Тема № 11. Законодательное обеспечение свободы слова и информации в постсоветский период. Журналистика XXI века

Известность, доступность для широкого ознакомления и обсуждения; макси­мальная открытость и правдивость в деятельности государственных и обществен­ных организаций, действенная и активная форма общественного мнения в демок­ратическом решении важнейших проблем страны; политика государства, которая при смене руководителя или под влиянием социально-экономических условий может измениться, — так обычно понимают гласность. Развитие гласности ведет к росту политической культуры граждан, расширению их участия в делах государства, вызывает необходимую психологическую перестройку должностных лиц. В атмо­сфере гласности журналистика лучше сможет реализовывать свои функции, роли. Если гласность характеризует качество социального климата в государстве, то сво­бодное функционирование прессы зависит от качества демократии, характера вза­имоотношений властных структур с населением, уровня социальной ответствен­ности редакций и журналистов.

Гласность, открытость может дать дорогу свободе печати, когда законодатель­ными актами, Конституцией страны упраздняется предварительная цензура, и власть ни при каких ссылках на временную необходимость не может администра­тивными мерами ограничивать деятельность средств массовой информации.

Представители прогрессивных типов журналистики, возникавшие в ходе со­циальных преобразований оппозиционные силы постоянно вели борьбу за глас­ность. «Задача печати, — писал К. Маркс, — превратить государство из таинствен­ного жреческого дела в ясное, всем доступное и всех касающееся мирское дело...». В революционные периоды общественность привлекали проблемы свободы печати, защиты ее от светского или религиозного вмешательства. Свобода печати, например, была зафиксирована, наряду с правами на свободу слова и вероис­поведания, на собрания и петиции, в двух важнейших документах XVIII в. — Деклара­ции прав человека и гражданина, принятой во Франции (1789 г.), и Билле о пра­вах (поправках к Конституции США, принятой в 1787 г.). В ходе дискуссий о свободе печати наблюдались различные подходы — революционно-демократичес­кий, классово-политический, предпринимательский, правовой.

В качестве доказательства революционно-демократического подхода исследо­ватели неизменно ссылаются на первую публикацию К. Маркса в массовой прессе «Дебаты шестого Рейнского ландтага о свободе печати и об опубликовании прото­колов сословного собрания» (1842г.). Называя прессу «зорким оком народного духа», «духовным зеркалом, служащим для познания народом самого себя», Маркс призывает устранить главное препятствие на пути к этому идеалу — цензуру и сде­лать прессу независимой от власти. Он полагает, что свобода печати революцион­на по настроению и целям, что революции народов совершаются сначала не в мате­риальной, а духовной сфере, идейно готовятся при участии прессы, которую назы­вает «самым свободным в наши дни проявлением духа».

Классово-политический подход к свободе печати проявляется в моменты ост­рых социальных потрясений, когда на первый план ставятся привилегии одной социальной группы в ущерб другим, выдвигаются политические интересы и при­обретает актуальность ленинский лозунг «Какая свобода печати? Для чего? Для какого класса?».

Согласно предпринимательскому подходу, журналистика должна приносить прибыль. Именно способность газеты давать доход ее владельцу или редакции сви­детельствует о свободе печати. Но это может быть только экономической свободой, а Маркс в своей статье выступал за идейное раскрепощение журналистов и выдвигал тезис, что «главнейшая свобода печати состоит в том, чтобы не быть промыслом».



Конституция страны, а также законодательные и нормативные акты, регули­рующие взаимоотношения журналистики и журналистов с государством и массо­вой аудиторией, — такова суть подхода к свободе печати.

Не всегда и далеко не везде борьба за гласность и свободу печати была успеш­ной. Так, во Франции официально предварительная цензура была введена в 1629 г. Людовиком XIII. Согласно ее предписаниям, «ничто не могло быть напечатано» без санкции полиции и цензора, категорически запрещалась печатная продукция, «враждебная религии, королю, государству, чистоте нравов, чести и репутации ча­стных лиц». За совершение «преступлений печати» в 1660-1756 гг. было заключе­но в Бастилию 869 авторов, типографщиков, книгопродавцев и «газетье»; смерт­ная казнь практиковалась до конца XVIII столетия. Начиная с XVI в. власти Вели­кобритании ввели строгий контроль за печатным делом. Все было в руках так называемой Звездной палаты. В 1641 г. она была упразднена, но законодательство о печати продолжало ужесточаться: были запрещены публикации о палате общин, в 1643 г. введена предварительная цензура [60]. Становление печати Швеции про­ходило в условиях большей свободы. Изданное в 1766 г. и уточненное в 1812 г. правительственное распоряжение о «Свободе печати» входит в Конституцию стра­ны, определяя объем прав печати, деятельность цензуры. Согласно ему, запреща­лась предварительная цензура, но предоставлялось право суду определять нару­шения закона о печати, особенно с точки зрения интересов государства и военной тайны. На этом основании в годы Второй мировой войны цензура нередко вмеши­валась в дела антифашистски настроенной прессы, запрещая публикации антигит­леровского содержания.

В России со времен Ивана Грозного как главное орудие борьбы с гласностью цензура также стремилась не сдавать своих позиций. Она особенно затрагивала свободу российской прессы. До екатерининского времени в России не было част­ных типографий, книги и периодические издания подвергались цензуре тех учреж­дений, при которых состояли соответствующие типографии (сенат, академия наук, университет). В 1783 г. было разрешено свободное устройство частных типографий, но вместе с тем печать, в том числе и периодическая, была отдана под предва­рительную цензуру так называемых управлений благочиния. В последний год сво­его царствования Екатерина II закрыла все частные типографии, а цензура была сосредоточена в специальных учреждениях в Петербурге и Москве. В начале своего царствования Александр I разрешил ввозить из-за границы книги и перио­дические издания, «распечатал» закрытые в 1796 г. частные типографии, но в 1804 г. ввел в действие первый в России Цензурный устав: допуская обсуждение в печати общественно-политических вопросов, он запрещал печатать произведения, «про­тивные правительству, нравственности, закону Божию и личной чести граждан».



А во второй половине XIX века был принят ряд законов, позволяющих запре­щать розничную продажу газет, публикацию в них частных объявлений. Юриди­чески положение прессы определялось Временными правилами о печати 1865 г., которые заменили все предшествующие законы и распоряжения. По этим правилам под предварительной цензурой находилась вся провинциальная печать, иллю­стрированные, сатирические журналы, но освобождались столичные ежедневные газеты и журналы (правда, для них сохранялась цензура наблюдения). После третьего предостережения министра внутренних дел издание могло быть приостановлено на срок до полугода. Возможно было и судебное преследование издателя. Но полностью запретить издание мог только суд. Эти послабления в цензурной политике Александра II сменились годами «закручивания гаек» Александром III: Времен­ными правилами о печати 1882 года контроль над прессой был усилен, право пре­кратить выпуск издания было предоставлено совещанию четырех министров.

Временными правилами о печати 24 ноября 1905 г. предварительная цензура была отменена, но печать оставалась бесправной. С 1907г. к периодическим изда­ниям стала применяться система административных взысканий (штраф, арест ре­дактора). Общая сумма штрафов в первый же год составила полмиллиона рублей, только газета «Русские ведомости» выплатила 25 тысяч рублей.

Что же касается советского времени, то, по мнению Г. В. Жиркова, можно вы­делить пять периодов цензурной истории:

• 1917-1919 гг. — период комиссародержавия (первые декреты о печати, инсти­тут комиссаров печати, военная цензура «красной и белой» прессы;

• 1919-1922 гг. — Госиздат как основной центр цензуры (попытка централи­зовать цензуру в общегосударственном масштабе, что вызвало протесты ча­стных издательств, пытавшихся отстоять свою автономию);

• 1922- 1927 гг. — период цензуры Главлита, ставшего новым государственным
учреждением цензуры (постепенный переход Главлита в подчинение партий­ным структурам);

• 1928-1980 гг. — период полного господства партийной цензуры (в нем можно
выделить начальный этап — до 1940 г., военный, послевоенный, время отте­пели и время застоя — 1970-1980 гг.). Партийные структуры, органами которых являлось подавляющее большинство средств массовой информации использовали не только государственную, но и другие виды цензуры — об­щественное, экономическое давление, опираясь в этом на такие обществен­ные организации, как Союз журналистов, Союз писателей и др.

• 1990-е гг. — цензура на современном этапе с ее неопределенным характером .


Главлит — маленькое учреждение с крохотным штатом — уже к 1930 г. разрос­ся до непомерных размеров и стал контролировать все — даже надписи на визит­ных карточках. В 80-е гг. XX в. термин «цензура» не применялся. Но Главное уп­равление по литературе (Главлит) действовало весьма активно, в регионах же функции цензурного комитета осуществляло Управление по охране государствен­ных тайн в печати при облгорисполкомах (Горлит). Помимо сведений, представля­ющих действительно государственную тайну (например, о дислокации воинских частей или о новейших вооружениях), существовал целый пласт «тайн», которые, по сути, представляли собой информацию, закрытую какими-либо ведомствами, министерствами и ЦК партии (например, уровень смертности по регионам от тех или иных болезней, уровень неграмотности народов Севера и т.д.).

Работа советской цензуры состояла из предварительного контроля издавае­мой литературы и последующего контроля поступающих в Горлит контрольных экземпляров всей полиграфической продукции. При этом цензоры руководствова­лись рядом нормативных документов, среди которых были: «Перечень сведений, не подлежащих к открытой публикации», «Единые правила печатания» и, нако­нец, «Тетрадь оперативных указаний» (например, указания — не допускать в печа­ти упоминаний фамилий артистов, писателей, деятелей науки, культуры и искус­ства, выехавших на постоянное место жительства за границу и т.д.). В ленинградском Горлите 70 сотрудников работали в пяти отделах.

I отдел — предварительный контроль научно-технической литературы, мате­риалов выставок и т.п.

II отдел — предварительный контроль художественной, общественно-публи­цистической литературы.

III отдел — предварительный контроль газет, журналов, телевидения, радио,
последующий контроль многотиражных газет предприятий.

IV отдел — последующий контроль, контроль фондов библиотек; предвари­
тельный контроль мелкопечатной литературы (листовки, проспекты и т.п.), про­верка полиграфических предприятий.

V отдел — контроль за иностранной литературой, пересылаемой из-за рубежа советским гражданам .

В конце 80-х годов в результате начавшейся перестройки органы Главлита сменили принцип предварительного контроля на последующий контроль.

Таким образом, до августа 1990 г. продолжался непрерывный процесс развития однопартийной советской журналистики, превратившейся в единый пропагандист­ский комплекс КПСС. Так, в 1938 г. политико-идеологическому контролю по всему Советскому Союзу подвергались 8850 газет, 1762 журнала, 74 вещательных радио­станции, 1200 радиоузлов, 1176типографий, 70 тыс. библиотек [65]. Наконец, в июне 1990 г. был принят первый в истории отечественных СМИ Закон «О печати и других средствах массовой информации». А 27 декабря 1991 г. на смену ему пришел Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации». С той поры в нашей стране началась реализация правового подхода к свободе печати.

Но и сегодня, в пору гласности, плюрализма мнений, свободы слова, существует несколько специфических видов цензуры: 1) ограничения на свободу информации, связанные с государственными, военными, медицинскими, коммерческими тайнами, этическими нормами; как и во всякой демократической стране, доля таких ог­раничений незначительна; 2) запрещения, связанные с тем, что через контроль над информацией над зависимым СМИ можно скрыть ошибки или отложить решение той или иной проблемы до благоприятного времени; 3) ведомственная цензура из-за боязни того, что выявится некомпетентность представителей управленческого аппарата.

Ни одно из прав, пожалуй, не защищено с такой юридической основательностью, как право на информацию, восходящее к естественным правам человека, гражданс­ким свободам, свободе слова. Свобода искать, получать и распространять информа­цию и идеи, любыми способами и независимо от государственных границ, закрепле­на во Всеобщей декларации прав человека (статья 19) и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 10). Заметим, что в Швеции еще в 1766 г. был принят закон «О свободе печати», по которому стали доступны гражда­нам все документы правительства и парламента, правосудия, архивов [66]. В других государствах право на информацию как результат гласности документов было зако­нодательно закреплено позднее: в Финляндии — 1951 г., США — 1966 г., Норвегии и Дании — 1971 г., Голландии и Франции — 1978 г., Австралии и Канаде — 1982 г. [67].

В 1948 г. Организация Объединенных наций приняла «Хартию прав человека: Всеобщую декларацию прав человека», которой подчеркивается право каждого собирать информацию и передавать ее, минуя государственные границы. Через два года Совет Европы в «Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод» уточняет, что свобода информации должна сопрягаться с необходимостью заботиться о государственной безопасности и нравственности общества, тайне ча­стной жизни. Это требование было учтено и ООН — в принятом в 1968 г. «Международном пакте о гражданских и политических правах»

Конституция Российской Федерации провозгласила свободу каждого на выска­зывание мнений, в ней также подчеркнуто, что «цензура запрещается, и каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять инфор­мацию любым законным образом» (ст. 29 ч. 1). Наконец, в ст. 1 Закона «О средствах массовой информации» (1991) сказано: «В Российской Федерации поиск получе­ние, производство и распространение массовой информации не подлежат ограниче­ниям, за исключением предусмотренных законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации, а в ст. 3 говорится о недопущении цензуры мас­совой информации, т. е. требования от редакции СМИ со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объе­динений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым) и о том, что не допускается наложение запрета на распространение сообщений и материалов их отдельных частей.

В последние годы законодательная база журналистики заметно усилилась: в 1993 г. начали действовать федеральные законы «Об авторском праве и смежных правах» (от 9 июля 1993 г.), «О государственной тайне» (от 21 июля 1993 г.); в 1995-ом — «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» (от 13 января 1995 г.); «О свя­зи» (от 16 февраля 1995 г.); «Об информации, информатизации и защите информации» (от 20 февраля 1995 г.); «О рекламе» (от 18 июля 1995 г.); «Об экономичес­кой поддержке районных (городских) газет» (от 24 ноября 1995 г.), «О государствен­ной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Российской Федера­ции» (от 1 декабря 1995 г.). Внесены поправки в кодексы Гражданский, Уголовный, Об административных нарушениях. Однако главный документ — закон «О средствах массовой информации» — вступил в силу 27 декабря 1991 г., и хотя в 1995-2001 гг. в текст четырежды вносились некоторые изменения и дополнения, он явно уста­рел и нуждается в существенной корректировке в соответствии с реалиями рос­сийской действительности. Следует определить финансовые условия самостоятель­ности и экономический статус СМИ, права редакций на приватизацию зданий, зе­мельных участков, имущества; дифференцировать налоговые льготы; дать твердые гарантии на доступ журналистов к информации и в то же время усилить ответ­ственность СМИ за недостоверность информации, вызывающую негативные по­следствия; предоставить журналисту статус неприкосновенности (подобно депу­татскому), чтобы защитить его от шантажа и насилья. Предлагают также вырабо­тать механизм реализации закона «О средствах массовой информации» и устранить нестыковку его отдельных статей с другими законами, особенно с процессуально уголовным и процессуально гражданским кодексами Российской Федерации.

Основная тенденция развития средств массовой информации в мире — дви­жение к информационному обществу, что связано прежде всего с появлением но­вых революционных технологий. Российская и западная журналистика — накану­не перехода на принципиально новый уровень: цифровое телевидение позволит любому составить программу телевизионного вечера, исходя из своих интересов и желаний. Спутники, выведенные сегодня на орбиту, располагают 150 тысячами лучших мировых фильмов и 200 тысячами программ различной направленности. Являясь одним из самых перспективных направлений в развитии средств массо­вой коммуникации, спутниковое телевидение позволяет мгновенно получать и пе­редавать информацию, объединяя не только страны, но и континенты. Мы вплот­ную подошли к появлению интерактивного телевидения. Компьютерная сеть Ин­тернет с ее популярной эмблемой «World Wide Wеb», растет стремительно и становится основой глобальной информационной инфраструктуры.

В России цифровые технологии стали широко внедряться в сферу печатных СМИ; редакции уже многих газет создают электронные версии своих изданий, ос­ваивая тем самым виртуальное пространство Интернета.

В информационном обществе, в которое стремится преобразоваться сегодняш­нее индустриальное, большая часть населения будет занята в сфере производства, обработки, управления и обмена информацией. В настоящее время информация порой представляет собой основанные на образах и мифах пропагандистские ком­плексы, а глобализация процессов в масс-медиа ведет к росту потока субъективной информации, созданной в интересах отдельной личности или организации.

Другими тенденциями журналистики является, с одной стороны, дифферен­циация и расширения многообразия печатных изданий и электронных СМИ, с другой, интеграция средств массовой информации, вызываемая стремлением к эконо­мической выживаемости.

 

 

Вопросы для самопроверки

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Тема № 10. Современные СМИ зарубежных стран | Раздел III. МАССОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ И ЕЕ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ


Дата добавления: 2017-04-20; просмотров: 34; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.021 сек.