СИСТЕМА ЭКСПЕРТНЫХ ОЦЕНОК ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У МАЛОЛЕТНИХ И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПОТЕРПЕВШИХ И ОБВИНЯЕМЫХ.

Психические расстройства и возрастные особенности у несовершеннолетних имеют большое судебно-психиатрическое и юридическое значение. Они могут определять:

а) неспособность обвиняемых в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими;

б) неспособность жертвы понимать характер и значение совершаемых с ней действий и оказывать сопротивление в криминальной ситуации, что является основанием для констатации судом «беспомощного состояния»;

в) ограничивать способность таких лиц исполнять процессуальные функции (главная из которых у потерпевших и свидетелей — право и обязанность давать правильные показания об обстоятельствах дела) и участвовать в судебно-следственном процессе.

Психические расстройства, возникающие у потерпевших в результате насилия и имеющие с ним причинно-следственную связь должны рассматриваться как «вред здоровью» от повреждений, повлекших психические расстройства (ПППР).

Основные принципы системы экспертных оценок заключаются в следующем:

1) Единство медицинского и юридического (психологического) критериев применительно к предмету экспертизы (психическое состояние лица в конкретной юридически значимой ситуации). Он полностью выдерживается при наличии у несовершеннолетнего психического расстройства: медицинский критерий отражает имеющуюся психическую патологию, а психологический является его мерой и содержит юридически значимый ответ об актуальном состоянии и психических способностях лица применительно к интересующим следствие вопросам. При отсутствии у несовершеннолетнего психических расстройств медицинский критерий утрачивает свою роль, а основное значение приобретает юридический критерий. Специфика подросткового возраста, во время которого продолжается процесс психического развития, такова, что в психологическом критерии заложены основы ограниченной способности несовершеннолетних осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими («ограниченная» вменяемость — ст. 22 УК РФ и непривлечение к уголовной ответственности — ст. 20 УК РФ).

2) Учет всех факторов — возрастного (уровень психического развития, внушаемость, подчиняемость, склонность к фантазированию, развитость долговременной памяти, абстрактного мышления, осведомленность в вопросах половых отношений, сформированность критических и прогностических способностей), дизонтогенетического (ретардация или опережение психического и психосексуального развития), психопатологического (степень выраженности психических нарушений, качественное изменение психического функционирования) и ситуационного (индуцирование со стороны соучастников или психотравмирующее влияние агрессивных действий на потерпевшего).

3) Динамичность подхода к решению экспертных вопросов с ретроспективной, актуальной и прогностической оценкой способностей малолетних и несовершеннолетних. Принцип ретроспективности особенно важен при оценке психического состояния малолетних потерпевших по половым преступлениям и несовершеннолетних обвиняемых в связи с возможностью быстрого психического созревания со значительным улучшением психического функционирования за относительно короткий период и заметным уменьшением проявлений психического инфантилизма и эмоционально-волевых расстройств.

4) Последовательность анализа потенциальных способностей (которые исследуются экспертами в ходе освидетельствования) и актуальных возможностей их реализации на различных юридически значимых этапах с учетом ситуационного фактора (у обвиняемых — повышенная конформность, индуцирование со стороны лидеров референтных групп, выраженность психологических реакций группирования со сверстниками, эмансипации и др.; у потерпевших —- психотравмирующее воздействие насилия, ЧМТчерепно-мозговая травма), а также установление конкретных вариантов их ограничений или нарушений;

5) Обязательность оценки пубертатного криза как этапа динамики любой нозологической формы или самостоятельного феномена с учетом трех вариантов его течения: «психологический криз созревания» (количественное увеличение присущих этому возрасту психологических проявлений); «дисгармоничный — пубертатный криз» (психопатоподобные или психопатические нарушения, сочетающиеся с признаками бурного или задержанного соматоэндокринного созревания, сопровождающиеся нарушениями поведения вплоть до делинквентного); «патологический пубертатный криз» (симптоматика второго варианта усложнена за счет пубертатной психопатологии — расстройств влечений, сверхценных образований, патологического фантазирования, выраженных эмоционально-волевых расстройств и нарушений критических способностей).

6) Одновременность изучения двух основных юридически значимых категорий у потерпевших по половым преступлениям (способности понимать характер и значение сексуальных действий преступника и способности правильно воспринимать обстоятельства дела и давать правильные показания), поскольку существует их опосредованная взаимосвязь и взаимообусловленность.

Разработанная система в полной мере может быть применена в рамках комплексных психолого-психиатрических и комплексных сексолого-психолого-психиатрических экспертиз (КСППЭ), которые и являются наиболее методологически правильными и эффективными видами судебных экспертиз для несовершеннолетних обвиняемых и потерпевших, особенно по половым преступлениям. КСППЭ несовершеннолетних состоит из трех этапов. На первом этапе психиатр-эксперт с помощью клинического метода выявляет психические расстройства, производит их синдромальную и нозологическую квалификацию, оценивает психическое состояние потерпевших в различных юридически значимых ситуациях с учетом результатов экспериментально-психологического (и сексологического -при КССППЭ) исследований, которые производятся экспертом-психологом и сексологом в этот же период времени. На втором этапе обсуждаются полученные данные, в случае необходимости используются дополнительные методики, привлекаются дополнительные методики, специалисты-консультанты (невропатолог, эндокринолог, терапевт), применяются параклинические методы. На третьем этапе происходит интегративный анализ основных и дополнительных результатов, устанавливается «функциональный» диагноз и решаются экспертные вопросы. В компетенцию психиатра-эксперта входят диагностика психических расстройств и их судебно-психиатрическая оценка, установление психического здоровья при их отсутствии, оценка психического состояния в различных юридически значимых ситуациях. К компетенции психолога-эксперта относятся определение уровня психического развития, возрастных и личностных особенностей, анализ эмоционального состояния потерпевших в интересующие следствие периоды. Установление этапа психосексуального развития у потерпевших в препубертатном и пубертатном возрасте, выявление его отклонений от нормативных вариантов, а также определение сексуальных расстройств, возникших в результате насилия (особенно при длительном инцесте) — компетенция сексолога-эксперта. К сфере совместной деятельности относятся установление «функционального» диагноза и решение экспертных вопросов при наличии у потерпевших психических расстройств; в случае отсутствия таковых ответы на них являются прерогативой психолога-эксперта.



Одним из важнейших юридических понятий, которое рассматривается правоохранительной системой не только как признак состава преступления, но и как обстоятельство, отягчающее ответственность, является «беспомощное состояние» жертвы преступления. В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 4 от 22.04.92 г. «О судебной практике по делам об изнасилованиях» состояние признается «беспомощным», если потерпевшая в силу физического или психического состояния (физические недостатки, малолетний возраст, расстройство душевной деятельности и иное болезненное либо бессознательное состояние) не может понимать характер и значение совершаемых с ней действий или оказывать сопротивление. Констатация «беспомощного состояния» относится к компетенции суда, задачей КСППЭ является выявление таких психических расстройств или психологических особенностей, которые в момент сексуального насилия обусловливают нарушение указанной категории. В ней можно выделить медицинский и юридический (психологический) компоненты. Юридический компонент содержит интеллектуальную (способность понимать характер и значение) и волевую (возможность оказывать сопротивление) составляющие. Способность потерпевших по половым преступлениям понимать «характер» сексуальных действий заключается в отражении их содержательной стороны, основанном на информированности в сексуальных вопросах: функциональных различиях полов, физиологии половых отношений, достаточной осведомленности по поводу зачатия, деторождения, принятых нормах проявления сексуальной активности и т. д. Способность понимать «значение» охватывает смысловой (морально-нравственный, личностный и социально-правовой) аспект проблемы.

Потенциальная способность понимать характер и значение сексуальных действий отсутствует у малолетних с нормативным развитием на этапе полового самосознания (примерно до 7-летнего возраста они не могут понимать характер и значение сексуальных действий), ограничена на этапе полоролевого поведения (до 14 л.ет могут понимать характер, не могут – значение, или могут не в полной мере), а в полной мере формируется на этапе психосексуальных ориентаций (с 14 до 18 лет. в зависимости от развитости морального сознания могут понимать значение сексуальных действий). У несовершеннолетних с психическими расстройствами ее ограничения и нарушения возникают в результате дизонтогенеза с ретардацией психосексуального развития и при выраженном общем психическом дефекте с качественным изменением психического функционирования в рамках различных нозологических форм. Актуальная возможность реализацииспособности понимать характер и значение сексуальных действий в ситуации сексуального насилия может быть нарушена в результате острых реакций на стресс, черепно-мозговых травм и состояний опьянения. Способность потерпевших оказывать сопротивление сохранена только при наличии у них актуальной возможности реализации потенциальной способности понимать характер и значение сексуальных действий.

Второй юридически значимой категорией, определение которой производится в ходе КСППЭ в соответствиие со ст.196 УПК РФ п. 3 ст. 79 УПК РСФСР, является способность потерпевших правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (далее — воспринимать и давать показания). В отличие от существующей в некоторых зарубежных странах системы оценки «реальности свидетельских показаний», в нашей стране кардинальный принцип экспертной оценки заключается в установлении принципиальной возможности давать показания, а не в определении их достоверности, что относится к компетенции суда. Вместе с тем, показания в ходе экспертизы подвергаются тщательному анализу, т. к. они несут важную информацию о динамике психического состояния и являются дополнительным объектом исследования наряду с медицинской документацией и другими материалами дела. Всякое показание представляет собой воспоминание — воспроизведение полученных ранее впечатлений, точность и правильность которых зависит от многих факторов. Условно процесс формирования показаний можно разделить на три стадии: восприятие, запоминание и воспроизведение.

Детям, в зависимости от возраста, в той или иной мере присущи особенности внимания, восприятия, памяти, мышления, сочетающиеся со склонностью к вымыслам и фантазированию, которые могут влиять как на восприятие событий, так и на их воспроизведение. Важнейшей характеристикой восприятия является его осмысленность, которая формируется у малолетних в процессе онтогенеза и достигает высшего, категориального уровня у взрослых. При этом развивается способность адекватного отражения не только физических тел, но и существенных связей предметов и явлений, а также ситуаций взаимодействия между людьми. Важное значение для объективного отражения действительности имеет индивидуальный жизненный опыт детей, поэтому простые события они могут воспринимать и воспроизводить правдиво, но особые сложности возникают при восприятии ими обстоятельств, сущности которых они не знают и не понимают. Вместе с тем, даже в таких случаях дети могут дать информацию о конкретных вещах.

У детей с нормативным психическим развитием потенциальная способность давать показания, как правило, сохранена; ограничения наблюдаются только по уровню осмысления сложных событий, особенно при их сексуальном характере. Поэтому они могут воспринимать только внешнюю, фактическую сторону событий криминального периода. У детей с дизонтогенезом может нарушаться как потенциальная, так и актуальная способность давать показания (М. В. Морозова, 1995; И. А. Кудрявцев с соавт., 1996). Потерпевшие с качественным изменением психической деятельности при выраженных психических расстройствах (глубокое интеллектуальное недоразвитие, грубый психопатоподобный синдром с расторможенностью влечений, отсутствие критики) не могут правильно воспринимать обстоятельства дела. Актуальная возможность реализациипотенциальной способности воспринимать обстоятельства дела (также как и в категории понимания характера и значения) может иметь 3 варианта ограничений, которые определяются ситуационным фактором: психогенный, травматический и интоксикационный. Каждый из этих вариантов заключается в ПАРЦИАЛЬНОМ ограничении способности потерпевших воспринимать обстоятельства дела на период измененного или нарушенного сознания при возможности их воспринимать до развития у них нарушений сознания и после восстановления его ясности. Естественно, что потерпевшие с нарушенной потенциальной и, соответственно, актуальной способностью воспринимать события не могут и давать о них правильные показания. Кроме того, могут бытьвозможны следующие варианты ограниченийспособности давать показания:

ограничение ПО УРОВНЮ ОСМЫСЛЕНИЯ (у малолетних и несовершеннолетних с психическими расстройствами при наличии у них потенциальной способности воспринимать только внешнюю, фактическую сторону событий);

ограничение ОТСРОЧЕННОГО воспроизведения обстоятельств дела (у малолетних вследствие несформированности у них долговременной памяти и у несовершеннолетних с психическими расстройствами при наличии у них мнестических нарушений);

ограничение ПАРЦИАЛЬНОГО характера (у испытуемых с ограниченной актуальной возможностью реализации потенциальной способности воспринимать события в результате различных видов амнезий после черепно-мозговой травмы, состояний интоксикации или аффективно-шоковых реакций);

ограничение ВРЕМЕННОГО характера (у испытуемых с декомпенсацией психических расстройств, при психогенных депрессиях, травматической болезни и т. д. в связи с медицинскими противопоказаниями участвовать в следственном процессе до улучшения состояния).

Внушаемость и фантазирование у детей без психических расстройств самостоятельного значения не имеют, а должны рассматриваться в качестве факторов риска в совокупности с другими условиями (влияние окружающих лиц, отдаленность дачи показаний от момента криминальных событий). У несовершеннолетних с психической патологией, в структуру которой включены синдром фантазирования и внушаемость, необходимо оценить степень выраженности и патологичности этих феноменов, выявить коморбидные (сопутствующие) психические расстройства и их влияние на способность потерпевших воспринимать события и их воспроизводить, произвольно регулировать свое поведение. К признакам патологичности синдрома фантазирования относятся доминирование фантастических представлений (чего?)в сознании, готовность к перевоплощению, визуализация образов, отрыв от реальности, утрата произвольности и критики, перерастание в бред воображения и детерминирование в поведении. Патологическая внушаемость также выявляется не изолированно, а в структуре психических расстройств. Поэтому оба эти феномена должны оцениваться в сочетании с другими синдромами в системе экспертных оценок юридически значимых способностей несовершеннолетних потерпевших. Вместе с тем, иИх необходимо учитывать и работникам следствия при допросах малолетних, так. как. форма задаваемыхе вопросовы, имеющиеая наводящий смысл, можегут существенно искажать содержание ответов и таким образом влиять на ход расследования. Именно поэтому при допросе детей следует избегать наводящих вопросов, обобщений, использования незнакомых им понятий и терминов, названий предметов и действий, а ответы фиксировать в дословной форме. Следует подчеркнуть, что большинство потерпевших могут давать правильные показания,; если же экспертная комиссия выявляет нарушение или ограничение той или иной составляющей (чего?показаний), то в заключении должно быть четко указан их вариант и временной период, на который они распространяются. Только при таком подходе работники правоохранительных органов смогут эффективно использовать результаты экспертизы.

Определение способности жертв сексуального насилия участвовать в судебно-следственном процессе должно происходить с позиций максимальной защиты прав потерпевших (особенно малолетних детей) и клинико-психологических критериев системы экспертной оценки возможности их участия. Нарушение или ограничение потенциальной способности потерпевших участвовать в судебно-следственном процессе и актуальной возможности ее реализации в конкретной юридически значимой ситуации определяются сочетанием ряда факторов: возрастного (законодательное ограничение самостоятельного участия до 18 лет), психопатологического (наличие выраженных психических расстройств, лишающих возможности давать показания и произвольно регулировать свое поведение) и ситуационного (психотравмирующее влияние расследования с возникновением психогенных состояний и декомпенсаций). Заключение экспертной комиссии может носить как категоричный (по медицинским показаниям), так и рекомендательный (по деонтологическим мотивам) характер.

Тяжесть«вреда здоровью от повреждений, повлекших психические расстройства» (ПППР) определяется исходя из статей УК РФ (ч. 3 ст. 111, ст. ст. 131 и 132) и «Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Приложение № 2 к приказу Минздрава РФ № 407 от 10.12.96 г.», в которых под «вредом здоровью» понимают либо телесное повреждение (т. е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций), либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов: механических, физических, химических, биологических, психических. Система экспертной оценки тяжести «вреда здоровью от ПППР» состоит в единстве медицинского (широкий круг психических расстройств экзогенной природы: травматические, психогенные и интоксикационные, имеющие прямую причинно-следственную связь с совершенным сексуальным насилием) и юридического («опасность для жизни» в момент причинения, «длительность расстройства здоровья», «выраженность и стойкость нарушений адаптации»). Последний компонент юридического критерия специфичен для детей и неработающих несовершеннолетних (в отличие от «утраты трудоспособности» у взрослых). Определение тяжести «вреда здоровью от ПППР» производится в рамках комплексных судебных экспертиз.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА У ДЕТЕЙ-ПОТЕРПЕВШИХ ПО ПОЛОВЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ | Наблюдение 2:. З. Олеся, 6,5 лет, потерпевшая в уголовном деле по обвинению ее отчима Ж. по ст. 131 ч. 3 УК РФ в изнасиловании.


Дата добавления: 2017-04-20; просмотров: 94; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.087 сек.