Язык как система языковых подсистем

В.В. Виноградов, рассматривая историю русского языка, отмечал продолжающиеся в нем процессы дифференциации и интеграции. Диалектная речь как речь бесписьменная постепенно утрачивает свои различия, так как вместе с развитием грамотности и литературной образованности население переходит ко всеобщему использованию русского литературного языка. Диалектные различия сохраняются лишь в среде малограмотного, преимущественно сельского населения. Старославянский язык обособляется как язык канонической литературы и литургии.

В русском литературном языке, напротив, увеличивается дифференциация. Эта дифференциация позволяет выделить специальные терминологические языки в литературе и письменности и отвечающей ей устной речи в сфере науки и техники. Выделяется и язык художественной литературы, который отличается от терминологического языка иным отношением к авторству, позволяющим говорить об индивидуализации авторских языков в пределах языка художественной литературы. В городском просторечии выделяются и дифференцируются бесписьменные арго, составляющие так называемые социальные диалекты города и противополагаемые в этом качестве сельским диалектам.

Наряду с этой дифференциацией периферийных языковых областей укрепляется основа литературного языка, присутствующая в речи и письме литературно образованных людей, особенно в сфере образования. Графически это можно представить так:


Картина языка

Эта картина языка отражает, по мысли Виноградова, две реальности: социальную и психологическую. Социальная реальность состоит в том, что язык в своих периферийных областях распадается на отдельные сферы общения, связанные с разделением в областях быта, дифференциацией занятий и литературно-письменной практики. Психологическая реальность состоит в том, что изменения языка отражаются в языковом сознании его носителей, т.е. происходит изменение оценок фактов языка говорящими и пишущими на этом языке. Так, литературно образованный человек оценивает и отличает факты языка, относящиеся к общелитературному языку, от фактов авторского литературно-художественного языка, а факты этих двух родов - от научно-технических терминологий (жаргонов), диалектов и просторечия.

Социальная дифференциация языка отражается в языковом сознании, разумеется, неодинаково. Тот или иной языковой факт может быть оценен разно образованными и по-разному чувствующими людьми по-своему. Единство языкового сознания состоит не в одинаковости оценки фактов речи разными людьми, а в одинаковости принципиальных критериев оценки, присущих языковому сознанию говорящих и пишущих на данном языке, особенно людей литературно образованных [13].

Особенность картины языка, изображенной Виноградовым, состоит в том, что вся полнота языковых фактов рассматривается как движущаяся и находящаяся в трехмерном пространстве. Вот почему ее можно назвать планетарной моделью языка. Движение происходит как бы в трех проекциях: в проекции постоянного обмена между ядром литературного языка и его периферийными областями; в проекции стилистических новаций, замещений, устареваний и вырождений элементов языка в каждой из пяти сфер общения; в проекции дифференциации и интеграции, происходящей в разных сферах общения. Диалекты местные и социальные имеют тенденцию к интеграции, тогда как терминологические языки и язык художественной литературы имеют тенденцию к дифференциации. Кроме этого, происходит расширение сфер общения, находящихся вокруг ядра (таких, как язык массовой информации и информатики).

Планетарная модель языка была предназначена для опознания суммы фактов, характеризующих законченность, целостность языковой системы. История языка в изображении Шахматова и современное состояние языка в изображении Виноградова позволяют говорить о том, что язык является "системой систем". Это значит, что сама систематизация языка ведется по двум критериям. С одной стороны, язык как сумма фактов, различаемых в речи, распадается на относительно самостоятельные области, с другой стороны, в каждой области, состоящей из своей суммы фактов, может быть продолжена одна и та же лингвистическая систематизация. Одновременно все целое обладает некоторой суммой общих единиц с их связями, соединяющих большую систему - "систему систем" - в одно целое.

Анализ единства и разделенности "системы систем" будет зависеть от того, в каком аспекте происходит наблюдение этого расчлененного единства. Так, несомненно, что количество общих морфем в разных сферах общения преобладает над количеством необщих морфем, характерных не для всех сфер общения, тогда как число общих слов, соединяющих все сферы общения, значительно меньше числа слов, представленных в одной или нескольких сферах общения.

Систематизация сфер общения, построение картины языка как "системы систем" зависит от истории языка. Так, в хинди "система систем" будет иной в сравнении с английским, в английском - не такой, как в испанском, в китайском - иной, чем во всех названных языках, и т.д.

История языка как особая дисциплина построена только для некоторых языков, имеющих большую литературную и культурную традицию (например, для всех основных национальных языков Европы, греческого и латинского языков, для китайского, египетского и некоторых других языков). Эта дисциплина выделилась в языкознании в начале XX в. Построение ее зависит от целого ряда других научных дисциплин. Необходимо, во-первых, уяснение истории языка средствами сравнительного метода и диалектологических исследований, необходима, далее, разработка истории письменного и литературного языков, а равно и истории филологии этих языков. Совокупность этих данных позволяет на основе истории языка создать картину языка как "системы систем".

Следовательно, картина языка как "системы систем" строится обычно с помощью литературно удостоверенных смежных с историей языка лингвистических дисциплин. Разумеется, при этом нельзя не привлекать оригинальных фактов из текстов. Оригинальные факты обычно относятся к областям, характеризующим подсистемы внутри системы. Это расхождение одних и тех же единиц по значению, различающее синонимические средства выражения. Оба эти вида различий устанавливаются на фоне других единиц, идентичных по значению и форме, объединяющих подсистемы в "систему систем". Для доказательства необходимо привлекать следующие данные, характеризующие осознание делимости языка на подсистемы в народном сознании. Поскольку народное сознание прошлого ненаблюдаемо, приходится опираться на косвенные свидетельства. К ним относятся факты, регистрируемые филологией в исследуемом языке, особенно в нормативных и школьных учениях о языке и текстах, распространяющие неверное, с точки зрения авторов учений, применение языковых средств, а также оценки языка, даваемые писателями и другими деятелями культуры прошлого.



Все эти данные представляют собой набор диагностических фактов. Сплошное обследование фактов языка для построения общей картины, указывающей место каждой единицы языка в большой системе, пока недостижимо. Известные надежды в этом отношении внушают успехи в статистическом обследовании текстов. Но эти исследования тормозятся неразвитостью методов языковой статистики и трудностями автоматизации работ, заключающимися прежде всего в высокой трудоемкости подготовки машинных данных. В настоящее время построение картины языка как "системы систем" стимулируется необходимостью разработки "языков" науки и техники и нуждами кибернетики. Вот почему можно ожидать расширения исследований в этом направлении.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Единицы и категории лингвостилистики | Язык как система знаков


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 12; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.007 сек.