Мысль в поэтической форме

Поэтическая форма речи-мысли отличается от риторической и логической двумя важнейшими формальными и смысловыми признаками: это речь обязательно украшенная и содержащая мимесис ('подражание').

Под украшенностью речи понимается прежде всего сопровождение речи искусствами - музыкой, изображением, а также архитектурой, костюмом, аксессуарами. Образцом полной украшенности речи является театр, где в целях раскрытия содержания речи используются все искусства одновременно. Совместное действие всех искусств создает единое содержание. Это содержание в основном образное, так как соединение искусств в одно смысловое целое может произойти только в образе [2].

Всякий образ для того, чтобы быть понятым, должен быть подражанием чему-то известному. Однако образ не является полным воспроизведением вещи, которой он подражает (в этом случае это уже дубликат вещи, нередко подделка). Образ подражает некоторым сторонам действительности, взятым так, что совокупность сторон действительности, изображаемых определеным способом, ограничена по условию создания этого образа. В образе заключено условное изображение действительности, рассматривая которое слушатель (и зритель) раскрывает для себя сущность изображаемого объекта. Верно построенный образ подражает именно тем сторонам предмета действительности, которые раскрывают его сущность [11]. Свойство образа - формировать органическую связь некоторых сторон объекта и тем раскрывать его сущность, невидимую из-за бесконечной многосторонности объекта, - делает образ мощным средством познания [11]. Аристотель в "Поэтике" не без иронии замечает, что зритель в театре испытывает удовлетворение от того, что познает, но не долго помнит познанное. Это замечание подтверждает то, что поэтическая форма речи-мысли необязательна для слушателя (и зрителя). Слушатель (и зритель) не дает поэту или кому-либо отчета в том, как понят и изучен им образ. Вот почему образ понимается с разной степенью глубины и с разной направленностью мысли. Привлечением слушателя (и зрителя) к поэтическому произведению является особое удовлетворение, которое он испытывает после восприятия поэтической речи. Это удовлетворение было названо катарсисом ('очищение'). Эмоциональная, психическая природа этого удовлетворения не вполне ясна. Тем не менее катарсис как результат восприятия поэтической речи - неотъемлемое свойство культурного человека [2].

Поэтическая речь отличается от прозаической особым отношением слова к смыслу. В соответствии с теорией литературы "в художественных произведениях всегда изображаются какие-то индивидуальности, или, шире, нечто индивидуальное. Но изображенные индивидуальности интересуют и самих художников, и воспринимающую их произведения общественность прежде всего потому, что в них воплощены какие-то общие ("всеобщие") существенные ("субстанциальные") особенности ("силы") жизни. И только в той мере, в какой изображенная индивидуальность отчетливо проявляет в себе свою жизненную существенность, она выступает и осознается как характер, или, точнее, как нечто "характерное"" [72, 44].

Поэтическое изображение индивидуального надо отличать от прозаического: "В тексте таких [не художественных] сочинений даются изображения отдельных явлений - словесные и фотографические. Они имеют значение конкретных примеров, с помощью которых поясняются, иллюстрируются те общие положения и выводы, которые развиваются предварительно в отвлеченных понятиях. Это - иллюстративные образы. Они должны быть достоверными и объективными иллюстрациями познавательных обобщений автора-ученого, философа, публициста. Поэтому такие образы всегда бывают воспроизведением наиболее характерных явлений, существующих в самой действительности. В них никак не может проявляться ни творческое воображение автора, ни его эмоциональное отношение к предмету. В этом они противоположны образам искусства.

Есть еще один вид образов, часто встречающийся в информационной прессе - в газетах и журналах. Это образы словесные или фотографические, которые создаются для познания неповторимых, индивидуальных свойств явлений жизни, отдельных ее фактов, вызывающих общественный интерес. Это - образы фактографические. Они должны быть достоверным воспроизведением индивидуального, и в их создании также не может иметь никакого места ни творческое воображение, ни эмоции создающих их людей; и они, в этом отношении, противоположны художественным образам" [12, 51].

Это значит, что в прозаическом изображении слово может быть сопоставлено с фотографией, а в поэтическом - не может, так как прозаическое изображение индивидуального есть изображение конкретного случая, действительно имевшего место в жизни. Этот факт должен служить либо иллюстрацией правила (как в науке), либо быть объектом исследования (как в массовой информации).

Поэтическое изображение индивидуального в речи можно сопоставить с рисунком (например, художественной иллюстрацией романа). Там образ создается воображением художника на основании обобщения разных сторон жизни и многих фактов, и при этом так, что несущественные для замысла художника стороны отбрасываются, а сохраняются и усиливаются существенные. "Проявляя активный интерес к тем их [общественно-исторических характеров] сторонам, которые представляются ему [писателю] наиболее существенными, писатель выделяет, усиливает, развивает именно эти стороны в новом, вымышленном индивидуальном воплощении характеров" [72, 49-50].

Так как художественная индивидуализация основана на обобщении, она есть абстракция, но абстракция образная, а не понятийная. Образ должен быть узнан как образ. Поэтому в нем воображением должны быть соединены разные, нередко не совместимые в логическом рассуждении детали. Писатель выражает эмоциональную оценку "через подробности изображения... через детали... образов" [72, 50]. "Художественное произведение - это экспрессивное единство образных деталей", которые вместе рисуют образ по общим законам эстетики [72, 50]. "Произведения словесного искусства, как и искусства вообще, по-своему прекрасны тогда, когда их специфическое художественное содержание с высоким совершенством выражено в экспрессивно-образной художественной форме" [72, 53].

При формировании художественного образа благодаря индивидуальности его конструкции автор не может обойтись без выражения оценки этого образа. Такая оценка формирует как бы условия понимания образа читателем. Эта оценка выражает эмоциональное отношение, которое автор формулирует по отношению к созданному им образу. Эмоциональная оценка является существенной стороной замысла художника, соединяющей отдельные детали образа и разные образы произведения в одно целое. Если произведение сложное и содержит много образов, то общая эмоциональная оценка также становится сложной, детализированной, нередко неожиданной для читателя, что составляет одну из основ привлекательности произведения.



Сложность структуры смысла художественного текста позволяет дать классификацию основных типов художественных текстов - родов литературы - по характеру их образности. Современная теория литературы разделяет художественную речь по характеру аудитории и исполнения на драму, с одной стороны, и эпос и лирику - с другой. Драма представляет собой синтетическое искусство, где речь украшена другими видами искусств. Драмы для чтения - исключения из этого правила. Читатель таких драм как бы дорисовывает в своем воображении "украшения" такой драмы, т.е. творит вместо постановщика, актеров, художника, музыкантов.

Эпос и лирика могут сопровождаться музыкой, но их главное назначение - быть собственно речью. Поэтому драма различается по характеру пафоса на жанры комедии, трагедии и собственно драмы, а эпос и лирика имеют жанровые различия по предмету изображения (например, пейзажная лирика, любовная лирика и т.д.).

Между эпосом и лирикой существуют как бы переходные, лиро-эпические произведения.

По структуре изображения эпос отражает действительность в аспекте человеческого бытия. Поэтому в эпосе персонажи действуют словом и поступком. Лирика же формирует образ в аспекте общественно-исторического сознания. "Лирика отличается от эпоса прежде всего по существующему в ней соотношению субъекта и объекта познания жизни".

"Когда писатель выражает свои идейные интересы и эмоциональнное отношение к жизни лирически, в аспекте общественного сознания [а не общественного бытия. - Ю. А], он может исходить при этом прежде всего из осмысления характерности своего собственного внутреннего мира, своих мыслей, чувств, стремлений. Так обычно и бывает - в подавляющем большинстве лирических произведений основным предметом познания является внутренний мир самого писателя (поэта), его общественное сознание" [12, 105 -106]. Драма же похожа на эпос в том отношении, что в ней представлено именно общественное бытие. "Соотношение бытия и сознания персонажей в эпосе и драматургии одинаковое. Поэтому-то и возможна бывает перестройка эпических произведений в драматургические" [12, 115].

Еще одной характерной чертой художественной речи является то, что автор должен обозначить условность текста, вымышленность персонажей и событий. Это обозначение зависит от того, в каком роде литературы создается произведение. В драме само сценическое пластическое воплощение персонажей предполагает условность и вымысел. В лирике сам предмет - описание мировоззрения и мироощущения автора, осознание им общественного бытия - предполагает, что автор исследует и описывает свое сознание, т.е. описывает не реалии, а их отображение в сознании. В эпосе, где описываются люди и их действия, поэтический текст может быть соединен с прозаическим (например, с текстами историческими, мемуарными, информационными жанрами и даже деловой письменностью). Поэтому эпический текст должен содержать такие части, которые указали бы на вымысел и условность. В английской практике иногда это обращается в издательское требование добавить слово "фикция" (англ, fiction) на титульный лист издания. Но в большей части сочинений этого рода условность и вымысел даны как то или иное словесно выраженное отношение автора к тексту. Например, как изложение рассказа кого-либо (сказовая форма эпоса), как создание образа автора путем имитации определенного речевого типа и путем соотнесения времени описываемых событий со временем рассказа, когда время событий и время рассказа не совпадают, что указывает на вымышленность повествования.

Развитие поэтической речи обогатило ее жанрами и их местными и историческими вариантами. В истории литературы известны многие жанровые разновидности поэтической речи, каждая из которых имеет свое значение.

Особенность поэтической речи состоит в характере внушаемой ею эмоции. Если в прозаической речи эмоция внушается прямо (риторика говорит, что можно хвалить слушателя, высказывать любовь к нему, иронизировать над ним и даже угрожать ему), то в поэтической речи эмоциональное внушение совершается косвенно. Например, по ходу развития сюжета характеры эмоционально воздействуют друг на друга (по принципу прозы), а слушатель или зритель лишь сострадает характерам или испытывает страх за них, наблюдая развитие действия (по принципу поэзии). Поэтому поэтическая эмоция возникает на основе сопереживания, которое испытывает аудитория. Оценка изображаемой эмоции вместе с рассмотрением зрителем (слушателем или читателем) образа, данного в произведении, и средств языка, которыми этот образ создан, формирует особую, свойственную только поэтической речи эмоционально-оценочную функцию. Эмоциональная оценка художественной речи составляет как бы чувственный фундамент ее эстетического восприятия.

В связи с этим родом восприятия поэтическая речь приспосабливается к эмоциональной оценке слушателя и рождает жанровые разновидности речи, а также стиховую и нестиховые формы речи. К формам речи, демонстрирующим искусство владения словом, относится метрическая и неметрическая (периодическая) речь, речь рифмованная и нерифмованная, речь периодическая и строфическая. Используются различные сочетания созвучий (а затем и графических форм), создающих особое эстетическое впечатление.

Вместе с организацией звуковой стороны поэтической речи происходит организация ее смысла. Смысловая сторона поэтической речи организуется, как уже сказано, на основе подражания. Прежде всего это подражание прозаической речи с ее формами диалога и монолога, а также родам риторической речи с их видами и разновидностями.

При построении поэтического образа средствами речи важным критерием является наглядность образа, что отражается в синтаксисе речи. Синтаксис поэтической речи по условиям мимесиса также сильно отклоняется от литературного прозаического синтаксиса, особенно в речи персонажей, когда присутствует подражание определенным типам речи, являющееся одним из изобразительных средств художественной речи [5].

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Мысль в риторической форме | Мысль в логической форме


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 14; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.007 сек.