Международное кооперативное движение. Кооперативный сектор мировой экономики

Участники кооперативных обществ и союзов разных стран уже в первой половине XIX в. по собственной инициативе на­чинают устанавливать между собой дружеские контакты и деловые связи, изучать и перенимать друг у друга полезный опыт. Такое кооперативное движение, вышедшее за пределы одной страны и осуществляемое на мировой арене, является международным.

Международное кооперативное движение представляет собой форму взаимных связей, сотрудничества, солидарности национальных кооперативных движений. Оно охватывает также деятельность международных кооперативных объединений.

Организационно международное кооперативное движение оформилось к концу XIX в. В дальнейшем география движения расширилась: уже давно на земном шаре не осталось ни одной страны, в которой не было бы кооперативных обществ. Коопе­ративное движение с тех пор стало поразительно разнообраз­ным по социальному, национальному, половозрастному составу его участников, по видам и формам кооперативов, по сферам и отраслям, где они осуществляют свою деятельность. Единство многообразия — вот что свойственно современному междуна­родному кооперативному движению.

Социальная структура (классовые различия, имуществен­ное положение кооператоров, их принадлежность к той или иной группе населения) международного кооперативного движения характеризуется тем, что в нём больше всего представлены ра­бочие, крестьяне (фермеры), кустари, ремесленники, рыбаки. Значительный слой составляют служащие (включая военно­служащих) и чиновники, пенсионеры, инвалиды, домохозяйки, студенты и школьники. Существуют кооперативы людей интел­лектуальных и относительно редких профессий: художников, артистов, писателей, издателей и др.

Характерной чертой отраслевой структуры этого движе­ния является то, что по численности индивидуальных членов наибольшее распространение получили кредитные, сельскохо­зяйственные, потребительские кооперативы. В разных странах успешно функционируют промышленные (производственные), многоцелевые, жилищные, электрические, страховые коопера­тивные общества, а в последние годы быстро растёт число коо­перативов обслуживания, которые в свою очередь отличаются; большим разнообразием.

Глобальное кооперативное движение почти до конца XX столетия развивалось в целом поступательно. По массово­сти оно не уступает многим другим общественным движениям современности.

Вот как описываются в одном из официальных докладов успехи кооперативов в различных странах и сферах: «На мно­гоцелевые кооперативы Японии приходится основной объём деятельности в современном экономическом развитии страны; кооперативы по электрификации были ответственны за «осве­щение сельской Америки» нового поколения; кооперативное дви­жение Румынии имеет лучшую в стране транспортную систему и курортные учреждения; почти половина производства сахара в Индии осуществляется кооперативами; кооперативы так силь­но развиты во всех секторах экономики Исландии, что её часто называют «кооперативным островом»; сельскохозяйственные кооперативы Франции имеют вторую крупнейшую в мире систему банковских и кредитных учре­ждений; кооперативы Мондрагона в провинции басков в Испании вхо­дят в число крупнейших в стране производителей холодильников и бытового оборудования; более 75% городского жилищного строитель­ства в Польше приходится на долю кооперативов; кооперативная система ОК (Ойл Компани. — К. В.) в Швеции имеет крупнейший в стране нефтеочистительный завод и её доля на рынке достигает 20%; молочным сбытовым кооперативам в индийском штате Гуджарат принадлежит несколько крупней­ших и наиболее современных в мире заводов по производству молочных продуктов; в Малайзии крупнейшая страховая сис­тема — кооперативная; в Италии различные системы рабочих производственных кооперативов признаны наиболее эффектив­ными работодателями, когда закрываются промышленные пред­приятия. Перечисленные примеры являются лишь немногими в успехах, достигнутых кооперативами».

Это очевидно так. Дело, начатое в XIX в. кооператорами Рочдейла (создавшими общество потребителей), Ф. Бюше (уч­редившим производственный кооператив), Г. Шульце-Деличем и Ф. В. Райфайзеном (организовавшими кредитные товарище­ства), было достойно продолжено и в XX в. десятками, сотнями энтузиастов, искренних друзей кооперации.

Одним из них явился канадский журналист и издатель А. Дежарден, решивший помочь беднейшим согражданам. Он нашёл новый тип кредитной организации — народную кассу, где вклады членов аккумулируются и служат источником кредитов для них самих. Первая касса Дежарденом была создана в 1900 г. в городке Левис недалеко от провинциального центра Квебек. Со временем эти кредитно-сберегательные кооперативы, их школьные отделения и страховые общества охватили большинство населения, в том числе почти полмиллиона школьников. Кассы-кооперативы автономны, их операции просты и понятны, членство в них выгодно. Поэтому движение Дежардена поль­зуется громадной популярностью. Своеобразным памятником Дежардену стали около 500 народных касс и кооперативный институт его имени.

Или другой образец для подражания — испанский священ­ник X. М. Арисмендиарриет, ставший кооператором-новатором. Занявшись проблемами обеспечения старости, положения жен­щины в обществе и образования молодёжи, он открыл в 1943 г. в г. Мондрагоне профессиональную школу, превратившуюся в центр пропаганды идей кооперации. В1956 г. в городе был создан кооператив по производству электроприборов. Затем возникли кооперативы по выпуску станков и инструментов, бытовых приборов, в области металлургии. Появились потребительские, сельскохозяйственные и жилищные кооперативы. Учреждает­ся трудовая касса — свой банк. Так образовалась ассоциация, объединившая около 180 взаимосвязанных кооперативов. 30% их продукции идёт на экспорт. Эти кооперативы отлича­ются от частных компаний как основанные на совместной соб­ственности, социально ориентированные, самоуправляющиеся организации.

Профессор экономики из Бангладеш М. Юнус в 1976 г. с целью поддержки наиболее обездоленных сельских жителей, причём в первую очередь женщин, основал так называемый деревенский банк микрокредитования, обладающий отдельны­ми чертами и кооператива, и благотворительного общества. Он стал выдавать под чисто символические проценты небольшие кредиты без залога и поручительства для организации малого, обычно семейного, бизнеса. Нередко кредит составлял буквально несколько долларов, но выдавался на производство товара, кон­кретной продукции. Одновременно деревенский банк принимал вклады, завоевал доверие частных банков, а главное — креди­товал по существу некредитоспособную бедноту. Результаты оказались поразительными: женщины составили 96% клиентов банка, ему возвратили 99% выданных ссуд, в стране создана ши­рокая сеть представительств банка, услугами которого воспользовались уже миллионы человек. Этот опыт нашёл применение ещё в 22 странах Азии, Африки и Аме­рики. Самому М. Юнусу была при­суждена Нобелевская премия.



Международное кооператив­ное движение в XX в. сопровож­далось как приливами, так и отли­вами, но в целом было успешным. Движение обогатилось новыми идеями, новыми видами коопера­тивов, новым опытом. Во многих молодых независимых государст­вах Азии и Африки кооперативы возникли впервые и получили при­знание общественной полезности. Кооперативные организации в ряде случаев сумели проникнуть в новые для них отрасли и освоить новые виды деятельности. В результате чёткого определения основных ценностей коопера­тивов и периодического пересмотра кооперативных принципов обновилась философия кооперативного движения.

Во многих странах сложился кооперативный сектор эко­номики. О масштабности кооперативного сектора мировой экономики свидетельствуют следующие сводные данные: всего насчитывается до 1 млн первичных кооперативов, они объединяют около 1 млрд индивидуальных членов и обслужи­вают (с учётом членов их семей) примерно половину населения планеты. Кооперативные организации предоставляют 100 млн рабочих мест.

В экономике ни одной страны кооперативный сектор не преобладает; его доля в валовом национальном продукте раз­витых стран Запада колеблется в пределах от 8 до 14%. Но во многих странах в той или иной отрасли этот сектор занимает большой удельный вес. Так, сельскохозяйственные кооперати­вы Европы, США, Канады, Японии, Индии, Бразилии сбывают более 50% аграрной продукции; потребительские общества в странах Северной Европы, Италии, Израиля, Японии сохраняют свой сегмент в розничной торговле; ещё недавно кооперативным сектором КНР производилось до 30% всей промышленной про­дукции страны; в кооперативных банках Европейского союза сосредоточено примерно 17% сбережений населения; жилищная кооперация Норвегии, Польши, Чехии, Турции, Уругвая играет существенную роль в домостроительстве; лесным кооперативам Скандинавских стран принадлежит от 30 до 70% рынка лесной продукции.

Естественно, степень развитости кооперации в различных странах неодинакова. Наиболее прочное место кооперативный сектор занимает в экономике таких европейских стран, как Ита­лия, Швеция, Исландия, Голландия. В Америке впечатляющих успехов достигли кооперативы США, Канады и Колумбии, в азиатской части планеты — Индии, Южной Кореи, Японии.

Вместе с тем действительность (окружающий мир) посто­янно бросает вызов кооперации, ставя под сомнение её значение и возможности, и перед кооператорами также постоянно стоит задача — дать на этот вызов единственно верный ответ. Коопера­тивное движение есть «движение начала, а не конца. Оно никогда не достигает состояния, когда нет места для совершенствования, оно никогда полностью не удовлетворено своими достижениями. Это движение, постоянно развиваемое тем, что предлагают его теоретики, и тем, что требует современный мир. Это движение потерпит крах, если прагматические кооператоры не будут по­стоянно думать об удовлетворении нужд членов кооперативов и не будут следовать кооперативным принципам».

Эта мысль чётко сформулирована исследователем этики кооперативного движения В. А. Рубочкиным. По его мнению, кооперация будет существовать до тех пор, пока будет следовать своей идее, избранной форме собственности, своим принципам и ценностям, в которых и сконцентрированы её сильные стороны.'

Таковы серьёзные предостережения тем кооперативным' лидерам разных уровней, кто не задумывается о кооперативных ценностях и принципах и рассматривает кооперативы лишь как обычные хозяйственные структуры, кто в повседневной жизни' подменяет являющиеся приоритетными интересы пайщиков интересами узкой группы платного управленческого персонала кооперативных обществ и союзов.

Глобальная задача, стоящая перед всеми национальными кооперативными движениями в начале XXI столетия, заключа­ется в том, чтобы постоянно не на словах, а на деле подтверждать подлинность кооперативных обществ, уникальность их соци­альных задач и своеобразие методов работы, истинно самодея­тельную и демократическую сущность кооперативов, доказывая их способность не только к выживанию, но и к самообновлению, саморазвитию в условиях глобализации экономики.

В рамках этой общей для всего кооперативного мира задачи кооператоры разных стран решают также свои особые задачи.

В высокоразвитых странах сложились богатые кооператив­ные традиции. В этих странах в среднем каждый пятый взрослый человек является членом кооператива.

Однако проблем у кооперативов много даже в этой группе стран, что видно на примере потребительских обществ. Они за­щищают свои экономические позиции перед лицом острейшей конкуренции крупных торговых фирм, приспосабливаются к условиям изменчивой рыночной конъюнктуры, ведут борьбу против роста цен, проводят кампании за качество товаров и в защиту потребителя-пайщика. Конкурентами потребительских обществ выступают и объединения мелких частных торговцев, которые, действуя кооперативными методами против кооперати­вов, в своих магазинах предоставляют покупателям умеренную скидку при покупке товаров. Это выравнивает экономические выгоды от приобретения товаров в кооперативных и частных магазинах, что оборачивается снижением интереса населения к потребительским обществам.

Чтобы сохранить свою долю (сегмент) рынка, потреби­тельская кооперация очень часто прибегает к закрытию нерен­табельных магазинов, к дорогостоящей модернизации своих предприятий, повышению ставок паевого взноса, к ликвидации мелких и средних по размерам обществ. А укрупнение коопера­тивов усугубляет проблему внутрикооперативной демократии: увеличивается расстояние и слабеют контакты между выборными органами кооперации и ее рядовыми членами, что чревато опасностями для кооперативного движения.

Перед лицом сложных задач оказались с конца 80-х годов кооперативные движения стран с переходной экономикой, раньше называвшихся социалистическими. К данной группе от­носятся свыше 20 государств Центральной и Восточной Европы, отчасти Средней Азии и Закавказья.

В большинстве указанных стран кооперация имеет давнюю историю и богатый опыт. При государственном социализме кооперативы занимали значительный удельный вес в сель­скохозяйственном и ремесленном производстве, розничной торговле, жилищном строительстве. С началом рыночных, демократических преобразований здесь произошло быстрое отделение государства от кооперации, были приняты новые законы о кооперации.

Сохранение сети кооперативных обществ и союзов, их вхо­ждение в рынок в условиях реальной конкуренции, овладение работниками кооперации новыми для них рыночными методами, защита имущества и имущественных прав кооперативных ор­ганизаций, проведение структурной перестройки, интенсивная разработка концепции предпринимательской, коммерческой деятельности — вот далеко не полный перечень задач, пра­вильное и скорейшее решение которых стало важным для судеб кооперативного движения в этой группе стран.

В развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Аме­рики кооперация как демократический сектор участвует в осу­ществлении национального возрождения молодых государств, в решении некоторых экономических и социальных задач. В ряде стран третьего мира сложными остаются взаимоотношения между кооперацией и государством, остро стоят вопросы са­мостоятельности кооперативов, эффективной организации их хозяйственно-финансовой деятельности, обеспечения нацио­нальными кадрами специалистов.

Сегодня больше всего кооперативов в Восточной и Южнош Азии, а быстрее всего кооперация развивается в Латинской Аме­рике. В Африке наряду с кооперативами существуют предкооперативы, например, танзанийские деревни «уджамаа» — форма коллективного труда и быта. В этих частях земного шара коопе­ративное движение располагает огромными возможностями.

Международное кооперативное движение развивается в обстановке быстроменяющегося окружения. Кооперативы испытывают на себе влияние самых разнородных сил и явле­ний — государства, технологической революции, всесильных корпораций, рынка, средств массовой информации, роста на­родонаселения, эмансипации женщин, обострения межэтниче­ских отношений и т. д. Однако, несмотря на предельно сложные условия развития, кооперативные движения в разных странах могут (пусть в неодинаковой степени) и должны участвовать в решении таких проблем современности, как помощь голодаю­щим, сокращение бедности, смягчение последствий неравенства людей в распределении доходов, сохранение природной среды обитания человека и его здоровья, обеспечение работой всех желающих трудиться и, конечно, удовлетворение повседневных потребностей людей в кредите, жилье, товарах, услугах.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Воссоздание кооперативного сектора российской экономики: первые итоги и перспективы | Международный кооперативный альянс: цели, методы, руководящие органы


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 116; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.006 сек.