Кооперация в условиях капитализма свободной конкуренции

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КООПЕРАЦИИ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ

 

Кооперация в условиях капитализма свободной конкуренции

Периодизация истории кооперативного движения. В исто­рии кооперативного движения промышленно развитых зарубеж­ных стран условно можно выделить три больших этапа.

Первый этап охватывает общественно-экономическую деятельность кооперативов и их союзов примерно с середины XIX в. до начала следующего столетия, когда становление коо­перативного движения происходило в условиях домонополи­стического капитализма, в обстановке рыночной конкурентной борьбы «всех против всех».

Во второй этап развития кооперативное движение всту­пило в начале XX в., когда монополистические объединения вполне утвердили своё господство в экономике и, опираясь на поддержку государства, стали диктовать свои «правила пове­дения» остальным участникам рынка. Этот этап завершился в конце 1950-х годов.

Третий этап в истории кооперативного движения начался в 60-х годах XX в., когда наиболее развитые страны Западной Европы, США и Япония вступили в эру постиндустриального развития, и продолжается до настоящего времени.

Рост кооперативных организаций на первомэтапе, а именно во второй половине XIX в., происходил под влиянием по крайней мере двух факторов: 1) наличие всё расширяющегося слоя трудящихся, стремившихся с помощью кооперативов улучшить своё материальное благосостояние. Речь идёт об экономических интересах и потребностях наёмных фабрично-заводских, строи­тельных и транспортных рабочих, ремесленников и кустарей, крестьян (фермеров) и рыбаков; 2) активное распространение кооперативной идеологии. Энтузиасты и организаторы коопе­ративного дела убеждали потенциальных членов-пайщиков в том, что не за горами день, когда экономическая кооперативная система постепенно приобретёт много последователей, завоюет господствующее положение в хозяйственной жизни и распро­странит своё влияние на все области, когда наконец будет по­строено кооперативное сообщество.

То было время, когда кооперативы создавались в качестве альтернативы частным и капиталистическим предприятиям, а государственных предприятий современного типа было мало, система социальной защиты широких слоев населения ещё не сложилась.

Отличительными чертами данного этапа кооперативного движения явились [2]:

• преимущественное развитие потребительской и кредит­ной кооперации;

• возникновение основных форм сельскохозяйственной кооперации;

• централизация кооперативного движения, организация кооперативных союзов различного уровня;

• установление связей кооперативов с профессиональными союзами и политическими партиями;

• возникновение и развитие специального «кооперативно­го» законодательства;

• начало использования кооперативов в целях государст­венного регулирования экономики (кредитование через коопера­цию сельского хозяйства, централизованные закупки продуктов для казённых нужд и пр.).

Среди всех видов кооперативов до конца XIX в. преоблада­ли потребительские общества.Это объяснялось рядом причин и прежде всего быстрым ростом основной социальной базы потребительской кооперации — рабочего класса. Его численность стремительно увеличивалась по мере роста промышленного про­изводства, создания новых предприятий чёрной металлургии, машиностроения, химической промышленности, строительства железных дорог. К концу столетия только в Австро-Венгрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Италии, Франции, России и США армия промышленного пролетариата насчитывала около 49 млн человек.

Одновременно в связи с ускорением технического прогресса и ростом сферы обслуживания в структуре населения ведущих европейских стран быстро увеличивалась прослойка конторских, технических и торговых служащих. Этот «пролетариат умст­венного труда» тоже пополнял ряды членов потребительских обществ. Создавали кооперативы мелкие чиновники, низкооп­лачиваемые нижние чины полиции, офицеры армии и флота. Первые офицерские потребительские общества возникли в Гол­ландии, Британии, Германии. В ряде стран в потребительские общества начали вступать крестьяне.

Заметными стали хозяйственные успехи потребительской кооперации. Её деятельность становилась разнообразной. Воз­никнув как организации розничной торговли, потребительские общества вскоре освоили производство пищевых продуктов, что позволяло улучшить их качество и сделать доступными цены на них. Например, во Франции многие потребительские обще­ства развивали собственное хлебопечение и снабжали печёным хлебом своих членов-пайщиков. Французские крестьяне с лета 1896 г. стали приобретать в своих потребительских обществах печёный хлеб кооперативного производства в обмен на имею­щееся у них зерно. В конце XIX в. в этой стране 836 сельских потребительских обществ снабжали своих членов-крестьян исключительно хлебом, испечённым в кооперативных пекар­нях [3].

Но экономическую мощь потребительской кооперации всё-таки демонстрировали её городские общества. Самое крупное из английских потребительских обществ рочдейлского типа — Лидское — имело не только значительную сеть магазинов, но и ряд собственных фабрик и других производственных предприятий. В Германии весьма успешными были многомагазинные потребительские кооперативы, например, Лейпциг-Плягвицкое и Гамбургское «Продукцией». Они объединяли десятки тысяч пайщиков, наряду с торговлей занимались промышленным производством, сельским хозяйством, строительством жилых домов, имели свои сберегательные кассы. В немецких городах открывались многоэтажные кооперативные магазины.

Во многих странах создавались, как правило, потребитель­ские общества английского типа, начало которому положили рочдейлские пионеры. Модификациями английского типа стали потребительские общества бельгийского (гентского) типа, гер­манского (гамбургского) типа, швейцарского (базельского) типа и др.. Чем они отличались?

Бельгийские потребительские общества в Брюсселе и Тен­те были учреждены по инициативе социалистической рабочей партии, партия и профсоюзы пользовались бесплатно помеще­ниями кооперативов, небольшой паевой взнос делал членство в кооперативе доступным даже самым бедным рабочим, безра­ботным кооперативы предоставляли работу, больным членам оказывалась врачебная помощь и бесплатно отпускался хлеб и т. д. Главная черта потребительских обществ бельгийского типа — это их социалистическая ориентация и тесное сотруд­ничество с рабочей партией.



Особенностью потребительских обществ германского типа было ограничение дивиденда на закупки товаров, давшего во многих английских обществах повод к меркантильной погоне членов за дивидендами; социальность обществ германского типа заключалась в том, что они создавали особый фонд для помощи членам во время нужды с зачислением суммы в персональную сберегательную книжку и практиковали выдачу части диви­денда раньше срока.

Базелъское потребительское общество в Швейцарии унич­тожило свой паевой капитал, выплатив его членам, в результате оно перестало зависеть от прилива и отлива паевых взносов. Это устойчивое в финансовом отношении общество отныне обходи­лось капиталами, образованными за счёт вступительных взносов членов и отчислений от кооперативной прибыли.

В 60-90-х годах XIX в. капиталисты европейских стран под давлением рабочего движения отказывались от открытой борьбы с рабочими потребительскими кооперативами и переходили к политике использования их в своих интересах. Они стали высту­пать даже инициаторами создания на своих фабриках и заводах потребительских обществ из рабочих и служащих, предостав­лять кооперативам на льготных условиях помещения и кредиты, насаждать в правлениях кооперативов послушное своей воле руководство — обычно из числа служащих заводоуправлений.

Доминирующее положение потребительских обществ среди других видов кооперативов вплоть до конца столетия во многом объяснялось и тем, что частнокапиталистическая розничная торговля всё ещё оставалась немонополизированной. Потреби­тельские общества в целом успешно конкурировали с небольши­ми торговыми предприятиями частных торговцев-лавочников. Однако соперничество на рынке обострялось. Потребительские общества встречали в своём развитии возрастающее противо­действие со стороны торгового класса, особенно многочисленных мелких торговцев.

Наиболее резкие формы эта борьба принимала в Германии. Пока потребительские общества были слабыми и имели скром­ные лавки, как и мелкие торговцы, они не угрожали последним. Но как только потребительская кооперация стала открывать более рентабельные крупные универсальные магазины и раз­вивать собственное производство продуктов питания и других товаров народного потребления, в глазах мелких торговцев и ремесленников она превратилась в опасного конкурента. Торговые фирмы и их хозяева в борьбе с потребительскими кооперативами использовали самые разнообразные методы: энергичную агитацию против кооперации; выдвижение перед властями требования запретить потребительские кооперативы и тем самым защитить интересы «средних классов общества», т. е. торговцев; образование торговцами сотен собственных хо­зяйственных организаций — так называемых «обществ скидок» с целью переманивания клиентов и др. Так что немецкие тор­говцы копировали потребительскую кооперацию и стремились бороться с ней её же оружием.

В последние десятилетия XIX в. уже в ряде европейских стран торговые капиталисты стали объединяться в союзы для борьбы с потребительской кооперацией. В той же Германии частные торговцы добились включения в кооперативный закон запрета продавать в кооперативных магазинах товары нечле­нам-пайщикам и введения местных дополнительных налогов на прибыли потребительских обществ. В Швейцарии в 1895 г. владельцы обувных фабрик под нажимом торговцев отказались продавать обувь потребительским кооперативам. В Великобри­тании в 1896 г. крупные предприниматели (включая торговцев) начали массовые увольнения своих рабочих и служащих, яв­ляющихся членами потребительских обществ.

Внутри кооперативного движения между отдельными ви­дами кооперативов тоже возникли противоречия. Так, потреби­тельские общества были заинтересованы в наиболее дешёвых закупках продуктов сельского хозяйства, а сбытовые кооперати­вы крестьян—в более высоких отпускных ценах на свою продук­цию. Такое несовпадение экономических интересов приводило к тому, что сельскохозяйственные сбытовые кооперативы всё чаще отказывались от сотрудничества с организациями потребитель­ской кооперации и сбывали свою продукцию частным фирмам. Иногда в конкурентной борьбе потребительской кооперации с союзами частных торговцев кредитные кооперативы поддержку оказывали не кооперации, а её конкурентам.

Необходимостью интенсификации сельскохозяйственного производства и ростом потребности деревни в кредите было вызвано быстрое распространение сети крестьянских ссудо-сберегательных товариществ. Поскольку традиционные банки не проявляли заинтересованности в удовлетворении потреб­ностей крестьян, ремесленников, мелких предпринимателей и потребителей в кредите, а обращение к ростовщикам и другим ссудодателям становилось всё более непривлекательным вы­бором, указанные группы населения искали решение своих проблем кредитования и сбережения на путях взаимной коопе­рации. С 50-60-х годов XIX в. кредитные кооперативы начали создаваться в Италии, Австрии, Венгрии, Бельгии и России, с 80-х годов — во Франции и Швейцарии, с 90-х годов — в США, Канаде, Сербии, Хорватии, Болгарии и Румынии. В самой Гер­мании, на родине этого вида кооперации, в 1888 г. (год смерти Райфайзена) насчитывалось 423 сельских ссудо-сберегательных товарищества, а к весне 1899 г. — уже 2169 райфайзеновских товариществ.

Как и другие виды кооперативных обществ, кредитные товарищества, так называемые народные и сельские коопера­тивные банкине только давали своим членам экономическую выгоду, но также воспитывали их в духе хозяйственности, бе­режливости. Вот как были сформулированы в 1899 г. три цели кооперативного Швейцарского народного банка: «Наша глав­ная цель заключается в том, чтобы посредством кооперации дать малоимущим кредит и требующиеся им наличные деньги; наша вторая цель — давать прибыль нашим членам, а наша третья цель — поощрять бережливость как средство, могущее превратить неимущих в маленьких капиталистов». Сказано откровенно в духе Г. Шульце-Делича.

Как особая разновидность кредитной кооперации создава­лись кооперативы по страхованию жизни и имущества. Во второй половине XIX в. они возникли в Австралии, Великобритании, Венгрии, Канаде.

К 1900 г. кредитная кооперация по количеству первичных обществ опережала потребительскую кооперацию и уступала последней лишь по численности членов-пайщиков. Следова­тельно, кредитная кооперация занимала среди других видов кооперации прочное второе место.

По степени своего распространения третье место в анализи­руемые годы занимала сельскохозяйственная кооперация (вне сферы кредита).У её колыбели стоял тот же Ф. В. Райфайзен, «не блестящие дарования которого и не высокое научное обра­зование, а доброе сердце и чувство живой христианской любви побудили стать творцом движения, давшего возможность мил­лионам сельских хозяев преодолеть тяжёлую нужду».

Сельскохозяйственные кооперативы по снабжению кре­стьянских хозяйств орудиями труда, по сбыту и переработке товарной продукции этих хозяйств «отпочковались» от райфай­зеновских ссудо-сберегательных товариществ и в дальнейшем образовали специальный вид кооперативного движения, полу­чивший самостоятельное значение, причём как экономическое и социальное, так и культурное и нравственное.

Эта ветвь кооперации была полезна крестьянам тем, что доставляла им корма для скота, удобрения, семена по уме­ренным ценам и хорошего качества; снабжала их машинами, электроэнергией, водой; брала на себя заботу о переработке тех продуктов (молока, зерна, картофеля), которые крестьянин не в состоянии с выгодой переработать сам, и о доставке перера­ботанных и иных продуктов (яиц, мяса) на рынок для продажи; устраняла посредников при осуществлении операций по снаб­жению и сбыту.

Поистине кооперация произвела своего рода переворот в сельском хозяйстве. Она вывела крестьян из состояния изоли­рованности, ослабила их индивидуализм, вовлекала в обществен­но-кооперативную деятельность, приучала их к самопомощи.

Как правило, в сельскохозяйственные кооперативы преж­де всего объединялись верхи крестьянства, зажиточная часть деревни. Но с развитием этого движения в кооперативы вовле­кались также средние слои и даже низы крестьянства.

Первоначально рост сельскохозяйственных кооперативов происходил медленнее, чем рост других видов кооперати­вов. К 1870 г. потребительские кооперативы были учреждены в 18 странах, производственные — в 13, кредитные — в 12, а сельскохозяйственные — только в семи: Германии, Испании, Австралии, Дании, России, США и Швейцарии. Но по мере того, как всё больше стран переходило от натурального сельского хозяйства к товарному, целесообразность кооперативов для крестьян (фермеров) становилась всё более очевидной. К 1900 г. сельскохозяйственные кооперативы существовали почти во всех странах, в которых имелись и три других основных вида кооперативов.

Неустойчивым было развитие производственных коопе­ративов (вне сферысельского хозяйства). Они объединяли ремесленников и кустарей, а зачастую и рабочих, стремящих­ся избавиться от работы по найму и стать самостоятельными хозяевами. Наибольшее распространение эти кооперативы получили во Франции и Италии. В Париже, например, свои производственные ассоциации основали печатники, маляры, извозчики, башмачники, фортепьянщики и люди многих иных профессий. Но со временем выяснилось, что одни ассоциации под влиянием законов рынка разоряются, а другие теряют кооперативные черты и превращаются в обычные капитали­стические предприятия. Обратный этому процесс наблюдался только в период Парижской коммуны 1871 г., когда 10 частных производственных предприятий были преобразованы в коопе­ративы.

Производственно-трудовые кооперативные общества с се­редины 1850-х годов активно создавали итальянские ремеслен­ники и рабочие: мастера художественного стекла в Альтаре, печатники и столяры — в Болонье, кожевники, обувщики и юве­лиры — в Генуе, текстильщики — в Неаполе, машиностроите­ли— в Пизе.

В нескольких странах возникли жилищные товарищества, появились единичные транспортные, телефонные, электриче­ские кооперативы, кооперативные столовые и аптеки.

Во второй половине XIX в. в Бельгии, Германии, Италии, Франции, Швейцарии, США и других странах существовали рабочие организации, которые занимались одновременно коо­перативной и профсоюзной деятельностью.

Со временем кооперативная форма экономической борьбы рабочих масс отделилась от профсоюзной. Это произошло тогда, когда была создана материально-техническая база кооперации, её идеология оформилась в виде кооперативных принципов, закреплённых в уставах, и руководство кооперативными органи­зациями было сосредоточено в постоянно действующих органах управления и контроля этих организаций.

В результате кооперативное движение оформилось в са­мостоятельное социально-экономическое движение главным образом рабочего класса и других слоев трудящихся. Но тесные связи, отношения солидарности и взаимопомощи между коопе­ративами и профсоюзами сохранились. При этом в интере­сах своих членов кооперативные общества действовали своими; методами, профессиональные союзы — своими.

На данном этапе истории кооперации наблюдалось преодо­ление недоверия граждан к кооперативной форме предприни­мательства. Доверие крепло под влиянием как хозяйственных успехов основных видов кооперативов, так и изменения преж­него негативного отношения государства к кооперации. Вслед за Великобританией, где в 1852 г. был принят кооперативный Закон

0 промышленных и сберегательных товариществах, начало коо­перативному законодательству было положено ещё в ряде стран:
в США — в 1865 г., Германии, Португалии, Турции — в 1867,
Австрии, Бельгии, Словакии, Чехии — в 1873, Венгрии — в 1875,
Швейцарии — в 1881, Австралии, Италии — в 1886, Франции —
в 1887, Мексике — в 1889, Алжире, Ирландии — в 1893, Шве­
ции — в 1895, Японии — в 1900 г.

Принятие законов, во-первых, указывало на то, что пробле­ма кооперации стала достаточно важной для государства. Оно стремилось поставить кооперативы под свой надзор и контроль и использовать их в деле регулирования национальной экономики. Во-вторых, принятие специальных законов, регламентирующих деятельность кооперативных обществ и союзов, способствовало дальнейшему устойчивому росту кооперативного движения. Законы окончательно легализовали кооперативную форму предпринимательства.

До конца XIX в. происходило (и продолжалось в следующем столетии) интенсивное кооперативное строительство. В ряде стран Европы сложилась трёхуровневая система кооперации:

1 уровень составляли первичные кооперативы, объединяющие индивидуальных членов, II уровень — местные и региональные союзы кооперативов, III уровень — национальные кооператив­ные центры. В 1895 г. возник и международный центр коопера­ции — Международный кооперативный альянс.

Кооператоры разных стран рано осознали объективную необходимость союзов кооперативов. Кооперация зарекомен­довала себя как форма борьбы наиболее слабых элементов эко­номики с более сильными её элементами. Единение слабых как возможность побеждать сильных кооператоры стали рассмат­ривать как одну из аксиом своего движения. Так в европейских странах начали возникать смешанные и специализированные кооперативные союзы под различными названиями (оптовое общество, центральная касса и др.). Одни выполняли функции хозяйственного центра кооперации, другие — организационного центра, третьи сочетали те и другие функции. Союзы как центры национальных кооперативных движений возникли в Германии (1859), Великобритании (1869), Франции (1885), Италии (1886), Швейцарии (1890), России (1898), Бельгии (1900).

Первая в мире крупная союзная система, созданная Г. Шульце-Деличем в 1859 г., называлась Всеобщим союзом германских промышленных и хозяйственных товариществ. В момент образования он объединял лишь 27 кредитных товари­ществ, потом превратился в смешанный союз и стал быстро расти. В 1880 г. его членами являлись 1058 кооперативов, в том числе 812 кредитных, 200 потребительских и 46 прочих. А в 1900 г. во Всеобщий союз входили 1633 кооператива, из них 939 являлись кредитными, 522 потребительскими и 232 относились к прочим видам. Этот пример показывает, как интенсивно росла дан­ная союзная кооперативная система.

Ещё стоит принять во внимание тот факт, что в Германии существовали также сельские ссудо-сберегательные товарище­ства. И их создатель Ф. В. Райфайзен, обойдя законодательные ограничения, смог объединить эти товарищества в так назы­ваемые центральные кассы на основах акционерной компании. В результате возникли две центральные организации крестьян­ской кооперации: Сельскохозяйственная центральная кредитная касса Германии (хозяйственный центр) и Общий союз сельских товариществ Германии (духовный центр). Кроме того, выделив­шиеся из Всеобщего союза потребительские общества в 1894 г. образовали Гамбургское общество оптовых закупок.

Таким образом, в Германии существовало несколько цен­тров кооперации: Всеобщий союз представлял интересы коопе­раторов из городской мелкобуржуазной среды, райфайзеновские объединения — кооператоров-крестьян, общество оптовых закупок — преимущественно потребителей-пролетариев. Три особых центра соответствовали трём общественным, клас­сам, участвующим в кооперативном движении. И между этими» центральными организациями не раз возникали распри и ожесточённые полемики, доходившие до проявлений враждебности, причём не на почве рыночной конкуренции. Причину подобных взаимоотношений М. И. Туган-Барановский объяснял классо­вым характером кооперативного движения. Он отмечал, что пролетарские потребительские общества стоят ближе к социал-демократической партии, мелкобуржуазные кооперативы — к либеральной, крестьянские — к консервативной.

Кооперативы социалистической ориентации, которые назы­вались социалистическими (а это не одно и то же), существовали в Бельгии, Голландии, Италии и Франции. Но в тех же странах имелись кооперативы, которые придерживались принципа поли­тического нейтралитета, и кооперативы антисоциалистической ориентации, и кооперативы, находившиеся под влиянием като­лической церкви. Разногласия между кооперативами различной политической ориентации нередко приводили к расколу нацио­нальных кооперативных движений. Единство кооперативных рядов удалось восстановить далеко не сразу.

Образование кооперативных союзов стало оказывать благо­творное влияние на хозяйственную деятельность кооперативов. Благодаря союзам активизировалась законотворческая деятель­ность государства в области кооперации. Союзы сделали более систематической и разнообразной кооперативную социальную работу и её важнейшую часть — систему кооперативного обра­зования.

В конце XIX в. в мире насчитывалось 66 тыс. кооперативов всех видов, которые объединяли 12 млн индивидуальных чле­нов.

Основными итогами становления кооперативного движения на первом этапе явились:

• распространение кооперативов преимущественно в стра­нах Европы и Северной Америки и возникновение их в отдельных странах Южной Америки и Азии;

• рост численности индивидуальных членов кооперативов;

• законодательное признание кооперативов в качестве юридических лиц, имеющих право заниматься предпринима­тельством, а также культурной, просветительной и образова­тельной деятельностью;

• создание организационной структуры кооперативного движения на местном, национальном и международном уровнях, возникновение кооперативных союзов и центров;

• убедительная демонстрация основными видами кооперати­вов и их объединениями своей способности быть успешными (эффек­тивными) хозяйствующими субъектами рыночной экономики;

• обретение кооперативным движением значения само­стоятельного общественного движения.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Ранние кооперативные идеи в России | Кооперация в условиях государственно-монополистического капитализма


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 114; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.007 сек.