Логосическая теория происхождения языка

Проблема происхождения языка

Теории происхождения языка, с которыми имеет дело языковед, относятся к двум областям знания - к философии и филологии. Теорий происхождения языка, как философских, так и филологических, много.

В философии теории происхождения языка на основе данных разных наук показывают становление человека, общества и общественной мысли. Они направлены на объяснение роли языка в жизни человека и общества и призваны раскрыть сущность языка. Философские теории привлекают всю совокупность имеющихся в распоряжении философа знаний по естественной истории, антропологии, семиотике, технике, социологии и филологии. Каждая из этих наук может иметь собственные гипотезы о происхождении языка.

Филологические теории происхождения языка обычно строятся как гипотезы о становлении языковых фактов и стремятся генетически объяснить строение системы языка, прежде всего происхождение языковых форм и значений слов и предложений. Филологические теории служат для ориентации в языковедческих исследованиях, соединяют знания о том, каков язык, с тем, каким методом филолог может его исследовать.

Теории происхождения языка можно также поделить на донаучные и научные (научно-философские, научно-филологические и созданные вне филологии и философии). Влиятельные, т.е. проникающие в умы основной массы людей, теории происхождения языка как бы сменяют одна другую, следуя за господствующим направлением общественной мысли. Общество не может обходиться без осмысления происхождения языка.

В мифологии любого народа есть мифы о происхождении языка. Эти мифы обычно связывают происхождение языка с происхождением людей.

Логосическая теория происхождения языка возникла на ранних этапах развития цивилизации и существует в нескольких разновидностях: библейской, ведической, конфуцианской. В ряде цивилизаций она освящается авторитетом теологии и становится одним из краеугольных камней религии и богословия. В некоторых цивилизациях, например в Китае, логосическая теория, являясь влиятельной, не имеет богословского характера в силу отказа китайской философии от теистической идеи.

Будучи объективно-идеалистической, в наше время логосическая теория утратила авторитет. Но, поскольку филолог постоянно имеет дело с литературой древности и средневековья, с философией и филологией этого времени, чтение древних, античных и средневековых источников невозможно без знания этой теории происхождения языка, а также этических и психологических принципов создания и понимания речи.

В соответствии с объективным идеализмом логоси-ческой теории в основе зарождения мира лежит духовное начало. Дух воздействует на материю, находящуюся в хаотическом состоянии, и творит, упорядочивает ее формы (геологические, биологические и социальные). Конечным актом творения духа, воздействующего на инертную материю, является человек.

Обозначая духовное начало, древние употребляли термины "бог", "логос", "дао", "слово" и др. "Слово" существовало до создания человека и непосредственно управляло инертной материей. В библейской традиции, наиболее древней из дошедших до нас, носителем "слова" является единый бог*. В первой главе "Книги Бытия", открывающей Библию, рассказывается о сотворении мира в семь дней. Каждый день творение совершалось не руками бога, а его словом. Слово (орудие и энергия) творило мир из первичного хаоса. Евангелист

*(См.: Никольский Н.М. Избранные произведения по истории религии. М., 1974.)

Иоанн в I в. так определил основы логосической теории: "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть"*.

*(Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. М., 1968. С. 1127.)

Эти энергия и орудие, воплощенные в слове, в основном так же, хотя и в других терминах, толкуются в конфуцианстве и индуизме. Дело в том, что древние, пытаясь объяснить единство и закономерности мира, истолковывали слова как единую меру этих закономерностей.

Помимо божественного происхождения, логосическая теория объясняет слово и как человеческое явление. Одним из актов божественного творчества является сотворение человека (в теистических религиях считается, что человек создан по образу и подобию божию). Человеку передает бог дар слова. В Библии первочеловек Адам дает имена животным, приводимым ему богом, но там же указывается и на то, что язык создан патриархами путем соглашения. Между этими двумя высказываниями с точки зрения логосической теории нет противоречия. Дело в том, что божественное слово, сотворившее человека, потом становится достоянием человека: человек начинает сам создавать слова. При этом творец изобретает имена, а старейшины соглашаются (или не соглашаются) признать изобретенное и способствуют распространению имен между людьми. По библейским понятиям это значит, что слово, созданное человеком по божественному вдохновению, исходит от человека (как передатчика божественного промысла) в виде имени. Благодаря старейшинам имена утверждаются, становятся общим достоянием народа.

Такую схему создания и распространения имен подробно разрабатывает Платон (ок. 427 - ок. 347 до н.э.) в диалоге "Кратил". В соответствии с мыслью Платона создателем имени является ономатотэт - творец имени, который передает созданное им имя диалектикам - лицам, обсуждающим достоинства имени, а те, в свою очередь, передают имена мастерам конкретных искусств, использующим имена.

Та часть логосической теории, которая говорит о слове как о человеческой и общественной сущности, фактически отображает социальную структуру имени. Библия облекает это изображение в форму мифа, Платон - в форму философского диалога.

Человек, в соответствии с логосической теорией происхождения языка, есть косная субстанция, которая вполне может ошибиться и, воплощая божественный промысел, исказить его, создав ошибочное имя. Это значит, что теория обращает главное внимание на постижение человеком божественного вдохновения как конечный критерий знания. А также и на борьбу одного человека с другим по поводу того, насколько точно передан им промысел бога в созданном слове. Здесь - источник догматических споров и борьбы религий, толков и сект.

История идеологических движений древности и средневековья наполнена этими спорами. Один основатель религии или толка отвергает всех других на том лишь основании, что он пророчествует "более совершенно", чем другие, "исказившие", по его мнению, божественный промысел. Поскольку к толкованию примешиваются земные интересы, догматические споры становятся формой идеологической борьбы, нередко перерастают в политические движения и религиозные войны.



Естественно, при таком понимании природы слова о разуме человека, о доверии к этому разуму нет речи. Поэтому приходится вводить догматику как учение, сводящее в единую (религиозную) смысловую систему содержание разных высказываний*.

*(Пророческий и догматический взгляды на слово оказали огромное влияние на литературную мысль древности и средневековья. Они пронизывают поэзию и ученые сочинения этого времени, на них основаны право и мораль, на них основана древняя и средневековая филология.)

В логосической теории происхождения языка слово, фактически будучи созданием человека, владычествует над ним. Это господство выражено во всей общественной жизни древности и средневековья. Характерно, что не какая-либо вещь, общественно необходимая, не строй семьи или рода, не государственность или какой-либо иной созданный обществом институт, а именно слово, речь воспринимается как основа господства социальных сил над человеком, его разумом и общественным сознанием*.

*(См.: Фрэзер Д. Золотая ветвь. М., 1980.)

Доктрина "Общественный договор"

Логосическую теорию происхождения языка (а в бытовом сознании народов Европы - библейскую теорию языка) в XV-XVII вв. постепенно сменяет новый взгляд на язык, в основе которого лежит философская доктрина "Общественный договор"[16]. Доктрина общественного договора была принята в Европе и Америке в XVII-XVIII вв. для истолкования природы общественных отношений. Согласно этой доктрине общественный договор отличает общество от первобытного стада. В стаде господствуют отношения вражды и борьбы каждого с каждым, обусловленные различием интересов. Для того чтобы создать отношения, характерные для общества, необходимо, чтобы между враждующими сторонами были достигнуты соглашения по предмету интересов и отношения вражды сменились отношениями сотрудничества. Возможность перейти к отношениям сотрудничества философами объяснялась различно: идеалистически - божественным происхождением человека, его морали и разума и материалистически - общностью интересов*.

*(Доктрина "Общественный договор" лежит в основе современной государственной идеологии ряда стран. Современное языкознание этих стран, прежде всего США и Великобритании, не может не испытывать влияния этой доктрины.)

Родоначальником доктрины общественного договора принято считать голландского ученого Греция (1583-1645), который считал, что государство и право возникают из общественной природы человека. Общественная природа человека проявляется в естественном и человеческом праве. Естественное право исходит из стремления человека к общежитию, проявляющегося в даре речи и способности к совместным действиям, основанным на разуме. Человеческое право развивается от естественного права к государственному, частному и гражданскому праву. Язык, таким образом, есть одна из основ естественного права.

Понимание языка, принятое в доктрине общественного договора, характерно для всей европейской филологии XVII-XVIII вв. и во многом для современного языкознания. "Общественный договор" лежит в основе таких областей языкознания, как философская грамматика, первоначальные сопоставительные описания языков, так называемые миссионерские грамматики и нормативные описания новых европейских национальных языков.

Доктрина общественного договора проникнута рациональным стилем философствования. Она фактически противопоставлена догматическому богословию. В этой доктрине были разработаны: 1) идеи развития логики как инструмента познания и в особенности идеи индуктивной логики; 2) идеи конструирования новых языков для научно-познавательных целей; 3) идеи знаковости языка; 4) идеи психологии как науки о познающем мышлении; 5) собственно гипотеза о происхождении языка, основанная на идее знаковости языка, на данных логики, психологии и на опыте конструирования языков.

С точки зрения рационального стиля новой научной философии творящая функция божественного слова-логоса представляется бессмысленной в свете существующих эмпирических знаний о земле и ее физических, химических, биологических и социальных законах. Рациональный стиль новой научной философии, вызванный к жизни развитием конкретных эмпирических наук и позитивных знаний, направлен на утверждение познавательных способностей человека. Мыслящий человек и его разум с точки зрения этики и стиля новой философии есть источник научных открытий, искусств и труда, преобразующего мир.

Этот взгляд был подготовлен логикой еще до сложения доктрины общественного договора. Работы Луллия (ок. 1235-1315) и логическая риторика Рамуса (Пьер де ла Раме, 1515 -1572) объясняют логику как инструмент открытия. Мыслится, что путем логических операций над избранным числом понятий можно создать новое знание. Такое знание будет доказуемым и общезначимым в силу своей логической оправданности. Это значит, что не нужно опираться на прозрение и пророчество как на единственный источник истины.

Развивая индуктивную логику, Ф. Бэкон (1561 -1626) предлагает "пытать природу", т.е. ставить какую-то малую часть природы в особые условия, контролируемые человеком, и наблюдать, как природа (эта ее часть) будет себя вести, а затем по индукции заключать, что и другие подобные части природы в подобных условиях будут вести себя сходным образом [4]. Механизм экспериментального испытания может быть превращен в машину, облегчающую человеку труд и создающую объекты с новыми свойствами. Так, развитие судительных способностей человека в логике позволило нацелить разум человека на создание новых объектов техники и новых принципов устройства общественных институтов.

Развитие научной дедукции и экспериментально-индуктивного мышления приводит и к тому, что изменяется взгляд на природу языка. Начинают считать (Бэкон, Декарт, Лейбниц), что язык можно создать заново, можно построить новые необходимые человеку языки. Само создание языков - предмет искусства, эрудиции и техники. Появляются проекты новых языков.

В создании новых языков намечаются два пути. Один путь - индуктивный - состоит в том, чтобы отобрать необходимые новому языку словарь и грамматические правила из существующих и доказавших свою жизненность языков. На основании подобного отбора можно построить язык более совершенный, чем существующий. Таким путем предлагал идти Ф. Бэкон [5]. Другой путь состоит в том, чтобы строить новый язык из новых же элементов. Г. Лейбниц (1646 -1716) предложил проект нового графического языка - пазиграфии, где отдельными знаками выражались основные идеи, а модификации этих знаков и правила их сочетаний позволяли выразить логически строго любую мысль о мире [10]. Идеи конструирования языков оказались впоследствии многообразными. Было создано немало искусственных международных языков и языков специальных отраслей знания.

Идеи Ф. Бэкона легли в основу межъязыковых сравнений как метода языкознания, оправдывали заимствования при сложении языковой нормы и, наконец, стали основой для создания международных искусственных языков. Идеи Р. Декарта (1596 -1650), разработавшего понятие телесных объектов и их математического представления [9], и Г. Лейбница, разработавшего логику науки, привели к развитию формализованных языков науки. Так логический и экспериментально-эмпирический методы познания содействовали доказательству на практике возможности создания и изменения языка человеком, вне божественного откровения.

Логика как инструмент научного познания и язык как средство выражения научной идеи в доктрине общественного договора связываются с утверждением условно-знакового характера языка. В идею знаковости языка входили два компонента: 1) указание места языка в классификации объектов мира и знаний о них и 2) определение природы языка как продукта особой, человеческой деятельности с объяснением характера этой деятельности.

В знаковой теории одного из сторонников доктрины общественного договора Т. Гоббса (1588 -1679) человек находится в особом окружении, которое определяет его мыслительную и предметную деятельность. Это окружение состоит из трех частей: природы, семиотики и техники. Природа - это то, что существует до человека. Она составляет основу, материал, из которого творится мир, окружающий человека. Природа дана человеку, и человек воздействует на природу и пользуется ею. Техника - это совокупность разного рода устройств и предметов, позволяющих человеку жить и действовать. Техника создается самим человеком из материалов природы. Семиотика - это совокупность необходимых для умственных операций знаков, служащих опорой для ума, "заместителей" объектов природы и техники. С помощью семиотики реализуются абстрактное мышление, конструктивная деятельность, прогноз и оценка окружения, результатов деятельности и обстановки. На этом фоне развивается мысль человека (и обусловленная мыслью предметная деятельность).

Так были обобщены, сведены в семиотику понятия об искусствах, таких, как мусические, практические, логические, педагогические, прогностические, искусство управления. Было показано место семиотики по отношению к природе, технике, мысли. Слово "семиотика" получило научное определение.

Язык в соответствии с этим взглядом - один из видов знаков. Языковым знакам должны быть свойственны способности "замещать" в процессах мышления объекты природы и техники, символизировать классы таких объектов и их признаки, служить опорой для обмена мыслями, служить основанием абстракции, конструирования и оценки обстановки и обстоятельств за пределами тех ситуаций, когда эта обстановка и обстоятельства даны прямо, в непосредственном наблюдении. Эти свойства языка и противопоставленность явления мысли одновременно явлениям языка, природы и техники подчеркивают самостоятельность мысли. Мысль обращена к природе, семиотике (в том числе к языку) и технике разными своими сторонами. Становление человеческой мысли и ее законы, с одной стороны, определены природой, семиотикой и техникой, а с другой - относительно независимы и имеют свои собственные закономерности. Выделение мысли в самостоятельную область человеческой деятельности, выдвижение мысли в качестве источника прогресса и понимание зависимости мысли от материального окружения, природного и социального, было большим достижением материализма.

В доктрине общественного договора были преобразованы психологические понятия. Психология из догматического учения о духовных способностях человека и способах воздействия на них преобразуется в науку о познающем мышлении. По представлениям Э. Кондильяка (1715 -1780), психическая деятельность человека складывается из воли, чувства, памяти и разума. В воле проявляются те или иные стремления человека, возбуждаемые как физическими, так и нравственными потребностями. Чувства человека есть, прежде всего, связи человека с внешним миром. Благодаря чувствам человек постигает внешний мир, но чувства могут соединяться с волей и разумом и известным образом направляться человеком. Разум же в своем содержании зависит от того "материала", который поставляют человеку его чувства. Однако разум имеет собственные законы. Направляемый волей разум действует, создавая рациональную картину мира*.

*(См.: Кондильяк Э.Б. Трактат об ощущениях // Соч. М. 1982. Т.2; он же. Язык исчислении // Соч. М., 1983. Т.3.)

Классическая психология разработала индуктивную схему формирования основных единиц рационального мышления - понятий, связанных со словом. Первоначальным источником возникновения мысли является чувство. Органы чувств, вступая в контакт с окружающим миром, дают человеку ощущения предметов внешнего мира. Повторное воспроизведение этих предметов в ощущениях возбуждает память, которая может направляться волей. Воспроизведение ощущений по памяти дает образ вещи, или представление о ней. Представление о вещи может быть сопоставлено с другими представлениями, объяснено с помощью разума. Разум, сопоставляя представления, делит их на части, объединяет или разделяет, связывает в понятия. Связь понятий осуществляется посредством слова, так как слово само воздействует на чувства человека, создавая ощущения и представления, сопоставляемые с представлениями о мире вещей. Так слово становится выразителем понятия.

Опыт конструирования языков, отнесение языка к семиотическим системам и указание на психологическое соотношение мысли и слова составляют основу, на которой строится теория происхождения языка в доктрине общественного договора. Логические, конструктивные, знаковые и психологические предпосылки теории оставляют неразъясненным самый важный момент: как язык распространился между людьми, т.е. как он "овладел" людьми. Для объяснения этого были построены гипотезы о происхождении языка.

В этих гипотезах необходимо различать две стороны: 1) проблему создания общего языка, его обязательность для члена общества и степень свободы индивида от общего языка и 2) проблему материала языка, т.е. то, откуда взялись первые общие слова первого языка, так сказать проблему "этимологии языка". Доктриной общественного договора объединяются разные этимологические теории: звукоподражательная теория, междометная теория и теория трудовых команд и трудовых выкриков. В соответствии со звукоподражательной теорией первые слова первого языка подражали своими звучаниями крикам животных и звукам природы. Вариантом этой теории было утверждение об изображении с помощью звуков предметов и вещей. Междометная теория строилась на том, что первые слова появились из непроизвольных выкриков-первых междометий, возникших под влиянием чувства и бывших достаточно общими в силу единства человеческой природы. Теория трудовых команд и трудовых выкриков - это своеобразный вариант междометной теории, но в ней предполагается, что междометный выкрик стимулировался не чувствами, а совместными мускульными усилиями.

Все эти теории опираются на два источника. Первым источником является представление о словаре языка. Действительно, наиболее простыми словами с точки зрения содержащейся в них мысли, принципов употребления и звуковой формы являются междометия, команды и простые звукоподражательные слова. Вторым источником гипотез о происхождении языка стали высказывания античных философов об этимологии отдельных слов и языка в целом.

Все три точки зрения на происхождение языка, по сути дела, дополняют друг друга в доктрине общественного договора. Дело в том, что в этих теориях рационалистическая философия языка выделяет один общий принцип: необходимо показать обязательность одной и той же звуковой формы для всех людей, входящих в один коллектив, так как звучание слов задано общими для всех внешними по отношению к индивиду причинами.

Оживление античных, в сущности, представлений о происхождении языка в доктрине общественного договора вызвано тем, что, противопоставляя ее логосической теории, необходимо было подчеркнуть материальный и человеческий источник речи. Возможность объединить все эти "этимологии языка" в одной теории состояла в том, что гипотеза о происхождении языка в доктрине общественного договора источником языкового единства людей устанавливает единство человеческой психики, разума и рационального знания. Психическое единство людей и единство логического инструмента познания являются условием установления общего языка, равно как и условием понятности языков разных народов друг для друга при переводе или обучении языкам. Поэтому не так важно, каковы были первые слова языка какого-либо народа, важно то, что любой народ, благодаря единству психической конституции человека, обладает памятью, волей, чувствами, представлениями и понятиями, может строить силлогизмы и другие логические формы. Именно поэтому между людьми принципиально возможны взаимопонимание и адекватность мыслительных операций со словами, конкретное звучание которых не более чем условность.

Доктрина общественного договора объясняет единство человеческой психики естественными качествами человека. По этой теории человеку врождены не только общие свойства психики, но и основные фигуры рационального познания: понятия, суждения, умозаключения в полных и сокращенных формах. Соответственно врождено и содержание основных чувств и чувственных реакций человека на ситуацию, основные нравственные понятия и представления, основные представления о праве и справедливости и даже основные понятия о вещах (такие, как субъект, объект, действие, признак предмета и сам предмет). В силу этих врожденных качеств и естественных прав человек отличен от животного. Вот почему у людей есть возможность достичь достаточно адекватного понимания слов-имен в процессе общения, несмотря на различие в звуковой форме и этимологии слова.

Человек принимает имя вещи по общественному договору добровольно, с пониманием условности звуков для обозначения вещи. Возможность установить общий язык состоит в том, что между людьми есть общение на основе конструкции и содержания, мысли, а инструментом общения являются языковые знаки - условные обозначения соответствующих мыслей. Установление единства этих знаков и их известной обязательности для членов общества строится на том, что единые предметные ситуации, благодаря единству психики людей, делают возможным единое понимание ситуаций и знаков, передающих мысли людей по поводу этих ситуаций.

Общественный договор, таким образом, строится на понимании условности и немотивированности языкового знака. В философских грамматиках XVII-XVIII столетий утвердилось понимание условности и немотивированности языкового знака как принципа построения языка. Но теория происхождения языка по общественному договору, строившаяся на предпосылке о врожденных человеку психических качествах, фактически не занималась детальной реконструкцией истории становления человека и его языка.

В XVII-XVIII вв. наука только начинала исследовать закономерности биологии, этнографические описания существовали лишь в виде фрагментов; антропологии, по сути дела, не было, как не были известны и многие языки мира. Эволюционный метод рассуждения и доказывания также не был известен. Социологические концепции были представлены лишь утопиями. Но свою прогрессивную роль теория происхождения языка доктрины общественного договора сыграла. Она разрушила построения логосической теории, выдвинула на первое место в создании языка разум человека.

Благодаря рациональной грамматике, развитой под влиянием доктрины общественного договора, было единообразно описано большинство языков мира, что позволило потом приступить к сравнительным исследованиям.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Тема 2.3. Факторы устойчивого развития производительных сил | Ономатопоэтическая теория Штейнталя - Потебни


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 20; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.008 сек.