Тема № 24. Понятие компромата

 

Компрометировать (фр.) — вредить кому-либо, подрывать чью-либо репутацию, доброе имя. Средства массовой информации сегодня активно включились в так называемую войну компроматов, ставшую тревожной приметой современной отечественной журналистики, когда СМИ делаются разменной мо­нетой в столкновении чьих-то корпоративных интересов, используются для «убий­ства репутации» оппонентов, в иных неблаговидных целях. Средства массовой ин­формации порой отражают настроения, вкусы, понимание жизни, свойственные самим журналистам, но не сколько-нибудь многочисленной части населения. Раз­новидностью журналистского эгоизма является анархическое пренебрежение какими-либо вообще установками и ориентирами, в частности правовыми нормами.

Характерное для современной цивилизации возрастание технической мощи средств массовой коммуникации и влияние российской специфики, высвобождение прессы из-под прямого политического контроля породили, по мнению некоторых ис­следователей, иллюзию ненужности массовой аудитории: первостепенными для СМИ объектами стали сами редакции СМИ и журналистские корпорации, владельцы и за­казчики, власти и политические партии. Компроматы — главное оружие информаци­онных войн, в которых вместе с журналистами участвуют политики и бизнесмены Часто публикация компроматов и «утечка информации» ставят целью манипулирование общественным мнением, переключение внимания аудитории с насущных экономи­ческих и социальных проблем на разного рода сенсации; при этом решается и локаль­ная задача — растет рейтинг издания и его доход. Без войны компроматов не обходит­ся ни одна избирательная кампания. Однако героями компроматов могут стать не только политики или человек, идущий во власть, но и сами журналисты. Девять руководящих работников и членов коллегии Всероссийской государ­ственной телевизионной и радиовещательной компании опубликовали в «Новой газете» письмо, в котором обвиняли председателя компании Э. Сагалаева в том, что он превратила компанию в источник личного обогащения. В доказатель­ство авторы привели немало фактов, ни один из которых при проверке (уже после публикации письма) не подтвердился. Сагалаев не являлся владельцем фирмы «Пирамида С», не получал за передачу «Открытые новости» 25 тыс. долларов (гонорар вообще не выплачивался); ревизия не выявила и иных серьезных недостат­ков в финансовой, кадровой и творческой политике телерадиокомпании. Письмо, однако, имело широкий общественный резонанс, стало предметом многочислен­ных комментариев в средствах массовой информации. Оно сделало свое дело: Са­галаев подал в отставку, а затем обратился в Судебную палату по информационным спорам при Президенте Российской Федерации. Ни авторы письма, ни редак­ция «Новой газеты» не смогли представить Палате доказательств достоверности распространенных ими сведений. Статья 49 Закона «О средствах массовой инфор­мации» предписывает журналисту проверять, правдива ли та информация, которую он собирается сообщить аудитории. Сделать это, по мнению Судебной пала­ты, редакция «Новой газеты» была обязана, тем более, что очевидны были возмож­ные неблагоприятные последствия для деловой репутации лиц, указанных в письме. «Между тем редакция даже не сочла необходимым до опубликования письма обра­титься за соответствующими разъяснениями к руководству ВГТРК, в другие орга­низации, стремясь, как заявил на заседании главный редактор "Новой газеты", опе­редить другие издания в опубликовании сенсационного материала». В то же время редактор пояснил, что не стал проверять письмо потому, что авторами его были «высокопоставленные должностные лица, и это, по его мнению, освобождало ре­дакцию от необходимости проверки распространяемых сведений». Такая позиция, по мнению Судебной палаты, не основана на законе и нормах профессиональной этики журналиста. В итоге разбирательства было принято решение направить материалы дела в прокуратуру Москвы с просьбой о возможной юридической ответ­ственности авторов письма и должностных лиц редакции «Новой газеты».



Отказ журналиста проверять факты, связанный с опасением, что публикация не состоится, оборачивается возмещением в пользу ее героя морального вреда сумма­ми, многократно превышающими гонорар. Вот, к примеру, характерная судебная история. Лариса Кислинская опубликовала в газете «Советская Россия» материал о связях Иосифа Кобзона с мафией, участии певца в освобождении из-под стражи известных «воров в законе» Вячеслава Иванькова по кличке Япончик и Виктора Ни­кифорова по кличке Калина. Кобзон в суд не подает, но в августе 1994 г. в интервью «Мое убийство заказано», опубликованном ежемесячником «Совершенно секретно», утверждает, что Кислинская не права, говоря о его преступных связях с авторитетами преступного мира, к тому же она «ведет свободный образ жизни, пьет, курит и совмещает две древнейшие профессии». Журналистка потребовала опровержения и выплаты ей в виде компенсации 100 тысяч долларов. Судебный процесс длился 9 ме­сяцев, поскольку артист, выступающий в роли ответчика, не появлялся на судеб­ных заседаниях. И, наконец, в мае 1995 г. Пресненский межмуниципальный суд удовлетворил иск Л. Кислинской и обязал И. Кобзона выплатить ей ...100 долларов (в тысячу раз меньше затребованной истицей суммы). И тогда певец сам решил стать истцом, требуя опровержения статьи трехлет­ней давности. На этот раз судебные заседания игнорируют и представители газе­ты, и Л. Кислинская — ответчица. В итоге в марте 1996 г. Савеловский межмуни­ципальный суд Москвы выносит решение заочно: он потребовал от «Советской России» опубликовать опровержение и постановил в качестве компенсации за мо­ральный ущерб взыскать в пользу Иосифа Кобзона с редакции газеты 4 тысячи долларов, а с автора — Кислинской — 2 тысячи долларов.

Тот же Савеловский суд (близ Савеловского вокзала столицы расположен из­дательский комплекс «Пресса», в котором размещены редакции многих ведущих газет России) рассмотрел дело по иску тогдашнего главного редактора и учредите­ля «Общей газеты» Егора Яковлева к редакции «Российская газета». Суд потребо­вал опровергнуть как не соответствующие действительности такие сведения, обна­родованные в двух корреспонденциях о Яковлеве: «Заслуженный демократ хап­нул все доходы от издательской деятельности "Останкино", четыре журнала и ежедневную газету, издательско-полиграфический комплекс ценой в 1,5 миллиона немецких марок, пятиэтажный домик на ул. Володарского, особнячок в Троицком переулке, помещения на Пушкинской улице и Кутузовском проспекте». Вместе с требованием опровержения суд взыскал в пользу Е. Яковлева с редакции «Россий­ская газета» 3 млн. неденоминированных рублей, а с главного редактора и автора публикаций — по 1 млн. руб.



Надо отметить, что правительственная «Российская газета» в 1995 г. проигра­ла целый ряд исков, что побудило учредителя пойти на замену главного редактора. Мы подробно привели эти факты, чтобы показать каким сложным бывает хожде­ние по правовому полю журналистики.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Тема № 23. Законодательство в сфере журналистики | Тема № 25. Проблема «скрытой» рекламы


Дата добавления: 2017-04-20; просмотров: 46; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.088 сек.