Доктрина ЭКЛА» и программа «Союза ради прогресса» (1961).

Растущее несоответствие социально-экономической структуры латиноамериканского общества новым условиям мирового развития, ограниченный эффект «импортзамещающей индустриализации» побудили усилившую свои позиции местную промышленную буржуазию и либеральных политиков искать более действенных путей модернизации экономики и социальных отношений на путях реформизма. Подъем освободительного. движения, рост революционных тенденций, особенно победа Кубинской революции и преобразования на Кубе, заставили поспешить с выдвижением реформистской альтернативы выхода из кризиса латиноамериканского общества и попытаться решить проблемы, вызвавшие к жизни революционный подъем.

Теоретическим обоснованием реформистской политики послужила «Доктрина ЭКЛА», разработанная в 50-е годы группой латиноамериканских экономистов и социологов – сотрудников созданной в 1948 г. Экономической комиссии ООН для Латинской Америки (ЭКЛА). Основные положения этой доктрины были изложены в трудах выдающегося аргентинского экономиста Рауля Пребиша (1901–1986), а также Альдо Феррера (Аргентина), Фелипе Эрреры (Чили), Селсо Фуртаду (Бразилия), Хосе Антонио Майобре (Венесуэла). Рауль Пребиш окончил университет Буэнос-Айреса, где затем с 1925 по 1948 г. преподавал политэкономию. Одновременно в 1930–1935 гг. он работал в министерстве финансов, а с 1935 rio 1943 г. был директором Центрального банка Аргентины. Он принял активное участие в создании ЭКЛА в 1948 г. и с 1950 по 1962 г. возглавлял ЭКЛА, занимая пост ее исполнительного секретаря. В 1964 г. Р. Пребиш стал одним из инициаторов создания Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) и был ее генеральным секретарем с 1964 по 1969 г., затем возглавил Латиноамериканский институт экономического и социального планирования при ЭКЛА.

Рауль Пребиш и другие авторы «Доктрины ЭКЛА» исходили из концепции о принадлежности стран Латинской Америки к сырьевой периферийной зоне мировой экономики, что обрекает их на зависимость и эксплуатацию со стороны индустриальных центров, на хроническое отставание от развитых государств. Преодолеть это состояние страны региона могут только на путях ускоренной модернизации своей экономической и социальной структуры и завоевания на этой основе экономической самостоятельности и равноправного положения в мире. Чтобы добиться таких целей, нужно обеспечить индустриализацию и интенсивное развитие сель-


ского хозяйства, изменить структуру и географию внешнеэкономических связей. Необходимой предпосылкой успеха модерниза-торской политики, по их мнению, является осуществление ряда экономических и социальных преобразований, прежде всего аграрной реформы, которая бы покончила с отсталыми аграрными отношениями. Большое значение придавалось региональной экономической интеграции и выработке новых, равноправных принципов мировой торговли и международных экономических отношений. Во имя осуществления намеченных целей и обеспечения на этой основе социальной справедливости выдвигался лозунг единства нации.

«Доктрина ЭКЛА» получила известность как теория «десаррольизма» (по-испански «развития»). Ее сторонники стали называться «десаррольистами». Это была национал-реформистская концепция. Среди десаррольистов наметились, наряду с общим направлением, более радикальное крыло, делавшее акцент на социальные и антиимпериалистические преобразования (С. Фуртаду), и правое крыло, ставившее на первый план собственно экономические цели развития (Р. Фрихерио в Аргентине, рецептам которого следовало правительство Фрондиси в 1958–1962 гг.). Правые десаррольисты большие надежды возлагали на привлечение иностранного капитала и режим экономии, в том числе за счет трудящихся.



Правящие круги США также стали осознавать необходимость определенных перемен в Латинской Америке и в политике самих США в отношении этого региона, особенно в условиях падения здесь престижа США и победы Кубинской революции, вызвавшей широкие отклики на континенте. Еще в 1958 г. президент Бразилии Кубичек выдвинул план ускорения экономического развития латиноамериканских стран на основе усиленного притока финансовых средств из США и других развитых государств. После победы революции на Кубе президент США Д. Эйзенхауэр предложил экономическую помощь в размере 500 млн. долл. и содействие латиноамериканским республикам в проведении необходимых экономических и социальных реформ. Но нужна была гораздо более широкая и эффективная программа.

Такая программа в рамках курса «новых рубежей» была выдвинута новым президентом США Джоном Кеннеди (1961–1963) в марте 1961 г. под названием «Союз ради прогресса». Она была принята 19 латиноамериканскими государствами на Межамериканской экономической конференции в курортном уругвайском городе Пунта-дель-Эсте в августе 1961 г. В программе «Союза ради прогресса» нашла отражение десаррольистская «Доктрина ЭКЛА». Р. Пребиш во главе комитета экспертов непосредственно участвовал в осуществлении программы.


Официальной целью «Союза ради прогресса» провозглашались ускорение экономического и социального развития стран Латинской Америки и сокращение разрыва в уровне жизни между Латинской Америкой и развитыми государствами. Программа «Союза ради прогресса» была рассчитана на 10 лет. Она предполагала обеспечить ежегодный рост валового национального продукта стран региона не менее чем на 2,5% на душу населения, ускоренную индустриализацию, создание многоотраслевой экономики, уменьшение зависимости экономики от экспорта аграрно-сырьевых товаров и импорта машин и оборудования. Должны были осуществляться демократизация общественно-политической жизни, аграрная и налоговая реформы, меры по жилищному строительству, улучшению системы здравоохранения и просвещения, по экономической интеграции региона.

На выполнение программы США обещали предоставить латиноамериканским странам в течение 10 лет 20 млрд. долл.– в основном в виде государственных кредитов США, а также за счет кредитов международных финансовых институтов и частного капитала. 80 млрд. долл. латиноамериканские государства обязались выделить на программу из собственных ресурсов. Помощь предоставлялась конституционным ^правительствам. Предполагалось, что в ходе осуществления программы произойдет укрепление и дальнейшее развитие институтов представительной демократии.

«Союз ради прогресса» означал переход США к гибкой политике в Латинской Америке, рассчитанной на союз с широкими слоями местной буржуазии. Он преподносился как «мирная регулируемая революция», «революция в условиях свободы», способная решить насущные проблемы Латинской Америки без насильственной, разрушительной революции.



Осуществление программы «Союз ради прогресса». За 7 лет (1961–1967) США выделили на реализацию программы в виде кредитов, займов и других форм 7,7 млрд. долл. Значительную роль в осуществлении программы играл созданный в 1959 г. Межамериканский банк развития (МАБР), членами которого стали государства Латинской Америки, США и другие крупнейшие капиталистические страны. В задачи банка входило финансирование проектов развития в Латинской Америке, содействие привлечению иностранных капиталов.

Финансовая помощь США и международных финансовых организаций шла в основном на развитие производственной инфраструктуры – строительство портов, железных дорог, автомагистралей, электростанций, систем водоснабжения. На средства «Союза ради прогресса» за 1961–1967 гг. было открыто 186 тыс. новых школьных помещений и обучено 800 тыс. учителей, построено много медицинских учреждений, часть средств была предоставлена в виде продовольственных поставок.


Эта финансовая поддержка сыграла определенную роль в экономическом и социальном развитии Латинской Америки. Размеры полученных сумм были внушительными по сравнению с прошлыми периодами. Но все же их объем оказался меньше запланированного, и, распределенные на 19 стран и на ряд лет, они были совершенно недостаточны для достижения разрекламированных целей. Помощь явилась и новой формой экономической экспансии. Она давалась в первую очередь странам, наиболее лояльным США. Взамен от этих стран требовали совместных усилий в борьбе с революционными движениями и изоляции Кубы. Долларовая помощь нередко обусловливалась использованием ее для закупок товаров в США, предоставлением льгот иностранному капиталу. Часть помощи шла на погашение прежних кредитов и выплату процентов по ним.

В рамках «Союза ради прогресса» в начале 60-х годов оживилась реформистская деятельность латиноамериканских правительств. Первостепенная роль отводилась аграрным реформам. В 1961–1964 гг. были приняты законыоб аграрной реформе в 14 странах. В Мексике, Боливии и Венесуэле аграрные преобразования начались раньше. Реформы не проводились лишь в Аргентине, Уругвае и Парагвае. Как правило, реформы предусматривали наделение крестьян землей путем колонизации неосвоенных государственных и пустующих помещичьих земель, которые государство выкупало у помещиков. Крестьяне должны были оплатить полученные участки с рассрочкой платежей на ряд лет (в Венесуэле земля предоставлялась бесплатно). Такие реформы не предполагали коренной ломки сложившейся структуры землевладения и наделения землей основной массы нуждающихся. Их целью было вовлечение в хозяйственный оборот неиспользуемых земель, насаждение и развитие фермерского хозяйства параллельно помещичьему, подрыв монополии последнего и ускорение его собственной трансформации в современное крупнокапиталистическое производство. Превращение части крестьянства в фермерскую прослойку должно было ослабить социальную напряженность и расширить социальную базу капитализма в деревне. Составной частью реформ явилось предоставление государством помощи землевладельцам в виде кредитов, поставок техники и удобрений. Предполагалось, что комплекс этих мероприятий приведет к повышению продуктивности сельского хозяйства и создаст более благоприятные условия для развития экономики в целом, поднимет жизненный уровень населения и ослабит угрозу революционных взрывов. Но и умеренные аграрные реформы встретили упорное сопротивление земельной олигархии и консервативно-буржуазных сил, не желавших поступиться своими позициями. Это заставило инициаторов преобразований в ряде случаев отступить, сократить их масштабы и темпы. Ограниченный, компромиссный характер аграрных реформ снижал их экономическую и социальную эффективность, не оправдывал ожиданий большей части сельского населения.


Проводились также налоговые реформы с целью стимулирования экономического развития. Разрабатывались программы территориального и социального развития.

Важная роль в привлечении трудящихся на сторону десаррольистских проектов и программы «Союза ради прогресса» отводилась реформистским профсоюзам, особенно объединенным в Межамериканской региональной организации трудящихся (ОРИТ). Она поддерживала тесные связи с ЭКЛА, призывала рабочих отказаться от классовой борьбы во имя общих национальных интересов, включиться в осуществление проектов экономического и социального развития. ОРИТ и входившие в нее профсоюзы добивались привлечения рабочих организаций и их представителей к разработке и реализации мероприятий по программе «Союза ради прогресса», большего |; внимания социальным аспектам.

Особое значение десаррольистами придавалось экономической интеграции стран региона. Несмотря на попытки США придать интеграции межамериканский характер, латиноамериканские страны настояли на региональной и субрегиональной интеграции, без прямого участия в ней США. Несомненное влияние на них оказал пример европейского общего рынка. Проекты интеграции государств региона были разработаны в конце 50-х годов. В феврале I960 г. в Монтевидео был подписан договор о создании Латиноамериканской ассоциации свободной торговли (ЛАСТ) в составе Аргентины, Бразилии, Мексики, Уругвая, Чили, Парагвая и Перу. В 1961 г. к договору присоединились Колумбия и Эквадор, в 1966 г.– Венесуэла и в 1967 г.– Боливия. В результате в ЛАСТ вошли 11 государств. Вне ЛАСТ остались лишь небольшие государства Центральной Америки и Карибского бассейна. В декабре 1960 г. возник Центральноамериканский общий рынок (ЦАОР), в который вошли Гватемала, Гондурас, Сальвадор, Никарагуа и с 1962 г. Коста-Рика. В 1961 г. был создан Центральноамериканский банк экономической интеграции.

Верховными органами ЛАСТ были конференции стран-участниц и Постоянный комитет из их представителей, а в ЦАОР – Экономический и Исполнительный советы. В 1965 г. учрежден Совет министров ЛАСТ. В 1962 г. был создан Латиноамериканский институт экономического и социального планирования, а в 1964 г.– Специальная комиссия латиноамериканской координации (СЕКЛА), целью которой было налаживание сотрудничества и совместной защиты интересов стран региона в экономике и внешней торговле. Действовали другие комитеты, комиссии и институты, занимавшиеся проблемами регионального сотрудничества.

Целью ЛАСТ и ЦАОР было добиться постепенным снижением таможенных пошлин и расширением взаимной торговли создания общего рынка. Предусматривалось развитие экономического сотрудничества, специализации, с тем чтобы совместными усилиями


стимулировать общий экономический прогресс, уменьшить зависимость от мирового рынка, улучшить позиции на нем своих стран. Однако сходная структура внешней торговли, скудная материальная база, неразвитость внутрирегиональных связей, большие различия в масштабах и уровне развития отдельных стран не позволяли надеяться на быстрые успехи интеграции. Не давала интеграция и заметных преимуществ местному капиталу, ибо льготами интеграции пользовались и иностранные компании, внедрившиеся в экономику стран региона. И все же было положено начало оживлению внутрирегиональных экономических связей.

Тенденция кполитической интеграции проявилась в создании в декабре 1964 г. в ЛимеЛатиноамериканского парламента в составе делегаций от национальных конгрессов латиноамериканских республик. Инициаторами его создания явились перуанская АПРА, христианские демократы и некоторые другие реформистские партии. Задачей его стало содействие интеграции стран региона вплоть до образования в конечном счете Латиноамериканского сообщества, принятие рекомендаций по вопросам экономического, социального и политического сотрудничества. Раз в год-два заседали сессии Латиноамериканского парламента с участием, как правило, около полутора десятков делегаций от национальных конгрессов. Между сессиями действовали Исполнительный комитет и постоянные комиссии. Решения Латиноамериканского парламента имели характер рекомендаций, реализации которых его участники должны были добиваться через свои национальные конгрессы.

Соединенные Штаты предпринимали усилия, чтобы сохранить свое влияние на интеграционные процессы в Латинской Америке. Для этого они активно использовали ОАГ и ее структуры, МАБР. Договор Рио-де-Жанейро 1947 г. и система двусторонних соглашений о военном сотрудничестве использовались для развитиявоенно-политической интеграции США и стран региона. С I960 г. ежегодно проводились совещания главнокомандующих сухопутными вооруженными силами государств – членов ОАГ. Развитие партизанского движения в ряде стран в начале 60-х годов подтолкнуло к активизации военного сотрудничества латиноамериканских государств с Вашингтоном. Расширялись деятельность военных миссий США, помощь США в подавлении партизанского движения и «подрывных действий» левых сил.

Новым направлением военной деятельности в рамках «Союза ради прогресса», предусмотренным планами регионального и социального развития отсталых сельских районов, особенно в зонах партизанского движения и аграрных волнений, стали «гражданские действия» вооруженных сил – их участие в строительстве дорог, мостов, школ, больниц и других гражданских объектов. Целью таких действий было вовлечь армию в осуществление созидательной программы «Союза ради прогресса», обеспечить этой программе и армии


поддержку населения и лишить социальной базы революционные силы.

Ещев 1951 г. при содействии США была создана военно-политическая группировка – Организация центральноамериканских государств (ОЦАГ) в составе Гватемалы, Гондураса, Никарагуа и Сальвадора (в 1966 г. в нее вступила Коста-Рика, не имевшая армии). В 1963г. в составе ОЦАГ был создан Центральноамериканский совет обороны (ЦАСО), целью которого была организация совместной борьбы против «подрывной деятельности» в субрегионе.

Противопоставление реформистской «революции в условиях свободы» революционному пути, по которому пошла Куба, сопровождалось непосредственными акциями по созданию антикубинского фронта США и латиноамериканских республик с целью изоляции и подрыва Кубинской революции. В январе 1962 г. на Консультативном совещании і министров иностранных дел государств – членов ОАГ в Пунта-дель-Эсте (Уругвай) США добились принятия резолюции о «несовместимости коммунистических принципов с принципами межамериканской системы». На основе этой резолюции Куба была исключенаиз ОАГ. Крупнейшие страны – Мексика, Аргентина и Бразилия, а также Чили, Боливия и Эквадор выразили несогласие с резолюцией и воздержались при ее голосовании. Однако позже правительства этих стран, за исключением Мексики, под давлением США присоединились к антикубинским акциям. Последними в августе 1964 г. разорвали дипломатические отношения с Кубой Чили и Уругвай. Одна Мексика сохранила дипломатические отношения с Кубой. В 1964 г. по решению ОАГ государства – члены организации ввели коллективные дипломатические и экономические санкции (блокаду) против Кубы. Мексика не подчинилась и этому решению.

Мексиканский реформизм и обстановка в Мексике в 1958– 1970 гг.В Мексике политика реформ в этот период проводилась в более широких масштабах, чем в большинстве других государств региона. В стране сохранялась монополия на власть национал-реформистскойИнституционно-революционной партии (ИРП).Правительство президентаЛопеса Матеоса (1958–1964) возобновило ускоренное проведение аграрной реформы, продолженное приДиасе брдасе (1964–1970). За 12 лет более 600 тыс. крестьянских семей, главным образом членов общин-эхидо, получили 32 млн. га земли (при Карденасе в 30-е годы – 18 млн. га). Удельный вес эхидального (общинного) сектора с 1960 по 1970 г. увеличился с 26 до 49,8% сельскохозяйственных угодий1. Государство оказало кредитную и агротехническую помощь крестьянству, вложило значительные сред-1 Как и прежде, в эхидо обрабатываемая земля обычно находилась в индивидуальном владении, остальные угодья использовались сообща, развивалась снабженческо-сбытовая кооперация. Существовали и кооперативные эхидо, с коллективным использованием земли и техники, но таких эхидо было немного.


ства в ирригацию, строительство в сельской местности дорог, школ, больниц. Это смягчило остроту социальных проблем, укрепило социальную базу правительства и правящей партии в деревне, открыло больший простор капиталистическому прогрессу сельского хозяйства. За полтора десятилетия до 1970 г. более чем в 2 раза увеличилось количество тракторов (правда, их все еще было для такой большой страны не так уж много), потребление минеральных удобрений возросло почти в 5 раз.

Осложняющие моменты в экономическое и социальное развитие Мексики внесдемографический взрыв. Рост населения достиг 3,3% в год. Всего за 10 лет с 1960 по 1970 г. население страны увеличилось с 37 до 51 млн. человек. Лица моложе 15 лет достигли почти половины всех жителей, а удельный вес экономически активного населения сократился до крайне низкого уровня–с 32,4 до 27%. Городское население возросло с 50,8 до 59%. Занятость в сельском хозяйстве заметно уменьшилась в процентном отношении – с 55 до 45% экономически активного населения, хотя оставалась еще довольно велика.

Несмотря на быстрый рост населения, особенно городского, сельскохозяйственное производство развивалось опережающими темпами, увеличившись к 1970 г. в 2,8 раза по сравнению с 1950 г. Повысилась самообеспеченность Мексики продовольствием и сельскохозяйственным сырьем. Увеличился экспорт зерна, хлопка, кофе, фруктов. Развилось высокопродуктивное капиталистическое хозяйство. Латифундии традиционного, экстенсивного типа сохранялись, но число их было незначительно. Появление «нового латифундизма», капиталистического в своей основе, существование большого количества малоимущих крестьянских хозяйств с ограниченными возможностями использования достижений агротехники и низким ростом товарности, наличие избыточного сельского населения вели к дальнейшему развитию социальных противоречий. Вне общинного сектора 3/5 угодий оставалось в руках владельцев хозяйств свыше 5 тыс. га, а более 60% земельных собственников владели участками менее 5 га и имели в своем распоряжении всего 0,63% угодий. Социальная дифференциация проникла и в эхидо. Часть эхидатариев искала дополнительную работу по найму. Безземельные сельские-жители или нанимались на работу в крупные хозяйства, или уходили в города, пополняя городскую бедноту. Часть избыточного сельского населения нелегально пересекала границу США, чтобы там трудиться на плантациях или других подсобных работах. Общее количество «брасерос», так называли этих людей, к 1970г. достигло 1,2 млн. человек.

Большое внимание правительства Л. Матеоса и Д. Ордаса уделяли, промышленному развитию. В страну привлекались иностранные капиталы. За 20 лет, с 1950 до 1970 г., иностранные инвестиции


увеличились с 0,6 млрд. долл. до 28 млрд. На США в 1970 г. приходилось 79% этой суммы и 70% мексиканского экспорта. Иностранные компании давали до Уз продукции обрабатывающей промышленности (в машиностроении, химической, резинотехнической отраслях до гl-^, и более). В пищевой и легкой промышленности доминировал национальный капитал. Увеличение иностранных кредитов и займов привело к росту внешней задолженности Мексики с 1,2 млрд. долларов в 1960 г. до 3,8млрд. в 1970 г..

Не отказываясь от иностранных инвестиций, правительства Л. Матеоса и Д. Ордаса укрепляли позиции государства и национального капитала. Государство взяло на себя развитие производственной инфраструктуры и базовых отраслей, способствуя формированию государственно-монополистического капитализма. Государство удерживало в своих руках железные дороги, ряд банковско-финансовых учреждений. Государственный сектор по-прежнему доминировал в добывающей, нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности, в черной металлургии, электроэнергетике. На государство приходилось 2/5 всех инвестиций в стране и 12% продукции обрабатывающей промышленности. Крепли связи между партийно-Государственной бюрократией и промышленно-финансовой верхушкой частного капитала. В I960–1961 гг. было ограничено участие иностранного капитала в электроэнергетической и добывающей промышленности, в 1965 г. запрещено участие иностранных фирм в финансово-кредитных учреждениях Мексики.

Получили дальнейшее развитие процессы концентрации и монополизации производства. К 1970 г. 1,7% всех предприятий имели персонал более 200 человек. Они сосредоточили 42% всей рабочей силы и 54% продукции обрабатывающей промышленности. Шесть частных банков контролировали почти 2/3 банковских депозитов частного сектора; 400 крупнейших компаний (половина из них национальные) имели 77% всех доходов частных промышленных предприятий. Мексиканский капитал проникал в Центральную Америку. Параллельно значительное место в экономике сохраняли средние и мелкие предприниматели.

Правительственная политика способствовала стабильному динамичному развитию промышленности и экономики в целом. В 60-6 годы ежегодные темпы роста валового внутреннего продукта достигли 7% (в 50-е годы – 5,8%). Доля Мексики в ВВП Латинской Америки увеличилась с 20,3% в 1960г. до 23,2% в 1970 г. (второе место после Бразилии). Промышленное производство росло в среднем на 9% в год. За 1958–1970 гг. добыча нефти увеличилась с 14 млн. I-до 21,5 млн. т, производство электроэнергии, стали, автомобилей– | примерно в 4 раза. Доля тяжелой промышленности в общей продукции обрабатывающей промышленности за 60-е годы увеличилась с 44,7 до 58,5%.


Мексика, как и Аргентина с Бразилией, стала индустриально-аграрной страной. Удельный вес промышленности и смежных отраслей в ВВП за 60-е годы вырос с 33,4 до 37,3%, а сельского хозяйства, несмотря на его высокие темпы развития,– уменьшился с 16,4 до 12,2%. Занятость в промышленности и связанных с нею отраслях инфраструктуры увеличилась с 22 до 28%, в торговле и сфере услуг–с 23 до 27%. Общее количество лиц наемного труда в 1970 г. превысило 8 млн. человек (62% экономически активного населения). В промышленности (со смежными отраслями) число рабочих и служащих за 60-е годы возросло с 2,1 до 2,7 млн. человек. Рабочий класс в целом достиг 5 – 6 млн. человек, из них промышленный пролетариат–1,5–2 млн., а сельскохозяйственный – 2,7 млн. человек.

Лопес Матеос пришел к власти в момент оживления рабочего движения. В 1958–1959 гг. бастовали нефтяники, химики, учителя. С июня 1958 г. до марта 1959 г. длилась упорная забастовка 100 тыс. железнодорожников, требовавших повышения заработной платы и удаления из профсоюзного руководства «агентов правительства». В движении большую роль играли коммунисты. Правительство с помощью войск подавило забастовку, произведя аресты и увольнения.

Нанеся удар по независимым действиям рабочих, правительство Лопеса Матеоса стало большее внимание уделять социальной политике. Президент заявил, что «перманентная (непрерывно продолжающаяся) мексиканская революция» вступила в этап строительства общества социальной справедливости, и призвал рабочий класс к сотрудничеству с правительством. В этом духе были разработаны новая декларация принципов и программа ИРП в 1963 г. В начале 60-х годов правительство внесло изменения в конституцию и законодательство, расширившие права рабочих. Им было предоставлено право на участие в прибылях и на минимум заработной платы. С I960 по 1964г. почти вдвое было увеличено количество трудящихся, охваченных системой социального обеспечения (до 6,3 млн. человек), повышена оплата труда женщин, ограничен труд подростков. С 1958 по 1968 г. реальная заработная плата трудящихся повысилась на 54%. При Диасе Ордасе в 1969 г. льготы трудового законодательства были распространены на работников сельского хозяйства и некоторых других категорий. Принимались меры по развитию народного образования и здравоохранения.

Такая политика помогла правящей партии удержать основные массы трудящихся под своим влиянием. В 60-е годы забастовочное движение было незначительным (не более 60–80 тыс. участников в год). В 1966 г. профсоюзы объединяли 1,4 млн. рабочих и служащих; '7з из них входили в Конфедерацию трудящихся Мексики (КТМ), стоявшую на проправительственных позициях. В феврале 1966 г. КТМ и подавляющее большинство других профсоюзов вошли


в Конгресс труда – координационный центр профсоюзов, созданный как «рабочий сектор» правящей партии. 1 млн. эхидатариев входили в Национальную крестьянскую конфедерацию Мексики, состоявшую в «крестьянском секторе» правящей ИРП.

Левые силы оставались малочисленными и разрозненными, как и раньше. В конце 1961 г. компартия, Социалистическая народная партия (СНП) и некоторые другие левые организации трудящихся и интеллигенции создали Движение за национальное освобождение (ДНО), выдвинувшее требования расширения демократии, национализации иностранных компаний, завершения аграрных преобразований. Успехом левых было также создание в январе 1963 г. Независимого крестьянского центра (НКЦ), объединившего полмиллиона сельских тружеников под лозунгами углубления социальных преобразований в деревне с активным участием в них самих крестьян и сельскохозяйственных рабочих.

Появление и быстрый рост НКЦ побудили проправительственную Национальную крестьянскую конфедерацию воспринять ряд требований НКЦ. Это обстоятельство и продолжение аграрной реформы позволили сторонникам правительства удержать основные массы крестьян под своим влиянием и внести раскол в ряды НКЦ, значительная часть которого в конце 1964 г. перешла на позиции сотрудничества с правительством. ДНО также фактически распалось, превратившись в маловлиятельную группу.

В июле–октябре 1968 г. страну охватилимассовые студенческие волнения. Студенты выступили с программой социальных и демократических требований, объявив всеобщую студенческую забастовку и организовав многолюдные митинги и демонстрации с участием сотен тысяч человек. Борьбу возглавил Национальный забастовочный комитет. Студентов поддержали часть рабочих, левая интеллигенция. Правительство направило на усмирение студентов войска. 20 октября 1968 г. демонстранты были расстреляны. Сотни человек убиты и ранены, многие арестованы. Движение было подавлено.

Несмотря на то что левым силам в 60-е годы не удалось достичь заметных успехов, их действия способствовали активизации реформистской политики правящей партии с учетом настроений масс.

Позитивные тенденции были свойственны внешней политике Мексики. Мексика отказалась поддержать решения ОАГ в отношении Кубы, отстаивая право каждого народа на самоопределение, выступая в защиту принципов суверенитета и невмешательства. После 1964 г. Мексика осталась единственной страной региона, сохранившей дипломатические и торговые отношения с Кубой. Правительство Диаса Ордаса протестовало против интервенции США в Доминиканской Республике в 1965 г. В ООН Мексика выступала в защиту

1 Партия Ломбарде Толедано, до I960 г. Народная партия.


мира и в поддержку мер по разоружению. Мексиканское правительство явилось инициатором Договора о безъядерной зоне в Латинской Америке (1967).

Поворот вправо в Латинской Америке. Интервенция США в Доминиканской Республике (1965). Провозглашение политики «Союза ради прогресса» расширило круг сторонников сотрудничества с США и способствовало отходу от революционного движения его неустойчивых участников. В то же время реформистские начинания вызвали растущее противодействие буржуазно-помещичьей верхушки, не желавшей поступиться своими привилегиями. Самой реформистской деятельности «сверху» были присущи противоречия: в ней наряду с осознанием необходимости перемен воплотилось и стремление воспрепятствовать революционным потрясениям. Курс на демократизацию сочетался с мерами против революционных сил. Опасаясь обострения обстановки, реформистские круги уступали давлению консервативных сил и искали компромисса с ними. Реформистские буржуазно-демократические режимы часто оказывались не в состоянии обеспечить социальную и политическую стабильность в обстановке острых противоречий. Национал-реформистский курс вызывал и опасения за свои позиции среди американских компаний, действовавших в регионе, а также у консервативных кругов в самих США. Активизация антикубинских действий и борьбы с «подрывной деятельностью», с партизанскими движениями также стимулировала правые силы. В 1963 г. в результате военных переворотов были установлены военно-диктаторские режимы в Гватемале, Эквадоре, Доминиканской Республике и Гондурасе. В этих странах были свергнуты конституционные правительства, объявившие себя сторонниками реформ в духе «Союза ради прогресса».

В Доминиканской Республике впервые за многие десятилетия в январе 1963 г. к власти пришел конституционно избранный президент Хуан Бош, лидер национал-реформистской Доминиканской революционной партии. Он был писателем и общественным деятелем, участвовал в борьбе против диктатуры Трухильо, 24 года провел в эмиграции. X. Бош был искренним сторонником демократии и реформ. Его обещания следовать курсу «Союза ради прогресса», встретили одобрение правительства Дж. Кеннеди в США. Однако едва он попытался всерьез взяться за осуществление обещанных. реформ (легализация партий и профсоюзов, установление контроля над экспортом сахара, принятие новой конституции, предусматривавшей аграрную реформу), как это вызвало яростную оппозицию правых сил, и уже 25 сентября 1963 г. он был свергнут. К власти пришла военная хунта, начавшая репрессии против своих противников.


1 апреля 1964 г. военный переворот в Бразилии прервал ее развитие по пути реформ. Поражение прогрессивных сил и утверждение в крупнейшей латиноамериканской республике террористической военной диктатуры изменило общую обстановку в регионе. В октябре 1964 г. обострилась ситуация вБоливии, где вспыхнул бурный конфликт между вторым правительством Виктора Пас Эстенссоро (1960–1964) и рабочими организациями, недовольными ужесточением социальной политики национал-реформистского правительства, его отходом от прежнего курса преобразований. Армия сломила упорное вооруженное сопротивление рабочих и оккупировала район шахт, а затем повернула оружие против правительства. В ноябре 1964 г. В. П. Эстенссоро был свергнут. После 12-летнего пребывания у власти после революции 1952 г. национал-реформистской партии «Националистическое революционное действие» в Боливии установился военно-диктаторский режим организатора переворота генерала Рене Баррьентоса (1964–1969). В июне 1966 г. наступил чередАргентины, где также было свергнуто реформистское правительство и власть захватила военная хунта.

Надежды американского президента Джона Кеннеди на упрочение режимов представительной демократии в Латинской Америке в связи с осуществлением политики «Союза ради прогресса» не оправдались. После убийства Дж. Кеннеди в ноябре 1963 г. правительство его преемника Линдона Джонсона (1963–1969) внесло коррективы в осуществление «Союза ради прогресса». Оно отказалось от преимущественной поддержки конституционных правительств и осуждения неконституционных режимов. Лояльные США диктаторские режимы получили открытую поддержку. Большое внимание стало уделяться защите непосредственных интересов американского капитала и борьбе с «подрывной деятельностью» в регионе, расширению военно-политического сотрудничества США со странами Центральной Америки. 9 января 1964 г. американские войска жестоко расстреляли демонстрацию панамцев, проникших в зону Панамского канала и требовавших восстановления над зоной панамского суверенитета.

Наиболее откровенный интервенционистский характер политика США в Латинской Америке приобрела в связи с событиями 1965 г. в Доминиканской Республике. 24 апреля 1965 г. восстали два батальона доминиканской армии во главе с полковником Франсиско Кааманьо против военной хунты. Восставшие потребовали восстановления демократической конституции 1963 г. и возвращения к власти законного президента Хуана Боша, свергнутого военными в 1963 г. Участники восстания в связи с этим стали называться «конституционалистами». Население столицы – города Санто-Доминго – присоединилось к восстанию. Фр. Кааманьо возглавил временное правительство конституционалистов. Глава военной хунты


генерал Э. Вессин-и-Вессин, укрепившись в окрестностях столицы, предпринял 27 апреля наступление на столицу и ворвался в город. 28 апреля войска хунты были разбиты конституционалистами. Тогда в тот же день под предлогом защиты жизни и собственности американских граждан США начали высадку подразделений американской морской пехоты в районе Санто-Доминго, воспрепятствовав распространению власти конституционалистов за пределы столицы. В последующие дни высаживались все новые части.

Впервые с 30-х годов США провели прямоевооруженное вторжение своих войск на территорию латиноамериканского государства. В речи 2 мая 1965 г. президент США Л. Джонсон провозгласил «право США на вооруженное вмешательство в любой стране Западного полушария с целью помешать установлению «коммунистического правительства». Это заявление президента США получило известность как«Доктрина Джонсона». Позднее, 20 сентября 1965 г., палата представителей Национального конгресса США приняла соответствующую резолюцию.

В ночь на 3 мая американские войска расчленили оборону конституционалистов и блокировали их основные силы в юго-восточной части столицы. Через несколько дней общая численность американских войск в Доминиканской Республике достигла 30,5 тыс. человек, что многократно превосходило силы конституционалистов. В интервенции участвовали 50 американских кораблей и 275 самолетов.

США старались придать своей интервенции характер коллективной акции ОАГ. 6 мая 1965 г. Консультативное совещание министров иностранных дел – членов ОАГ 24 голосами против 5 при одном воздержавшемся приняло решение о создании «межамериканских вооруженных сил» и направлении военных формирований стран–участников ОАГ в Доминиканскую Республику. США пытались использовать эти события для создания постоянных «межамериканских вооруженных сил» под своим контролем.

Правительства Бразилии, Гондураса, Никарагуа и Парагвая направили для участия в интервенции свои воинские подразделения общей численностью 1700 человек. Остальные страны отказались участвовать в этой акции. Правительства Мексики, Перу, Боливии, Эквадора, Чили, Уругвая осудили интервенцию. По странам Латинской Америки прокатились массовые протесты против интервенции. Предложение США о создании «постоянных межамериканских вооруженных сил» не прошло.

Интервенция США заставила доминиканских конституционалистов 31 августа 1965 г. подписать соглашение о прекращении борьбы. В июне 1966 г. президентом Доминиканской Республики был избран лояльный США политический деятель Хоакин Балагер, после чего последние части интервентов покинули остров.






Дата добавления: 2015-09-11; просмотров: 200;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.044 сек.