Когнитивные процессы при стрессе.

Обобщая представления зарубежных психологов о сущности психологического стресса можно сказать, что это состояние рас­сматривается как процесс (а не только реакция), в котором требования ситу­ационного воздействия оцениваются личностью относительно ее ресурсов, необ­ходимых для удовлетворения этих требований. Когнитивная оценка взаимо­действия, по мнению указанных авторов, является основным регулирующим фактором реакции на стрессоры. Она же определяет межиндивидуальные различия в реакции на определенную стрессовую ситуацию.

В качестве исходных позиций, определяющих наличие системных признаков в развитии психологического стресса, можно представить две теории, отражающие закономерности организации человеком информации о явлениях внешнего и внутреннего мира и выстраивания им на этой основе конкретных действий и поступков. В теории «личного конструкта» G. Kelly ключевая идея заключа­ется в том, что люди становятся психически восприимчивыми в той мере, в какой они ожидают события. Ожидания ограничивают обзор и восприятие до очень узкого, заранее определенного диапазона. Различные предположения о возмож­ных событиях, а также разные их толкования существуют только в пределах, заданных их ожиданием. По теории «схем» J. Piaget сознание может изменять заранее определенные схемы сенсорного входа в зависимости от харак­тера ситуации, что и обусловливает роль личной схемы в развитии ряда психических состояний. В частности, схема ожидания успеха или неудачи может влиять на подход к ситуации, ее оценку— в этом случае схема работает как первично значимая система в познании.

Когнитивные процессы и стресс. Перцепция и стресс. Е. Hubbard рас­сматривает перцепцию как процесс интерпретации и организации информации. Интерпретация предполагает придание информации определенного значения и выработку целостного суждения о ней. Одно из основных суждений сводится к определению: является ли информация ценной и приятной,— либо она неприятная или даже вредная. Процесс организации в перцепции подразумевает, что создаются связи между переживаниями, накопленными в долговременной памяти; в дальнейшем эти переживания будут влиять на процессы оценки как ситуаций, так и личных возможностей.

Восприятие не всегда бывает абсолютно истинным: оно становится «жертвой» большого количества искажений или трудно уловимых изменений в сообщении. Наиболее известные формы перцептивных искажений — это иллюзии и гал­люцинации. Что касается их менее выраженных форм, таких, как воображаемая угроза или опасение нежелательной информации, то есть основания считать, что представления о подобных событиях сопровождаются реакциями, аналогичными при восприятии реальной угрозы или негативной информации.

На развитие стресса влияет уровень стимуляции: Чрезмерно большое или малое количество информации может способствовать проявлению стрессовых реакций. Новизна, качество стимулов, сложность и вероятность поступления информации при превышении «порогов» восприятия и усвоения также могут усиливать проявления стресса.

Внимание и стресс. В регуляции информационных процессов и, в частности, в защите от перегрузки информацией и возникновения в связи с этим стресса, существенную роль играет избирательность внимания, которая помогает скон­центрироваться на необходимой информации и блокировать несущественные стимулы. Избирательность внимания в сочетании с его концентрацией на реле­вантной информации определяют понятием «перцептивная бдительность». Состояние бдительности подвержено большим колебаниям и может резко и быст­ро ухудшаться, вызывая последующее чувство перенапряжения. Другая проблема бдительности связана с реакцией при получении тревожной новости (о серьезном заболевании, угрозе негативного события и т. п.). Эта реакция может проявляться в отказе от активного поведения, интенсивном поиске информации для снижения неопределенности ситуации, развитии состояния постоянной готовности «гипербдительность» с последующим непроизвольным ее снижением.



Функция избирательности внимания обладает свойством защиты субъекта от чрезмерно интенсивной или нежелательной информации («перцептивная защита»). В то же время иногда какие-либо чрезвычайные события или значимые сигналы настолько сильно приковывают внимание, что вся последующая не менее важная информация уходит из-под контроля.

Память и стресс. Одной из фундаментальных особенностей памяти является ее уязвимость. Большое количество обстоятельств и факторов, воздействуя на нее, избирательно подавляют или творчески реконструируют память.

В памяти существуют два важнейших процесса — реинтеграция и реконст­рукция. Суть первого сводится к восстановлению или воссоединению в памяти ряда фрагментов информации в единое целое, которое иногда сопровождается заменой каких-либо фактов предположениями, догадками о том, что должно было бы произойти. При реконструкции процессы памяти формируются таким образом, чтобы удовлетворить (напомнить, обогатить) ожидания, убеждения, знания или схему. Очевидно, что такого рода искажения истинной информации о событии приводят к изменению ее значимости, своевременности, полноты и других ка­честв, вследствие чего может возникнуть стрессовая ситуация.

Оценочные процессы и стресс. Существенный вклад в развитие когнитивной теории стресса внесен исследованиями Р. Лазаруса и его сотрудников. Особое внимание они обратили на два когнитивных процесса — оценку и преодоление (купирование) стресса, являющихся несомненно важными при взаимодействии человека с окружающей средой. Слово «оценка» в рассматрива­емом контексте означает установление ценности или оценивание качества чего-либо, а «преодоление» (coping) — приложение поведенческих и когнитивных усилий для удовлетворения внешних и внутренних требований.

Р. Лазарус считает, что психологический стресс отличается от всех других видов стресса наличием в структуре развития этого состояния опосредующей переменной — угрозы некоего будущего столкновения человека с какой-то опас­ной для него ситуацией. Символы вредного будущего воздействия оцениваются совокупностью когнитивных процессов.

Несмотря на относительно частое использование в литературе понятия интел­лектуальной оценки угрозы, им редко пользуются в том смысле, который связан с субъективными моментами. Но, по мнению Р. Лазаруса, оно перестает быть субъективным понятием, если удается идентифицировать те стороны конфигу­рации стимула и психологической структуры личности, которые определяют оценку угрозы.



Предложено три вида оценок, которые определяют значение и влияние купирующего стресс процесса. Первичная оценка дает исходное определение типа ситуации. R. Lazarus отмечал, что эта оценка касается меры участия человека в возникшей ситуации,— она как бы отвечает на вопрос «Обеспокоен ли я?», и если «Да», то «В какой степени?». Вторичная оценка определяет соотно­шение между способностью к преодолению стресса и требованиями, предъявляе­мыми экстремальной ситуацией. «Переоценка» основывается на обратной связи от результата взаимного сопоставления первых двух оценок, что может привести к изменению первичной оценки и, вследствие этого, к пересмотру личных возмож­ностей, способностей воздействовать в данной ситуации, то есть к коррекции вторичной оценки.

Первичная стрессовая оценка. Некоторые экстремальные события могут не представлять угрозы для конкретного субъекта, не содержат опасности для него и не требуют какого-либо специфического ответа (реакции). Другие являются позитивными или нейтральными и не предъявляют серьезных требований к личным способностям. Третий вид событий — стрессовый — имеет, по крайней мере, две особенности. Во-первых, события различаются по природе, харак­теристике опасности для каждого человека. Во-вторых, они отличаются по виду и величине требуемых личных ресурсов преодоления стресса. Стресс начинается тогда, когда человек почувствует, что ситуация (реальная или воображаемая) представляет собой для него определенную физическую или психическую опас­ность (первичная оценка), и когда он поймет, что не сможет эффективно отре­агировать на эту ситуацию (вторичная оценка). Стресс может прекратиться, если человек изменит значимость события до уровня, когда оно уже не будет представ­лять для него опасности, а также, если человек использует какой-либо метод преодоления (купирования) для устранения чувства опасности или ее нейт­рализации.

Р. Лазарус предложил различать три типа стрессовых оценок. Первый тип — травмирующая потеря, утрата кого-либо или чего-либо, что имеет большое личное значение (смерть, длительная разлука, потеря работы, утрата здоровья и т. п.). Второй — оценка угрозы, когда ситуация требует от человека больших купирующих способностей, чем он имеет. Третий тип — оценка сложности задачи (проблемы), ее ответственности и потенциальной рискованности ситуации.

Вторичная стрессовая оценка. Данная когнитивная процедура направлена изначально на оценку значения и влияния возможностей человека по купированию стресса, соответствия его способностей и знаний требованиям экс­тремальной ситуации. A. Bandura предложил использовать для харак­теристики этой оценки понятие «самоэффективность», которое определяется как самооценка эффективности личного поведения и собственных реакций в ответ на возникновение тех или иных событий. Она является личной схемой компетент­ности и мастерства.

A. Bandura различает понятия «эффективные ожидания» и «результативные ожидания». Оба понятия связаны с поведением человека, которое может иметь для него различные последствия — поощрение или наказание, соответственно, за правильные или ошибочные действия. Если человек обладает опытом купирования конкретных экстремальных ситуаций, у него возникают резуль­тативные ожидания,— он знает, что может ожидать в результате своих действий. Эффективное ожидание — это убеждение человека в том, что он сможет успешно действовать, чтобы получить нужный результат. Как считает A. Bandura, «ожидание личной эффективности, мастерства отражаются как на инициативе, так и на настойчивости в купирующем поведении. Сила убеждений человека в своей собственной эффективности дает надежду на успех, даже если он только пробует справиться с данной ситуацией». Убеждение в том, что подобных способностей не хватает (низкая самоэффективность), может привести к такой вторичной оценке, которая определит событие как не поддающееся управлению и поэтому как стрессовое.

Самооценка способности и возможности преодоления экстремальной ситуации связана с такой категорией, как ресурс личности, то есть запас, потенциал различных структурно-функциональных характеристик человека, обеспечива­ющих общие виды жизнедеятельности и специфические формы поведения, реагирования, адаптации и т. д. Понятие «человеческие ресурсы», несмотря на довольно широкое употребление, еще недостаточно разработано, хотя в общих чертах оно отражает возможности энергетических и информационных процессов, степень развития профессионально ориентированных функций, их адаптивность, устойчивость и компенсируемость, наличие освоенных программ и способов регу­ляции различных форм активности и многое другое.

«Переоценка стресса». Каждая стрессогенная ситуация вызывает комплекс процессов оценки, согласований, урегулирований при взаимодействии человека со стрессорами, которые продолжаются до тех пор, пока не наладится контроль за стрессом с помощью купирующих воздействий, или пока стресс самопроизвольно не прекратит своего действия. По принципам обратной связи устанавливается взаимосвязь между купирующим воздействием и субъектом, который получает информацию об эффекте этих воздействий и о значимости самого события. Пока действует обратная связь человек постоянно переоценивает ситуацию, по воз­можности регулируя купирующие стратегии и значимость события.

Существует по крайней мере три способа текущей переоценки значимости события. Первый способ — «рационализация»: человек придает лично желаемую значимость событию, хотя в силу его недостаточной информированности она может и не соответствовать действительной. Второй — изменение значения со­бытия — может произойти, если новая информация дает для этого некоторые основания. Третий способ — снижение значимости события — чаще встречается, когда результат существенно не зависит от личного контроля.

Воздействия на стрессовые оценки. На оценку события как стрессогенного влияет ряд факторов, в том числе, эмоции, ассоциирующиеся с данным событием, неопределенность ситуации, связанная с дефицитом информации для ее оценки, значимость события, отражающая степень его безопасности для человека (или окружающих) и важность для достижения конечного результата.

Эмоциональность. Когнитивные процессы и эмоции связаны через поведение субъекта, обусловленное его отношением к стимулам окружающей среды. С этой точки зрения эмоции могут влиять на адаптивное взаимодействие и купирующие процессы в четырех направлениях:

а) как первичный предупреждающий сигнал, имеющий отношение к простей­шему биологическому выживанию. Память фиксирует эмоциональные впечат­ления о событиях совместно с их деталями, которые актуализируются при возникновении подобных событий;

б) как регулятор поведения путем воздействия на функцию внимания. Эмоциональное оценивание ситуации переориентирует фокус внимания на то, что представляет наибольшую важность с точки зрения потенциальной опасности, угрозы;

в) они могут прервать процесс решения когнитивной задачи и пере­ориентировать его на выполнение задачи, определяемой новыми требованиями. Сильное эмоциональное воздействие может также затруднять переход к решению очередной практической задачи или осложнять сосредоточение внимания на текущем когнитивном процессе;

г) они способны выступать побуждающим фактором. Приятные или неприятные эмоции могут определять стремление человека к поведению, связан­ному с порождением, повторением подобных эмоций или с их избеганием, предуп­реждением. И те, и другие эмоции могут стимулировать поведение, направленное на контроль, предупреждение, устранение или уменьшение внутреннего напря­жения.

Неопределенность. Человек способен по-разному переживать, испытывать не­определенность события, которое может:

— быть непредсказуемым с точки зрения возможности или момента наступ­ления, силы воздействия и т. п.;

— потребовать больших знаний и способностей для предупреждения или ликвидации угрозы, чем располагает человек;

— оказаться настолько сложным, что человек не способен адаптировать к нему свою когнитивную схему.

Неопределенность ситуации часто приводит к замешательству, растерянности при определении значения характеризующей ее информации. Человек не обладает готовыми схемами интерпретации любой и каждой ситуации. Это часто делает то или иное событие непредсказуемым и не позволяет заранее определить адекватное поведение для конкретной ситуации, в результате чего возникает чувство беспомощности и тщетности любых попыток повлиять на ситуацию. В конечном итоге такое положение может привести к развитию стрессовых реакций.

Приведет неопределенность к стрессу или нет — зависит от устойчивости человека к этому фактору, способности выдерживать и переносить такое состо­яние, а также от умения искать и находить недостающую информацию. Поиск информации для снижения неопределенности является одной из наиболее важных стратегий поведения человека в подобных обстоятельствах. Процесс поиска информации, в свою очередь, поддерживает устойчивость к фактору неопределен­ности.

Успешность купирования стресса зависит также от способности человека пред­сказывать развитие опасного, угрожающего события, и от его способности конт­ролировать свое поведение в этих условиях. Способность к предсказанию зависит от личного опыта пребывания и поведения в той или иной стрессогенной ситу­ации, знания об особенностях поведения в подобных ситуациях других людей, а также от когнитивных способностей к экстраполяции, продуктивному и эвристическому мышлению и т. д.

Наиболее общий когнитивный ответ на неопределенность — придание, приписывание событию какого-либо значения. Оно происходит в самом начале когнитивного процесса, прежде чем человек получит всю относящуюся к делу информацию. Этот процесс сугубо индивидуальный и протекает не всегда в полной мере осознанно. Второй процесс, развертывающийся одновременно с первым, заключается в том, что люди стремятся заполнить пробелы в необ­ходимой информации догадками или предположениями о неизвестном. Очень часто они связаны с предположениями негативного характера, пессимистического содержания.

Отмеченные выше три процесса — придание неопределенному событию того или иного значения, заполнение пробелов в информации и поиск дополнительной информации — протекают последовательно до момента достижения человеком удовлетворения в оценке и интеграции информации.

Значимость. Пути и способы оценки влияния значимости информации, со­бытия на развитие стресса проанализированы и обобщены в работе Е. Hubbard. Их суть сводится к следующей схеме. Процессы восприятия информации в сочетании с личной схемой и схемой события влияют на его значимость для конкретного человека. По мере развития события новая информация может привести к изменению его восприятия, что повлечет за собой создание новой схемы (образа или сценария) события,— в результате меняется и значимость события с точки зрения его конечных целей и последствий, возможности и контроля, влияния события на функциональное состояние и т. д.

Атрибуции, убеждения и стресс. Основное значение в когнитивных моделях стресса придается степени влияния атрибуций и готовности к риску. С этими когнитивными процессами связана теория «пессимистического объяснительно стиля» С. Peterson и М. Saligman и модель представлений о здоровы; J. Rosenstock.

Пессимистический объяснительный стиль. Данное понятие возникло в результате работы М. Seligman по изучению состояния беспомощности, которое определяется им как когнитивно-мотивационный дефицит вследствие непредска­зуемого, но неизбежного наказания за какой-либо проступок, ошибку и т. п. Им установлено, что живой организм прекращает попытки уклонения от наказания, если оно наступает в случайном порядке и нет возможности избежать его. в последующем он не будет избегать наказания даже если у него появится такая возможность,— обстоятельстга научили его быть беспомощным.

Была создана общая теория объяснительных стилей, которая использовалась в большом количестве экспериментов при изучении различных феноменов, возникавших в связи с неудачами в профессиональной и семейной жизни, развитием заболеваний и т. п.. Объяснительный стиль — это наш обычный способ (направленность, тональность) толкования неприятных событий и, прежде всего, их причин. Эта теория предполагает, что каузальные атрибуции разделя­ются на три группы: внутренние или внешние, стабильные или нестабильные, общие или специфические.

Преобладание внутренней атрибуции сопровождается, как правило, большей пассивностью поведения и снижением самооценки при последующих опасностях, несчастьях, огорчениях, чем это происходит при внешней атрибуции. Стабильные атрибуции чаще всего ведут к хроническому чувству уязвимости, а нестабиль­ные — к более быстрому восстановлению нормального жизненного стиля. При общей атрибуции потерпевший субъект может иметь всеобъемлющее чувство уязвимости, ощущение, что он никогда и нигде не может быть в безопасности. Пессимистический объяснительный стиль возникает, формируется, когда последовательно используются внутренние, стабильные и общие объяснения причин неприятных событий.

В ряде исследований предпринята попытка проследить связь между атрибуционным стилем и устойчивостью к воздействию стресса. Установлено, что личности с недостаточной устойчивостью неблагоприятные события, связан­ные с экстремальными воздействиями, объясняют внутренними, стабильными и общими атрибуциями, в то время как лица устойчивые к подобным ситуациям склонны объяснять их внешними, нестабильными и специфическими атрибуциями.

Установлена также связь между пессимистическим объяснительным стилем и состоянием здоровья. Результаты исследований подтвердили гипотезу о том, что мужчины, использующие внутренние, стабильные и общие объяснения для негативных, неприятных событий, имеют худшие показатели здоровья, чем лица, применявшие внешние, нестабильные и специфические объяснения. Сильная взаимосвязь между пессимистическими объяснениями и состоянием здоровья отмечалась в данном исследовании и двадцать лет спустя после первичного обследования (в возрасте около 45 лет). Она была выражена также и в 50, 55 и 60 лет, но степень корреляции заметно снижалась.

С позиций изучения стресса теория объяснительных стилей достойна внимания и дальнейшего использования в связи с тем, что она отражает устойчивую личностную направленность характера первичной стрессовой оценки экстре­мальной ситуации. В этом отношении тип объяснительного стиля может служить прогностическим показателем склонности конкретных субъектов к развитию психологического стресса.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Когнитивная теория психологического стресса. | Виды лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) здравоохранения. Лечебно-профилактическая помощь населению и характеристика деятельности подразделений, оказывающих ее.


Дата добавления: 2017-04-20; просмотров: 5; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.036 сек.