В XIV—НАЧАЛЕ XVII в. 10 страница

Реформа началась в конце 1717—начале 1718 г.: в составленном «Реестре коллегиям... » были названы 9 коллегий (число их затем менялось), ставшие основой центральной системы управления. Они почти полностью заменили приказы (лишь некоторые продолжали действовать). Изменились и функции Сената как высшего органа государства, созданного в 1711 г.: они были изложены в специальной инструкции «Должность Сената». Он ведал всеми центральными учреждениями, губерниями, имел законосовещательные, высшие судебные и административные полномочия, назначал и утверждал вcех чиновников. В целом характерными признаками новой системы государственных органов были: централизация управления, разграничение сфер деятельности и полномочий между высшими и местными органами и учреждениями, единообразие и регламентация деятельности, госконтроль за ней.

Подчинение Церкви государству завершило при Петре I ряд предыдущих реформ церковного управления. Царская власть могла всесторонне воздействовать на мощь Церкви как духовного пастыря общества, коренным образом преобразовав церковное управление. Оно было реформировано по образцу светских госучреждений. Через Церковь власть стремилась усилить эффективность управления населением, 3/4 которого было православным. Церковь ставилась на услужение государству, что не могло не отразиться на духовной жизни всего народа России.

Подчинение Церкви государству было проведено жестко, но поэтапно, с выжиданием реакции церковных иерархов. После смерти в 1700 г. патриарха Адриана в течение 21 года опустевший престол никем не был занят. Митрополит С. Яворский был лишь местоблюстителем этого престола. В 1718 г. царь определил, что «... мнится быть Духовной коллегии, дабы удобно было великие эти дела исправлять возможно». Одновременно епископу Ф. Прокоповичу было поручено составить регламент новой коллегии. Его отредактировал сам Петр I, и в 1721 г. Духовная коллегия начала работу. Церковные иерархи были вынуждены одобрить эту реформу, подписав под давлением со стороны власти специальный документ. Царь пошел на уступку, согласившись на замену названия: вместо «Духовная коллегия» орган церковного управления стал называться «Святейший Правительственный Синод», что уравнивало его в правах с высшим органом светской власти — Сенатом. В отличие от коллегий Синод не имел президента, и главой Русской православной Церкви считался император. Для регулярного контроля за работой Синода из военных назначался специальный чиновник — обер-прокурор.

Административно-территориальные реформы. Царь-реформатор преследовал цель не только улучшить общее управление страной, но и напрямую увязать административные единицы с обеспечением армии всем необходимым (в этой связи был специальный указ 1711 г.). Административно-территориальная реформа была проведена Петром I с учетом шведской системы. Еще в 1699 г. была сделана неудачная попытка учредить провинции. В 1707 г. дальние от Москвы города были расписаны по 5 округам. С целью дальнейшего усиления власти на местах указом 1708 г. вся Россия была разделена на 8 губерний с губернским городом в центре. Старое деление на уезды сохранялось, но они объединялись по губерниям, масштабы которых были различными. В дальнейшем шло перераспределение территорий, выделялись новые губернии.

Указом 1715 г. были введены т. н. ландратские доли с определенным количеством тяглых дворов. Но они по сути продублировали уездное деление. Дальнейшее усиление местной администрации было произведено в ходе второй административно-территориальной реформы 1719—1720 гг. Деление губерний на провинции, впервые проведенное в 1710—1715 гг., стало повсеместным: 11 губерний поделили на 45, а позже — на 50 провинций. Были учреждены должности провинциальных воевод. Но было сохранено деление на уезды, станы и волости. Провинции делились и на округа (дистрикты) во главе с земскими комиссарами, выбираемыми местным дворянством. Комиссары наделялись финансовыми и полицейскими полномочиями (например, организовывали поимку беглых и преступников).

Городская реформа началась с 1699 г., когда была учреждена Бурмистерская палата. В городах ей подчинялись бурмистры — выборные из зажиточных горожан (они составляли штат земских изб — органов городского самоуправления). Управление городами стало изыматься из ведения воевод. С учреждением в 1708 г. губерний по ним «расписали» города — всего 314 (плюс 25 городов, приписанных к корабельным делам в Воронеже). Следующая «роспись» была проведена в 1719 г. по новой губернской реформе. Но в городах сохранялись земские избы, подчиненные воеводам. Только в 1721 г. они перешли в ведение созданного Главного магистрата. В 1723—1724 гг. в крупных городах их реорганизовали в магистраты, а в мелких — в ратуши. Городское население исключалось из ведения провинциальной администрации. Магистрат города состоял из президента, 2—4 бурмистров и 2—8 ратманов, которые выбирались из «граждан первостатейных».

Военные реформы. В целом все преобразования первой четверти XVIII в. были увязаны с совершенствованием организации военного дела. Однако целый ряд указов и мероприятий Петра I был напрямую направлен на организационное переустройство вооруженных сил (изменение системы комплектования, управления, материального обеспечения и т. д. войск) и обновление вооружения, создание военно-морского флота, введение новых воинских уставов и др. Реформирование началось в 1687 г. с созданием «потешных полков» и продолжилось в 1698 г. уничтожением «не воинов, а пакостников» — стрелецкого войска, после чего ускорилось создание регулярной армии. С 1699 по 1705 гг. проходило оформление рекрутской системы комплектования этой армии. Ее численность колебалась в зависимости от военной обстановки и планов царя (набирали до 50 полевых полков плюс столько же гарнизонных войск).

Были построены казенные оружейные и пороховые заводы. На вооружении были ружья (фузея), мушкеты, пистолеты, гранаты, холодное оружие. Артиллерия состояла из мортир, гаубиц, пушек единого калибра. Сам Петр I принял участие в создании первых воинских уставов, инструкций и постановлений. В 1716 г. был издан общий «Устав воинский». С 1717 г. управление армией было сосредоточено в Военной коллегии.

Военно-морской флот стал создаваться в 90-е гг. XVII в. В 1696 г. Боярская дума решила, что «Морским судам быть... ». Материальные затраты на создание флота были возложены на землевладельцев, купечество, пасад. Российский флот пополнялся и за счет покупки кораблей за границей. В 1720 г. был введен в действие «Устав морской». Управление флотом с 1718 г. перешло к Адмиралтейской коллегии.



Формирование чиновничье-бюрократического аппарата и законодательно-судебной системы. Петр I тщательно выстраивал новый аппарат власти. Его работники должны были иметь четкую регламентацию своих обязанностей, специализацию деятельности. Их объединяло единообразие чинов и жалования вне зависимости от специфики работы. Деятельность бюрократического аппарата определялась Генеральным регламентом коллегий 1720 г., регламентами конкретных учреждений и должностными инструкциями коллежского регламента. Служба чиновников приравнивалась чуть ли не к военной. Самые суровые кары полагались за должностные преступления, особенно за «сребролюбие» и «похлебство» (попустительство), что означало измену (Петр I наставлял чиновников, что «... презрение указов ничем не рознится с изменой»).

В 1722 г. Петром I была утверждена Табель о рангах, которая зафиксировала новый принцип в формировании бюрократии: не порода и знатность происхождения, а служебная годность. Табель привела в систему и унифицировала все чины империи по трем родам службы: гражданской, военной сухопутной и военно-морской. Все 14 рангов, узаконенных в Табели, стали ступенями служебной иерархии. По ним могли пройти и лица «подлого» происхождения, а заняв 8-й ранг на гражданской службе и дослужившись до первого офицерского чина чиновник и военный получали наследственное дворянство. Таким образом, происходило «одворянивание» бюрократии и «обюрокрачивание» дворянства.

Была существенно преобразована законодательная и судебная система России. Сам царь выступал, как и ранее, верховным законодателем. Только Сенату были приданы законосовещательные функции. Любой указ Петра I имел силу закона, а таких указов он издавал за время своего правления в среднем по 160 в год, а всего, по неполным данным, более 3314. Положения Соборного Уложения 1649 г. и других законодательных актов, изданных предшественниками Петра I, были им существенно дополнены и изменены; ввели ряд отраслевых кодексов, важнейшими из которых следует считать Воинский и Морской уставы.

Для контроля за соблюдением законов и деятельностью госучреждений с 1711 г. стала действовать система фискалитета (тайного доносительства), а в 1722 г. была создана прокуратура. Судебная реформа, начавшаяся с 1710 г., преследовала цель отделить судебные функции от административных. Но в реальности осуществить это Петру I не удалось. Вся законодательная система всемерно превозносила самодержца, его «неусыпные труды» на «всеобщее благо». Почти каждый указ стал содержать не только приказную и наказующую части, но и мотивировку цели, правовые и иные аргументы. В 1-ой четверти XVIII в. феодальное право все больше укладывалось в систему законодательства, выразившуюся в оформлении достаточно увязанного между собой ряда отраслевых законодательных актов: акты, касавшиеся государственного строя и правового статуса населения, конкретизированные гражданское, уголовное, процессуальное законодательства.

Сущность абсолютной власти Петра I. Россия как империя. Абсолютизм как форма правления в России был закреплен во многих законах 1-ой четверти XVIII в. Так, в «Уставе воинском» 1716 г. в пояснении к ст. 20-й говорилось, что «Его величество есть самовластительный монарх, который никому на свете в своих делах ответу дать не должен, но силу и власть имеет, свои государство и земли, яко христианский государь по своей воле и благомнению управляет».

Петр I все свои действия оправдывал «всенародными пользой и нуждами». Он пытался опереться не только на силу государственного аппарата, армии, идеологии, но и на философию естественного права, на просвещение. Однако «просвещенный абсолютизм» мог иметь перспективу в развитии лишь при условии постепенного усиления карательного аппарата, абсолютизации полицейской регламентации всего и вся. Характерная черта этого времени: ссылки, гонения, этапы, казни. Позже кабинет-министр А. П. Волынский назвал его «опасным и суетным».

Состав государственных преступлений уточнил и расширил Воинский устав 1716 г., некоторые другие новоуказные статьи. За 1715—25 гг. органы политического сыска — Преображенский приказ и Тайная канцелярия — провели 992 дела. Законодательство абсолютизировало исключительную меру наказания — смертную казнь. Так, из 209 статей Артикула воинского, распространенного на все суды России, смертную казнь предусматривала 101. В них определялись ее виды и «технология» осуществления. Эпоха реформ потребовала значительного притока дешевой, а то и дармовой рабочей силы на «государевы работы». В условиях торжества крепостничества сыскать ее было проблематично. Но раскручивание маховика репрессивной машины позволило успешно решать и эту задачу: каторжные работы, посылка осужденных на строительство заводов, крепостей, гаваней — эти виды наказаний занимали достойное место в арсенале российского законодательства первой четверти XVIII в. «Воспитующее» воздействие имели батоги, кнут, шпицрутены, ссылки.

Петр I смог создать особый контингент бюрократии, обслуживавшей функции особых же органов, призванных блюсти законы во имя «общего блага» и «государственной пользы». В их ряду — полиция, которая «есть душа гражданства», институты фискалов и прокуроров и даже Рекетмейстерская контора, в которую стекались челобитные с жалобами на чиновников разных рангов, и др. Реформируя государственный аппарат, Петр I сохранял сословные органы, которые были бесплатным звеном, через которое можно было проводить сбор налогов, комплектование армии, осуществлять контроль за общественным спокойствием. Петр I не без труда создал военно-полицейское государство, переняв некоторые европейские образцы и переложив их на российский лад. Опираясь на уже утвердившееся крепостное право и существенно его упрочив, реформатор добавил к нему рекрутчину, подушную подать, паспортную систему, систему соглядатаев-доносителей, мощный чиновничье-бюрократический аппарат, военно-уставное законодательство и т. д.

Сущностные характеристики абсолютистской власти Петра I можно в целом представить такими:

— обширный бюрократический государственный аппарат в центре и на местах; довольно сильное идеологическое обеспечение власти в лице послушной, управляемой Церкви; сплочение и определенное «окультуривание» власть предержащих и господствующего класса в целом (некоторая «просвещенность» власти); сильная армия; растущая сила полицейско-фискальных служб; изощренная система законов; хорошо контролируемое административно-территориальное устройство; продуманная финансовая политика; строго дифференцированная социальная политика с непременной опорой на дворянство.

Россия как империя оформилась к началу 20-х гг. XVIII в., что официально было зафиксировано присвоением Сенатом Петру I титула «Император» (22 октября 1721 г.). Тем самым закреплялась не только абсолютная монархическая власть над огромной территорией и разными народами, собранными в единое государство в результате захватов, войн, тонкой дипломатии и использования внешнеполитических ситуаций, но и определялись приоритеты в дальнейшей реализации замыслов, направленных на расширение и упрочнение влияния России как в соседних, так и в отдаленных землях. Уже Петр I, «прорубив окно в Европу», сразу же замыслил завоевание Закавказья, войну с Турцией и «покусился достигнуть до Индии, а имел в себе намерения и до Китайского государства... ».

 

Глава 18. Международное положение и внешняя политика России в эпоху Петра I.

 

Внешнеполитические устремления Петра I. Правление Петра I реформированием чуть ли не всех сторон государственной и общественной жизни в значительной степени затронуло и внешнеполитическую деятельность России. Более того — интересы и планы страны на международной арене стали как бы катализатором, побудительным началом преобразований в экономике, административном устройстве, социальной сфере, культуре и т. д. Необходимость не отстать, угнаться за стремительно развивавшейся Европой стала очевидной уже в годы царствования первых Романовых, однако только Петр I увязал пути разрешения внутренних проблем через активизацию внешнеполитических действий.

В планах и действиях Петра I не было совершенно новых внешнеполитических установок. Еще со времен Ивана III основные приоритеты России на международной арене были определены и в последующем упорно и последовательно шло разрешение поставленных задач. Эти задачи были многовекторными: необходимость обеспечения безопасности границ по всему периметру территории российской государственности двигала ее дипломатию, а нередко полки, во всех направлениях. Проблемы государственной безопасности органично дополнялись (что, в принципе, являлось определяющим) необходимостью постоянного наращивания владений российской короны. Эта установка внешней политики России наталкивалась на естественное сопротивление соседних или заинтересованных государств, которые и сами проводили схожую или еще более активную и воинственную политику в сторону России.

«Балтийский» и «восточный» вопросы, вопросы экономического и культурного общения, давняя устремленность России к Каспию и в Закавказье, а даже в Персию и Индию, укрепление позиций в только что закрепленных за собой Сибири и Дальнем Востоке — эти и другие задачи одним махом попытался было решить неугомонный Петр I. Однако он смог существенно продвинуться лишь в одном направлении: одержав победу в архидлительной и тяжелой Северной войне, Россия в основном решила «балтийский вопрос» и приобрела веские политические и экономические выгоды. Но это было только «окно в Европу». Тем не менее, выход к Балтике предопределил для России возможность в дальнейшем строить более агрессивную политику по отношению к Османской империи и Крымскому ханству, не быть инструментом внешней политики крупнейших европейских стран. Он позволил замахнуться на прикаспийский, среднеазиатский регионы и даже строить планы в отношении Индии. То есть колониальные устремления развивавшихся по капиталистическому пути европейских стран стали характерными и для по-прежнему полупатриархальной, только еще мануфактурной России.

Азовские походы российской армии. Военные акции, совершенные Россией в 1695 и 1696 гг. против Крыского ханства и его покровителя Турции, стали логическим продолжением противостояния извечных соперников. Молодой царь применил иную, чем его предшественники, тактику: чтобы одолеть морские державы, следовало обладать конкурентоспособным военным флотом и с его помощью овладеть Черноморским побережьем. В одночасье создать боеспособный морской флот России было не по силам. Поэтому Петр I с начала 1690-х гг. самым жестким образом принуждал осваивать корабельную технологию на верфи в Архангельске, сам участвовал в постройке речных судов в Переславле, отдал приказ о покупке фрегата в Голландии. Одновременно царь наметил неожиданный для соперника объект своего удара. Идти напролом на Крым он не счел возможным, а с января 1695 г. стал готовить поход на крепость Азов, хотя она открывала путь только в Азовское море.

Правда, Азов принадлежал непосредственно Османской империи, а не Крымскому ханству. Но это обстоятельство должно было придать еще больше воинственности и напряжения устремлениям Петра I: схватка со сверхсерьезным соперником требовала и сверхусилий, что было в характере тщеславного царя. В течение нескольких месяцев были собраны и своим ходом отправлены под Азов стрелецкие и солдатские полки, поместная конница и пехота. Снаряжение же, боеприпасы, провиант и артиллерию на стругах сплавили от Москвы в низовья Дона. Рядом с Петром I во главе этой масштабной военной операции находились Патрик Гордон, Борис Шереметев, Франц Лефорт, Федор Головин.

Турецкая крепость Азов запирала вход в Азовское море, находясь недалеко от устья Дона. Ее каменные и земляные укрепления были достаточно серьезным препятствием для спешно собранной армии Петра I. Осадные работы и артобстрелы, которые велись в течение почти двух недель, привели к захвату в июле 1695 г. двух башен крепости. Но штурм принес только огромные потери в рядах осаждающих (как и последующее минирование бастионов), но не победу. Повторная попытка штурмом овладеть крепостью подтвердила авантюрность замысла юного Петра I. В октябре растерзанное воинство начало отступление к Москве.

Царь определил причину неудачи похода на Азов в отсутствии флота, с помощью которого можно было бы перекрыть подступы к крепости с моря и тем самым лишить турецкий гарнизон пользоваться подкреплением из Стамбула. Поэтому спешно на верфях Воронежа, Козлова, Доброго, Сокольска, Преображенского развернулось строительство боевых морских кораблей: несколько десятков тысяч мастеров рубили речные суда-галеры и струги. Всю зиму 1695—1696 гг. в Воронеже шел сбор нового войска, командовать которым, наряду с царем, был поставлен А. С. Шеин. Руководство флотом было поручено Лефорту. Дворянское ополчение было впервые дополнено отрядами как российских, так и иностранных наемников: в армию прельщали холопов и бродяг, обещая кому свободу, кому материальные блага. Но чаще Петр I использопрямое насилие: так, только на верфях в Добром от непосильного труда умерло до 1/3 мастеров. На костях россиян было за несколько месяцев построено около 1400 различных судов, которые, как и два 36-пушечных корабля, в апреле 1696 г. стали выдвигаться к Азову. На их борту разместилось более 40 тыс. солдат и стрельцов, а около 25 тыс. казацкой и калмыцкой конницы, опережая флот, первыми достигли крепости.

Именно смелый казачий рейд принес первый и самый важный результат: стоявший у Азова турецкий флот с порохом, снаряжением, провиантом был уничтожен. Флот же Петра I беспрепятственно прошел мимо крепости. Австрийские специалисты по осадным работам, выписанные Петром I, организовали строительство земляных валов, окопов, минирование и др. Артиллерия повела методичный обстрел бастионов. С насыпного кургана, высота которого достигала высоты азовских крепостных стен, казаки отчаянно ринулись в город. Их поддержали солдаты Ф. Головина. Командующий гарнизоном, турецкий паша, был вынужден принять почетные условия капитуляции: гарнизон беспрепятственно «со имением и пожитками» сел на корабли и отбыл за море.

Первый подход к манившему не одного российского повелителя Черному морю был наконец-то добыт. Азовскую крепость спешно восстановили, по-новому укрепили, разместив в ней почти 10-тыс. гарнизон из солдат и стрельцов. Недалеко от устья Дона, у удобного мыса с глубокой бухтой, была заложена еще одна крепость — Таганрог. Впереди замаячила перспектива крупномасштабной войны с Османской империей.

Подготовка Северной войны.Азовское взятие повлекло за собой целый ряд практических мер по максимальной реализации достигнутого успеха. Стали сгоняться десятки тысяч работных людей для строительства таганрогского морского порта, на усиление гарнизона Азова — тысячи крестьянских и стрелецких семейств. Однако Петр I сумел вынести из победы не столько ее эйфорию, реализованную в небывалых по масштабам и пышности гуляньях в Москве, сколько два суровых урока. Во-первых, движение в Черное море по-прежнему было немыслимо без мощного боевого флота. Во-вторых, ведение боевых наступательных действий с серьезным противником предполагало коренное переустройство организационных принципов сухопутной армии. Царь осознавал и важность создания благоприятного внешнеполитического фона, нахождения союзников прежде чем предпринимать в сторону Турции решительные военные шаги.

Военному флоту после азовской виктории Петр I уделял первостепенное внимание. Расходы на его строительство государство разверстало по купцам, помещикам, церкви, была введена трудовая повинность и экстраординарные налоги. Каждое «кумпанство» (а их было более 60) должно было сдать «под ключ» по одному кораблю. Попытки обойти царский указ жесточайше пресекались. На верфях Воронежа строилась основная часть запланированных судов. Проблему квалифицированных кадров (как судостроителей, так и мореплавателей) царь решил двояко: уже в конце 1696 г. из Европы в Воронеж привезли до 80 корабельных дел мастеров, а одновременно в Венецию, Англию и Голландию отправили около 60 дворянских недорослей учиться судостроению и кораблевождению. При строительстве Азовского флота Петр I впервые использовал те рычаги, которыми в течение всего своего правления пытался коренным образом преобразовать все стороны государственной и общественной жизни России — задействовать интеллектуальный и материальный потенциал тогдашних передовых стран и одновременно выучивать на Западе тех россиян, которые могли качественно освоить самые различные области знаний и мастерства.

Однако разом преодолеть инерцию прежних организационных построений было не под силу даже Петру I. Уже его отец — царь Алексей Михайлович — внедрил в российскую армию и полки «нового строя», и наемников. Петр I пошел дальше, развернув свои «потешные» полки до уровня дееспособных формирований: под Азовом Семеновский и Преображенский полки продемонстрировали новый уровень ведения боевых действий. Но они были исключением на общем безрадостном фоне состояния всей армии. Дворянское ополчение, солдатские и стрелецкие полки были слабоуправляемы в бою, непривычны к беспрекословной армейской дисциплине. Поэтому Петр I в 1698 г. распустил все солдатские, рейтарские и стрелецкие полки, включив их в четыре полка, проявивших свои лучшие качества под Азовом: кроме Семеновского и Преображенского это были Первомосковский и Бутырский.

Так началось создание регулярной армии, главной отличительной чертой которой должен был стать профессионализм. Но в крепостной России он мог сформироваться только «из-под палки» — будущие военные-профессионалы набирались в основном из среды даточных людей и дворян, хотя первые наборы по указам от 8 и 17 ноября 1699 г. были произведены из числа т. н. «охотников» — не закрепощенных людей, которых еще было достаточно в России. Эти указы положили начало и рекрутской системе формирования армии. Были установлены нормы набора даточных людей — светские и духовные феодалы должны были от 25 до 50 дворов поставлять одного рекрута, но им не мог быть крестьянин-землепашец. В итоге было поставлено под ружье 32 тыс. даточных, из которых сформировали 29 пехотных и 3 драгунских полка. Большинство полков возглавили наемные офицеры-иностранцы.

Выучка новой армии стала проводиться по переработанному П. Гордоном воинскому уставу 1648 г., а также составленным А. М. Головиным артикулам. Финансовым обеспечением реформирования армии и флота стало заниматься множество т. н. «прибыльщиков» — лиц, изыскивавших для казны новые источники доходов (например, оплата гербовой бумаги, налоги на дубовые гробы и т. д.).

«Великое посольство». До Петра I история российской дипломатии знала множество заграничных миссий, в том числе и великих посольств. Но только посольство 1697—1698 гг. стало «великим» не столько по своей численности и степени полномочий послов, его возглавлявших, но по целям и итогам. Кроме того, это был первый случай в российской внешнеполитической практике, когда царь лично принимал участие в поездке за рубеж, вел переговоры и заключал договоренности с главами крупнейших европейских государств.

Необходимость в отправлении в Европу «Великого посольства» была вызвана итогами Азовских походов: планировалось основательно изучить политические интересы и ориентацию, царившие в Европе, и найти возможных союзников для продолжения борьбы с Турцией за Причерноморье. В декабре 1696 г. Петр I издал указ о посылке «Великого посольства» в Англию, Данию, Голландию, Бранденбург, Венецию и Ватикан во главе с тремя руководителями-послами: Ф. Лефортом, Ф. А. Головиным и П. Б. Возницыным. Необычность этой миссии была не в том, что ее возглавили три разных по подготовке и способностям человека, а в намерении разом пообщаться чуть ли не с пол-Европой (обычно посольства направлялись в конкретную страну). Своеобразие посольской миссии состояло и в том, что оно должно было разместить за границей на учебу 35 волонтеров и набрать для работы в России иностранных специалистов, а также совершить ряд закупок товаров.

В начале марта 1697 г. «Великое посольство» почти в 250 человек на тысяче санных повозок выехало из Москвы. Через неделю, жестоко расправившись с заговорщиками, которыми руководили полковник И. Циклер, окольничий А. Соковнин и боярский сын, стольник Ф. Пушкин, вслед выехал и сам Петр I. Он значился в списках посольства как десятник Петр Михайлов. Такой камуфляж должен был упростить церемонии встреч с европейскими монархами, как-то скрыть от Турции факт отсутствия российского царя в стране.

Первым пунктом остановки стала Рига — столица Лифляндии, находившейся в составе Швеции. Затем была остановка в Митаве — столице Курляндии, а к середине мая посольство прибыло в Кенигсберг. Здесь Петр I подписал первый договорный документ — были установлены союзнические отношения с курфюрстом Бранденбурга Фридрихом III. В начале августа 1697 г. миссия достигла Голландии и расположилась в г. Саардаме, а потом перебралась в Амстердам. Здесь царь и волонтеры стали постигать искусство кораблестроения на верфях Ост-Индской компании. От этого занятия Петр I отрывался лишь в исключительных случаях. Так, он выехал в Утрехт на короткую встречу с английским королем Вильгельмом III, а затем был принят в Гааге в резиденции правительства Нидерландов. В течение нескольких встреч российские послы безрезультатно пытались убедить голландскую сторону поддержать Россию в ее будущей войне с Турцией. Без видимых успехов проходили в Голландии и переговоры с дипломатами других европейских стран. Успешной оказалась только деятельность по найму специалистов для флота, строящегося в Воронеже. Летом 1698 г. четыре корабля высадили в Архангельске 672 морских специалиста — от капитана до матросов и корабельного лекаря. В Голландии было закуплено 15 тыс. ружей.

В январе 1698 г. Петр I прибыл в Англию и имел две аудиенции у короля Вильгельма III. Однако и здесь дипломатических результатов достичь не удалось. Четыре месяца пребывания в Англии завершились лишь торговыми соглашениями и приобретением очередных знаний в области морского, артиллерийского, монетного дела. Более того, в это время стало очевидным, что антиосманский союз европейских государств не только укрепить, но даже сохранить становится невозможным. Австрия и Венеция тайно от России вели переговоры с Турцией о замирении. И посредниками здесь выступали Англия и Голландия. Многомесячный вояж Петра I завершался полным дипломатическим крахом.

В мае 1698 г. «Великое посольство» через Лейпциг, Дрезден, Прагу проследовало в Вену, столицу Священной Римской империи, чтобы попытаться помешать заключению сепаратного мира с османами (союзный договор с империей против Турции российские дипломаты заключили в январе 1697 г. на три года). Но даже сам царь не сумел убедить венский двор прекратить закулисные переговоры. Результат визита в Вену убедил Петра I в необходимости сменить внешнеполитические ориентиры. На смену антиосманской коалиции должна была прийти антишведская, чтобы обеспечить России успех в борьбе за выход к Балтике.

Первый шаг в этом направлении был сделан уже в Вене, когда царь тайно повел переговоры с дипломатами саксонского курфюрста и одновременно короля Речи Посполитой Августа II. В своем решении Петр I еще более утвердился после личных встреч с императором Леопольдом I, который отказался вести разговоры на животрепещущую тему. Изучить лично позиции другого союзника по антиосманской коалиции — Венеции — Петру I не удалось: 19 июля прямо с приема у императора он ринулся в Москву на подавление стрелецкого бунта.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
В XIV—НАЧАЛЕ XVII в. 9 страница | В XIV—НАЧАЛЕ XVII в. 11 страница


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 17; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.02 сек.