитала за счёт прибылей от торговли;

• открывать производственные предприятия этих же кооперативов для увеличения капитала, обеспечения работой и заработками членов кооперативов;

• наконец, накопив достаточные кооперативные капиталы, приобрести в собственность или в аренду земельные участки, создать производственные кооперативы, промышленно-земледельческие общины.

В итоге трудящиеся начинают работать на себя; они переста­ют трудиться на хозяев; труд как сущность жизни освобождает­ся от гнёта капитала. Так рассуждал Кинг. Он надеялся достичь этого без вмешательства государства, правда, при материальном содействии профсоюзов кооперативам.

У. Кинг — первый теоретик потребительской кооперации. Как кооператор он был оригинален в теории, но неудачлив на практике. Тем не менее под влиянием его пропаганды в Британии произошёл взлёт кооперативного движения потребителей, хотя и продолжавшийся недолго. При­мерно через десятилетие в стране возникло знаменитое Рочдейлское потребительское общество, учредители которого выработали весьма совершенные кооператив­ные принципы.

Важное место кооперативам отводилось в экономической про­грамме христианского социализ­ма, возникшего в 30-40-е годы XIX в. в европейских странах. Вме­сте с тем известно, что ещё до новой эры в Иудее предшественники христианства — ессеи — жили обособленными общинами с об­щим имуществом, коллективным трудом и бытом. Современный христианский социализм исходит из того, что христианство даёт для социализма недостающую ему духовную основу, а социализм является средством для выполнения христианских заповедей, исполняет правду христианства в хозяйственной жизни.

Христианское учение в кооперативное движение проникло первоначально во Франции. Одну из попыток строить экономи­ческую жизнь на кооперативной основе предпринял идеолог христианского социализма Ф. Бюше, в прошлом последователь великих утопистов. Он имел учёную степень доктора, был авто­ром философских сочинений, католиком по воспитанию и вере, бунтовщиком по темпераменту, попытавшимся примирить ре­лигию с революцией.

Бюше первым определил производственную ассоциацию как средство предоставить орудия производства в руки ремесленни­ков и рабочих. А чтобы они могли эти орудия удержать в своём распоряжении, Бюше выдвинул очень ценную идею — отчислять 20% прибылей ассоциации в «нераздельный и неотчуждаемый фонд». Основное назначение этого неделимого фонда—приобретение в собственность ассоциации доро­гостоящих орудий производства, расширение общего дела. Не менее практичными были и остальные принципы, предложенные Бюше: распределение 80% прибыли про­порционально выполняемой рабо­те, неограниченное число членов в ' ассоциации, их самодеятельность и демократическое управление, возможность для лиц, работающих в ассоциации по найму, стать её членами по истечении года. Под непосредственным влия­нием агитации Бюше в начале 1830-х годов во Франции были созданы первые производственные ассоциации. Бюше увлёк своими идеями и английских христианских социалистов — Дж. Ледлоу, Ч. Кингсли, Д. Мориса, 3. Ванситарта-Нила, Т. Юза. Это были честные и бескорыстные люди. Нил, например, многократно ссужал рабочие ассоциации деньгами для открытия кооперативных мастерских, но каждый раз дело кончалось неудачей, а деньги пропадали. На этих попытках Нил обеднел, но продолжал верить в успех.

Английские христианские социалисты активно участво­вали в кооперативном движении как его организаторы, тео­ретики и лидеры, явились проповедниками производственной кооперации, с целью кооперативной пропаганды некоторые из них писали книги-наставления, рассказы и даже поэмы. Они утверждали, что потребительским кооперативам, следует ограничиться исключительно торговлей, а организацией про­изводства должны заниматься производственные ассоциации. С участием профсоюзов были созданы даже кооперативные ма­шиностроительный и железоделательный заводы. Но временные удачи чередовались крахами. Неудачной оказалась и попытка устройства кооперативного банка. В конце концов христианские социалисты выступили с идеей участия рабочих в прибылях кооперативных товариществ (копартнершип).

Но самыми значительными заслугами христианских со­циалистов Англии в области теории и практики кооперации явились:

1) разработка ими в 1850 г. специального законопроекта, который в 1852 г. был принят парламентом как Закон о промыш­ленных и сберегательных товариществах и стал первым в мире кооперативным законом;

2) подготовка и издание Ванситартом-Нилом и Юзом ориги­нального руководства «Основы: опыт этики и экономики коопе­ративного движения» — непревзойдённого изложения вопросов взаимоотношений кооперации с государством, религиозными и благотворительными учреждениями, её роли в реформировании общества, в развитии экономики страны;

3)составление Ванситартом-Нилом образцового устава потребительских обществ, вобравшего в себя выработанные кооперативной практикой и оправдавшие себя нормы и соответ­ствующего требованиям кооперативного закона.

Если план Бюше был рассчитан преимущественно на ремесленников, то его соотечественник социалист, историк и журналист Л. Блан решил приспособить его для объеди­нения промышленных рабочих. В своей книге «Организация труда» (1839) он обосновал идею устройства кооперативных мастерских на средства государства. Блан доказывал, что правительство должно стать «банкиром для бедных» и на первых порах регулировать деятельность этих мастерских. Под ассоциациями или мастерскими подразумевались произ­водственные кооперативы. Кооператив должен был обходится без наёмного труда, управляться выборными лицами. Блан выдвинул принцип: солидарность вместо взаимной борьбы. Он полагал, что эти кооперативы станут ячейками будущей системы ассоциации, где не останется места для конкуренции, кризисов, безработицы.

Хотя у Блана в разных странах и нашлись сторонники, его идея создания кооперативов на правительственные деньги по­казала свою несостоятельность.

В середине XIX в. в Германии юрист, экономист и поли­тический деятель Г. Шульце-Делич в интересах голодающих народных низов начал организацию благотворительных обществ и касс взаимопомощи. Именно в тот период он посетил Велико­британию, где познакомился с деятельностью кооперативных организаций и обществ взаимопомощи. Вернувшись из поездки, он развернул среди немецких кустарей, ремесленников и рабо­чих кампанию за создание кооперативных товариществ, прежде всего производственных.

Когда обнаружилась неосуществимость идеи производст­венной ассоциации, Шульце-Делич приступил к организации простейших видов кооперативов: сырьевых товариществ — для оптовой закупки сырья и материалов для ремесленного производства; магазинных товариществ — для сбыта готовой продукции; производительно-подсобных товариществ — для совместного использования ремесленниками дорогостоящих орудий и технических приспособлений. Но эти кооперативы оказались нежизнеспособными.

Зато значительное развитие получили два детища шульцеделичской агитации: кредитные кооперативы и потребительские общества, причём очень скоро центральное положение заняли кредитные товарищества под названием ссудо-сберегатель­ных.

Ссудо-сберегательное товарищество возникло из-за неспо­собности сырьевого товарищества покупать сырьё за наличные деньги. Требовался кредит, и потому следующей задачей стала организация кредита. Этим и занялись ссудо-сберегательные товарищества. Зачастую они именовались шульце-деличскими народными банками. Их членская база на 3/4 состояла из пред­принимателей: городских ремесленников и кустарей, мелких торговцев, сельских хозяев и лишь на 1/4 — из лиц свободных профессий, пенсионеров, рабочих и служащих. По терминологии того времени преобладала мелкая буржуазия.

Товарищества Шульце-Делича, бесспорно, обладали многи­ми чертами кооператива: индивидуальное членство; внесение пая; предоставление наиболее дешёвого кредита; самодеятель­ный характер и соблюдение правила: один пайщик — один голос на собраниях; выборность органов управления и др. Но этим товариществам были присущи и черты акционерных обществ: стремление к высоким процентам на паевой капитал; выплата дивиденда не по участию членов, а по их паям; предоставление как мелких, так и крупных кредитов; выдача их не только по долговым распискам, но и под векселя (ценные бумаги); соче­тание ограниченной и неограниченной ответственности и др. Поэтому некоторые теоретики кооперации признавали эти ссудо-сберегательные товарищества кооперативными лишь наполовину.

Тем не менее заслуги Г. Шульце-Делича перед коопера­тивным движением велики. Исследователи признавали в нём новатора. Действительно, Шульце-Делич, во-первых, создал новую модель кооператива, в котором «капитализировалась че­стность»: все его члены вместе ручались за честные намерения любого члена-заёмщика и несли круговую ответственность по обязательствам товарищества; во-вторых, учредил экономи­ческие организации, осуществляющие идею самопомощи при отказе от помощи государства и впервые сделавшие кредит доступным для средних слоев; в-третьих, в 1859 г. созвал съезд кооператоров страны и основал первый в мире (раньше англи­чан) национальный Всеобщий союз германских промышленных и хозяйственных товариществ; в-четвёртых, в 1865 г. основал в Веймаре первый Центральный кооперативный банк; в-пятых, спустя два года добился принятия первого в своей стране коо­перативного закона.

По существу этим в Европе завершается важный этап первоначальной разработки основ кооперативной теории. Коо­перативная мысль, однако, не перестала работать. Сверяясь с кооперативной практикой, то отставая от неё, а то и опережая, теоретическая мысль продолжала вести поиски истинной сущ­ности кооперативов как формы объединения, собственности и хозяйствования. Наряду с идеологическим направлением иссле­дований приобрело значение направление прагматическое.

Разработанные в Англии и Франции модели потребитель­ских и производственных кооперативов послужили своего рода образцами для создания кооперативов новых видов.

Пионер кредитной кооперации Г. Шульце-Делич изучил кооперативную деятельность британцев и создал принципиально новую модель кооператива. Немецкие городские ссудо-сбере­гательные товарищества явились примером для учреждения аналогичных кооперативов не только в России и Италии, но и в сельской местности самой Германии. Через Италию кредитная кооперация пришла во Францию. Немецкий профессор В.-Э. Хубер, дважды посетивший Англию с целью изучения коопера­тивного опыта, одним из первых познакомил континентальную Европу с принципами Рочдейлского потребительского общества. Модель французских производственных ассоциаций тоже ис­пользовалась во многих странах, включая Россию.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Кооперативная собственность — разновидность частной собственности. | Ранние кооперативные идеи в России


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 23; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.012 сек.