Исторические исследования одного языка

Историческая грамматика представляет собой сравнение синхронных срезов в области фонетики, морфологии, синтаксиса с целью установить законы, действовавшие в данном языке, и исключения из них, которые желательно истолковать соответствующими фонетическими и лингво-психологическими причинами.

Наряду с установлением фонетических законов и исключений, чем занимается историческая фонетика, историческая грамматика прослеживает исторические изменения морфологической системы. Эти изменения выясняются из сопоставления парадигм склонения и спряжения в разные периоды истории языка. Состав и структура парадигм склонения и спряжения обычно являются основанием для деления истории языка на определенные периоды. В течение этих периодов формируются новые системы склонения и-или спряжения. Рассмотрением этих изменений занимается историческая морфология.

Изменения в морфологии объясняются, с одной стороны, синтаксическими причинами, а с другой - фонетическими. Поэтому в задачу исторического синтаксиса входит наблюдение за изменением порядка слов и средств, обозначающих грамматические отношения между словами (так называемые способы выражения грамматических отношений в данном языке в их исторической трансформации).

Данные исторической фонетики, исторической морфологии и исторического синтаксиса и распределение этих данных по периодам составляют основание исторической грамматики. На нем строится объяснение причин изменений системы языка. Изучение причин этих изменений проводится обычно путем исследования взаимодействия разных ярусов языковой системы. Объяснение причин дается на основе изучения физических свойств единиц языка (на типологическом основании) или с привлечением процессов семантики, которые отражаются в словообразовании. Так создается еще одна наука, составляющая часть исторической грамматики, история словообразования (в данном языке). Она изучает модели словообразования, их состав, исторические изменения, рост числа моделей и их стилистическую ориентацию.

Историческая грамматика есть история одной языковой системы, поэтому во французской, немецкой и английской традициях термин "историческая грамматика" является синонимом термина "история языка". В русской традиции после А.А. Шахматова историей языка называют дисциплину, отличную от исторической грамматики.

Историческая грамматика обычно сополагается с диалектологией. Это объясняется тем, что историческая грамматика строится на данных литературного языка, а не на данных устной бесписьменной речи, которую изучает диалектология.

Диалектология должна сначала зафиксировать на письме или иным способом акты диалектной речи. Это может быть фиксация как цельных произведений устного народного творчества, так и отдельных высказываний и оценок слов, выражений, звуков, грамматических форм с точки зрения языкового сознания людей, владеющих диалектом (информантов).

В случае фиксации цельных произведений устного народного творчества: пословиц, поговорок, загадок, присловий, скороговорок, притч, побасенок, басен, песен и других песенных форм, сказок, быличек, былин и других эпических произведений, мифов и сказаний - задача диалектолога совпадает с задачей фольклориста. Установление текста произведений устного народного творчества входит в задачу как фольклористики, так и диалектологии, поэтому диалектолог может использовать результат деятельности фольклориста, и наоборот. Но если фольклорист оценивает народную поэтику, то диалектолог - психологию языка (т.е. языковую систему), как она представляется уму человека, говорящего на диалекте.

Поскольку основной единицей языка является слово, диалектолог может устанавливать словарь диалекта по опросным данным. Для этой цели составляют словники (обычно тематические), а затем, пользуясь этими словниками, диалектолог опрашивает информантов. При опросе необходимо установить, что как называется, и затем составить списки таких названий - диалектных слов и выражений. Попутно могут быть заданы вопросы о характере использования слов и выражений, об их грамматическом и стилевом представлении в понимании говорящего на диалекте.

На основании словаря и записей фольклорных произведений можно перейти к проверке гипотез о языковом строе диалекта. Для этой цели полученные данные анализируются и оцениваются по ярусам языка и единицам ярусов. Затем характеристика каждой единицы: звука речи, морфемы, слова, синтаксической конструкции - проверяется путем вопросов к информантам. Вопросы задаются так, чтобы информант оценил различие в составе и употреблении называемых единиц. Чаще всего предлагают отделить правильное употребление от неправильного. После проверки система диалекта считается установленной.

Помимо получения данных об отдельном диалекте, диалектологическое исследование включает сравнение описаний разных диалектов одного языка. В результате сравнения диалекты разбиваются на группы и подгруппы по общности черт фонетического и грамматического строя и общности лексики. Так же, как это делается при анализе языков в сравнительно-историческом языкознании, строится классификация диалектов в виде распределения территорий, на которых отмечены диалекты. Эти территории, интерпретированные как объемы понятий, могут дать граф - аналог родословного древа. Так восстанавливаются связи между диалектами и строятся гипотезы об их исторических соотношениях.

Графическое представление диалектов может быть детализировано до графического представления отдельных явлений, объединяющих и различающих диалекты. Картографированное представление отдельных явлений (изоглоссы) помогает уяснить отношения между диалектами и детализирует состав диалектов. С помощью изоглосс удается установить сферы распространения заимствований, прогрессивных и архаических явлений и показать динамику диалектов.

Объединение данных исторической грамматики и диалектологии Шахматов назвал историей языка. История языка имеет два фактических основания - данные исторической грамматики и диалектологии и одно теоретико-методологическое - историю и этнографию. История и этнография устанавливают этнический (племенной и родовой) состав народа, его обычаи и перемещения отдельных этнических групп. С одной стороны, исторические данные об этническом составе народа ставятся в соответствие с данными диалектологии, при этом оба ряда данных должны проверить и объяснить друг друга. С другой стороны, данные исторической грамматики, характеризующие трансформацию системы литературного языка, должны быть поставлены в соответствие с историей, и в частности с историей цивилизации. Прежде всего это касается развития городов, население которых вступает в гражданские отношения.



В городе должен быть представлен литературный язык, являющийся языком цивилизации. Ход истории предопределяет пользование литературным языком в сакральных, идеологических, юридических, административных и развлекательных целях. Своеобразие этих целей определяет выбор языковых средств и различие динамики и темпов эволюции каждой из областей литературного языка.

Литературный язык как язык графический не может существовать без устной формы, так как устная форма является средством его распространения. Поэтому вырабатывается устный наддиалектный язык, который представляет графический язык и одновременно является формой устного общения образованной части населения. Этот устный язык Шахматов называет устной формой литературного языка.

Устная форма литературного языка, не являясь языком рода или племени, может быть языком образованных членов цивилизованного общества. Но такие люди живут в окружении необразованных или полуобразованных слоев населения, и общение между людьми литературно образованными и необразованными необходимо. В процессе этого общения вырабатывается просторечие, которое представляет собой сниженную форму литературного языка, насыщенную диалектными словами и выражениями и характеризующуюся влиянием диалектов на произношение.

В зависимости от силы влияния диалектов Шахматов различает городское и сельское просторечие, а в зависимости от того, какой диалект влияет, - местные типы просторечия. История языка в лингвистическом плане характеризуется соотношениями литературного языка, диалектов и просторечия, а в историческом плане - фактами истории: истории правлений, типами канцелярий, характером литературы и характером влияния на те или иные части языкового сообщества иноязычных обществ.

Из истории языка вычленяетсяистория литературного языка. Эта часть истории языка рассматривается с точки зрения внутренних закономерностей построения текстов. В истории литературного языка сравниваются различные формы литературной речи и устанавливается их эволюция. Формы литературной речи распределяются сначала по функциональным стилям, а затем по стилям жанров. Далее путем сравнения стилистических классов текстов устанавливаются системы, стоящие за этими классами текстов. Системы сопоставляются: выясняются их общие и особенные черты, характеризующие разновидности литературного языка.

А.И. Ефимов (1909 - 1966) говорил о следующих разновидностях русского литературного языка до XIV в.: каноническая литература и гимнография, гомилетика, агиография, летопись, документы, разная литература недуховного содержания. Эти виды литературного языка изменяются в своем языковом содержании после XIV в. Затем Ефимов прослеживает становление новых видов письменности и литературы к XVII в. и изменения языкового состава письменности и литературы в XVIII-XIX вв. [б].

Синхронические сопоставления дополняются и раскрываются диахроническими: показываются преемственность и эволюция функциональных разновидностей языка и функциональных стилей, преемственность и эволюция языка и стиля разных жанров. История литературного языка сопоставляется с историей литературы. Проблема авторства, история переписки произведений и бытования списков составляют методологическую основу истории литературного языка, которая представляет собой языковую дисциплину, соотносящуюся с литературоведением.

Более детализирование строит историю литературного языка В.В.Виноградов. В книге "Очерки по истории русского литературного языка XVII - XIX веков" он подробно анализирует состав языковых изменений, ориентируясь примерно на половину или треть века как на период, в котором ясно проступает основная тенденция изменений языка и стиля. Автор начинает описание со второй половины XVII в. и рассматривает многие явления: динамику языка и стиля в области городского обиходного языка, светско-деловой речи и городского просторечия, национально-демократические стили в литературе, эволюцию церковно-книжной речи, соединение в одном литературном процессе украинского и великорусского изводов литературного языка, влияние латыни и польского языка и др.

В языке первой половины XVIII в. исследуются такие явления, как переводы, освоение терминологии, развитие профессиональных сфер общения, влияние Западной Руси в области создания идеологических текстов, языковая политика (реформа азбуки и установление стилевых предпочтений).

Говоря о языке третьей четверти XVIII в., Виноградов исследует теорию трех стилей языка и ее реализацию, фонетическую и морфологическую дифференциацию стилей, создание "высокого" стиля русской речи, говорит о французском влиянии на русскую речь и введении просторечия в литературный язык.

Далее в книге рассматривается язык последней четверти XVIII и первой четверти XIX в., пушкинско-лермонтовский период развития литературного языка и т.д., когда периодизация ведется по авторам - художникам слова. Такой план изложения связан с тем, что постепенно возрастает значение литературно-художественного авторства, которое в XIX в. начинает играть главную роль в стилевых новациях и в новациях литературного языка. Таким изложением истории литературного языка Виноградов подходит к новой, созданной им дисциплине - истории языка художественной литературы. Так было названо Виноградовым сравнительно-историческое изучение индивидуальных литературно-художественных стилей и языка писателей.

История языка художественной литературы предполагает свою методологию и методики. Трудность заключается в том, что необходимо исследовать индивидуально-языковое сознание художника слова - писателя. Этот тип языкового сознания отличается, например, от типа языкового сознания ученого-филолога, представляющего себе язык как систему соотношений единиц плана выражения и плана содержания, синтагм и парадигм. Языковое сознание писателя отличается и от обывательского осознания языка. Художник слова способен чувствовать художественную композицию речи и имитировать средствами художественного изображения (т.е. наглядно-образно и с позиций принятой в данном обществе этики) типы речи разных людей, представляя тем самым разные типы языкового сознания (по большей части непрофессионального).

Художник слова, таким образом, типизированно отображает языковое сознание и речь характеров и сам владеет искусством ономатотэта (т.е. может давать имена с помощью ономатопеи, символизации звуков и графических образов, формировать образ сочетанием понятий, сочетать внешнюю выразительность со смысловой изобразительностью, переосмысливать звуки и слова и т.п.).

Эти характеристики индивидуального языкового сознания скрыты от наблюдения и могут быть выявлены только системой сравнений. Прежде всего необходимо установить общий фон языкового сознания, из которого выделяется языковое сознание художника слова. Этот общий фон устанавливается по учебным руководствам, которые закрепляют общие черты языкового сознания, объединяющие художника слова и его аудиторию, и обучают основам языка самого пистеля. Это словари, грамматики, риторики, поэтики, теории словесности, распространяющие языковую норму данного времени. Определенный таким образом общий фон детализируется сравнением языка и стиля литературных школ, существовавших в разное время, и языка и стиля литературной школы, к которой относится писатель. Таким образом, система исторических сопоставлений помогает стать на первую ступень индивидуализации языкового сознания писателя.

Затем изучается непосредственное окружение писателя путем анализа литературной критики того времени, творчества писателей, принадлежащих к одному времени и одной школе, мемуарной литературы, высказываний самих авторов о своем творчестве и творчестве других писателей и путем анализа литературных пародий. Это исследование позволяет установить общие для всех произведений писателя черты его языка и стиля.

Однако языковое сознание писателя (как и языковое сознание любого человека) постоянно изменяется. Вследствие этого необходимо предпринять сравнение стиля разных произведений данного писателя, сопоставляя их друг с другом по мере их написания.

Эта методология и методики позволяют, во-первых, с достаточной достоверностью говорить об индивидуально-языковом сознании художников слова и представлять процесс эволюции языка художественной литературы как смену и развитие индивидуальных стилей. История языка художественной литературы помогает обоснованно представить текстологию художественных произведений, что необходимо для анализа, комментирования и издания литературно-художественной классики.

Сравнительно-историческое языкознание, историческая грамматика, диалектология, история языка, история литературного языка, история языка художественной литературы представляют собой разные формы применения сравнительно-исторического метода. Эти формы зависят от системы внешних (по отношению к одному языку) и внутренних сравнений, которую можно представить так, как на схеме:


Сравнительно-исторический метод

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Сравнительно-исторические исследования семей и групп языков | Типологические исследования


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 17; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.009 сек.