Последствия ускоренной индустриализации.

 

1929 год вошел в историю как год начала сталинской «революции сверху», год «великого перелома» фундаментальной трансформации экономической системы страны. Необходимо отметить, что народное хозяйство СССР уже было, восстановлено и развивалась, как хозяйство «аграрной страны», каковой являлась Российская империя. Осуществлялся первый пятилетний план, хлебозаготовительные трудности 1927 г., преодолены чрезвычайными мерами. Антисоветских выступлений не наблюдалось, но «органы» фиксировали заявления, как «партия 10 лет ведёт нас неизвестно куда». Враждебное международное окружение требовало создание современной армии, а преобразование деревни выпуска сельхозтехники.

Как ответ на июльском пленуме ЦК ВКП (б) 1928 г. И.В. Сталин выдвинул тезис о том, что «по мере нашего продвижения вперед сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться». В том же году началась кампания против вредительства. «Вредителей» обвиняли в провалах усилий по достижению показателей плана. Первым процессом против «вредителей» стало Шахтинское дело, после которого обвинения в саботаже могли последовать за невыполнение плана.

С 1929 г. руководство страны ставит задачу резкого увеличения экономического и военного потенциала СССР, беря курс на форсированную индустриализацию. Начинается форсирование темпов первой пятилетки, особенно темпов развития тяжелой промышленности. Новый темп потребовал крайнего напряжения сил и соответствующего перераспределения национального дохода в пользу тяжелой индустрии. Это было возможно за счет: массированной перекачки средств из аграрного сектора в индустриальный (например, экспорт зерна - импорт техники); жесткой экономии (ограничение народного потребления и введения с 1929 по 1935 гг. карточек с целью удовлетворения, нужд индустриализации); реализации алкоголя; счет широкого использования внеэкономического принуждения (на 1935 г в спецпоселениях работало 2 млн. 85 тыс. чел., в 1937 г. НКВД освоило 6% капиталовложений); эмиссии денег. Как следствие доля накоплений в национальном доходе страны росла. В середине 20-х гг. она составляла 10%, в 1930 г. - 29%. В 1931 - 40%, в 1932 г. - 44%.

Первые пятилетки 1928-1941гг., названные тогда сталинскими, во многом похожи друга на друга. Две из них, с точки зрения решения задач форсированной индустриализации, стали решающими: первая (1928-1932 гг.) и вторая (1933-1937 гг.). Обе отличались невероятным размахом индустриального строительства (было введено в строй около 6000 объектов), возникновением ряда мощных промышленных центров (Комсомольск-на-Амуре - кораблестроение, центр химической промышленности в Казахстане, нефтедобычи в Татарии и Башкирии, лесной промышленности в Карелии и Коми, золотодобычи в Якутии и др.). Примечательно, что огромное количество предприятий строилась в национальных регионах.

Наиболее знаменитые стройки: Туркестано-Сибирская железная дорога (Турксиб связал Сибирь со Средней Азией), Беломоро-Балтийский канал (на 4 тыс. км. сократил путь от Ленинграда до Архангельска проходивший через Скандинавию), Днепрогэс, Сталинградский, Харьковский, Челябинский тракторные заводы, гигантский комбайновый завод «Ростсельмаш», Горьковский и Московский автозаводы, Московский шарикоподшипниковый завод, Кузнецкий и Магнитогорский металлургические комбината, Уралмашзавод. Были созданы новые отрасли: автомобильная, тракторная, химическая промышленность, станкостроение, моторостроение, самолетостроение и др. Прекратился импорт паровозов и вагонов, тракторов и врубочных машин, подъёмно-транспортного оборудования. Впервые в России стали производить промышленный азот, синтетический каучук, искусственное волокно.

На первых порах все отрасли оснащались передовой, в основном импортной (немецкой, американской) техникой: импорт составлял до 80-85% машин и оборудования для новых (или реконструируемых) предприятий. Как следствие страна к концу 30-х располагала самым современным станочным парком, к тому же получила возможность производить собственные станки.

За неполные десять лет производство продукции: металлорежущие станки, тракторы, серная кислота выросло в десятки раз, электроэнергии - на порядок, угля, нефти чугуна, стали, цемента в 3-5 раз. В целом в ходе первых двух пятилеток (1929-1937 гг.) объем промышленного производства увеличился в 4 раза.

Доля группы «А»- производство средств, производства (добывающие отрасли, электроэнергетика, металлургия, машиностроение, химическая промышленность и т.д.) - в общем объеме промышленного производства составлявшая в 1913 г. менее 1/3, к концу 1928-1929 гг. приблизилась к 40%, а в 1940 г. составила 2/3.

Советский союз вышел на второе место в мире (после США) по общему объему промышленного производства. При этом страна продемонстрировала способность к колоссальному, можно сказать, беспрецедентному экономическому росту. Например, для утроения объемов выплавки чугуна (с 4,3 до 12,5 млн. т.) СССР понадобилось 6 лет (1929-1935 гг.), США в свое время - 18 (1881-1899 гг.), Германии - 19 (1882-1907 гг.).

Как следствие изменилась Красная Армия: если в середине 20-х в ней насчитывалось 92 танка, 300 тракторов тягачей, 1200 автомобилей и 1395 самолётов устаревших марок, то в 1935 г. на вооружении РККА имелось 7633 танка, 35000 автомобилей, 6672 самолёта (велась разработка новейших для своего времени машин). Шла замена ручного оружия и разработка новых перспективных моделей оружия. Практически с ноля был создан военно-морской флот. Было положено начало ракетостроению.

Результаты индустриализации в СССР уже в годы её проведения оценивались прямо противоположно. Эта традиция получила своё продолжение в работах историков. Следует отметить дискуссионный характер исследований делающих акцент на таких последствиях индустриализации, как: деградация производственной сферы села, слабое развитие легкой промышленности, товарный дефицит, явившийся следствием разрыва между товарным и денежным обращением.

По мнению Б. Бруцкуса, индустриализация была плохо продуманной, что проявилось в серии объявленных «переломов» (апрель-май 1929 г., январь-февраль 1930 г., июнь 1931 г.). По его мнению, несмотря на освоение выпуска новой продукции, она велась преимущественно экстенсивными методами: экономический рост обеспечивался увеличением нормы валового накопления в основном капитал, нормы сбережений (за счет падения нормы потребления), уровня занятости и эксплуатации природных ресурсов.



Британский учёный Д. Фильцер считает, что это было обусловлено тем, что в результате коллективизации и резкого снижения уровня жизни сельского населения человеческий труд сильно обесценился. В. Роговин отмечает, что стремление выполнить план приводило к обстановке перенапряжения сил и начиная с 1930 г. свободное передвижение рабочей силы было запрещено, были введены уголовные наказания за нарушения трудовой дисциплины и халатность. С 1931 г. рабочие стали нести ответственность за ущерб, нанесённый оборудованию. В 1932 г. стал возможным принудительный перевод рабочей силы между предприятиями, за кражу госимущества была введена смертная казнь, был восстановлен внутренний паспорт, который Ленин в своё время осуждал как «царистскую отсталость и деспотизм». Семидневная неделя была заменена на пятидневку, дни которой, не имея названий, нумеровались цифрами от 1 до 5. На каждый шестой день приходился выходной, устанавливаемый для рабочих смен, так чтобы заводы могли работать без перерыва. Фактически были заложены основы принудительного труда.

Ряд авторов ставит под сомнение рекорды стахановцев, заявляя, что их методы представляли собой поточный способ увеличения производительности, прежде популяризованный Ф. Тейлором и Г. Фордом. Кроме того, рекорды, по мнению критиков, были в значительной степени инсценированы и являлись результатом усилий их помощников, а на практике обернулись погоней за количеством в ущерб качеству продукции. В силу того, что оплата труда была пропорциональна производительности, зарплаты стахановцев стали в несколько раз выше средних заработков по индустрии. Это вызвало враждебное отношение к стахановцам со стороны «отсталых» рабочих, упрекавших их в том, что их рекорды ведут к повышению норм и снижению расценок.

Однако следует признать, что удельный ВНП на одного рабочего за первые 10 лет индустриализации вырос на 30 %. К концу 30-х гг. СССР стал одной из двух стран мира, способной производить любой вид продукции из всех доступных в то время человечеству. Во время Великой Отечественной войны, созданная в годы индустриализации экономическая модель прошла проверку на прочность войной.

 

Литература

 

1. История России XX - начала XXI века / А.С. Барсенков, А.И. Вдовин, С.В. Воронкова / под ред. Л.В. Милова. - М.: Эксмо, 2006. - С.433-439.

2. Шумилов, М.И., Шумилов, М.М. История России 1917-1918: учебное пособие / М.И. Шумилов, М.М. Шумилов. - Петрозаводск: ПетрГУ, 1999. - С.266-281.

3. Зуев, М.Н. История России: Учебное пособие для старшикласников и поступающих в вузы. В 2 кн. / М.Н. Зуев. - М.: Издательский дом «ОНИКС 21 век», 2005. - Кн.2. - С. 256-268.

 

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Образование СССР, национальная политика советского правительства | Сплошная коллективизация сельского хозяйства: цели, методы, результаты.


Дата добавления: 2018-03-01; просмотров: 58; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2018 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.006 сек.