История развития юридической психологии

 

Юридическая психология – наука о функционировании психики человека, вовлеченного в правовые отношения. В сферу ее внимания попадает все богатство психических явлений: психические процессы и состояния, индивидуально-психологические особенности личности, мотивы и ценности, социально-психологические закономерности поведения людей, но все эти явления рассматриваются только в ситуациях правового взаимодействия.

Юридическая психология возникла как ответ на запросы юристов-практиков, по сути, это прикладная наука, призванная помогать юристу искать ответы на интересующие его вопросы, возникающие в процессе профессиональной деятельности.

Историческое формирование зарубежной юридической психологии. Развитие юридической психологии исторически первоначально осуществлялось как развитие правовой психологии - правового мировоззрения, правопонимания и правосознания.

С возникновением права, закона стала развиваться совокупность взглядов, идей, выражающих отношение людей к праву, законности, правосудию, формировались общечеловеческие представления о справедливости и правомерности.

Развитие правосознания связано с историческими этапами в трактовке сущности права.

На первом этапе, основы теоретического осмысления сущности права были заложены выдающимися древнегреческими философами. Уже тогда эффективность закона связывалась с естественными (психологическими) законами поведения людей.

Рационалистические идеи о природе человеческого поведения были высказаны Сократом. Его идеи о необходимости совпадения справедливого, разумного и законного были развиты Платоном и Аристотелем.

Платон впервые гениально распознал два психологизированных явления, лежащих в основе развития общества, - потребности и способности людей. Закон должен отвечать потребностям общества, а организация общества должна быть осуществлена в соответствии со способностями членов общества. Государственные формы, по Платону, могут ухудшаться как по экономическим, так и по душевным (психологическим) причинам. Законом именуются определения разума - на этом платоновском постулате зиждется последующее развитие рационалистического направления в философии права.

Каждая форма государства гибнет, по утверждению Платона, из-за недостатков, присущих тому или иному психическому складу людей, стоящих у власти. (Так, тиранию губит произвол и насилие, а демократию – «опьянение свободой в неразбавленном виде»). В «Законах» Платон подчеркивает, что справедливые законы - это не только определения разума, но такие законы, которые обеспечивают общее благо для всех граждан. Законы, по Платону, - основное средство совершенствования человека.

Великий ученик и оппонент Платона Аристотель считал, что человек - существо политическое и только в политическом общении завершается его сущностное формирование.

Право было подразделено Аристотелем на естественное и волеустановленное (в последующей терминологии - позитивное). Естественное право обусловлено всеобщей природой людей. Качество закона определяется его соответствием естественному праву. Закон, основанный только на насилии, не является правовым законом. Политическое правление - правление правового закона, а не людей; люди подвержены чувствам, а закон - уравновешенный разум.

Идеи Сократа, Платона, Аристотеля оказали решающее влияние на дальнейшее развитие правового мировоззрения, на понимание права как мерила справедливости, равенства и разумности человеческого поведения. Уже у самых своих истоков научное правоведение смыкалось с человековедением.

В раннем Средневековье идеи Платона, Аристотеля и других древних мыслителей подверглись клерикализации. Крупнейшим идеологом этого периода был Аврелий Августин. В трактате «О свободной воле» он провозгласил: «Всякая неупорядоченная душа сама по себе несет свое наказание».

В среднем периоде Средневековья, в период формирования и расцвета абсолютных монархий, сложилось этатистское (от французского «etat» - государство) понимание права, произошло приравнивание его к государственной власти. Считалось, что в условиях местнического самочинства и самоуправства человеку лучше уступить свои права неограниченному монарху, получив от него защиту жизни и имущества. Поведение подданных стало жестко регламентироваться - возникла цензура над жизнедеятельностью человека, утвердилась система жестких ограничений его жизненной активности. Государственная регламентация охватила всю гражданскую жизнедеятельность членов общества. Правом стала именоваться система государственно-нормативных ограничений человеческого поведения. В управлении обществом возобладал принцип «все, что не разрешено, - запрещено». Правовые нормы стали пониматься как нормы запретительные, а задачи правосудия стали трактоваться с обвинительным уклоном.

Репрессивный аппарат монархического деспотизма подавлял не только преступную волю, но и проявление любой свободной воли. В этих условиях люди, опасаясь репрессий, начинают воздерживаться от всякой инициативы, решительных самостоятельных действий. Человек становится замкнутым, пассивным, начинает понимать, «что для него лучше, если должностные лица вовсе не будут знать о его существовании и что безопасность его личности зависит от ее ничтожества».

Средневековая деформация права породила состояние всеобщей запуганности и затравленности. Жизнь общества меркла, распространились нищета и уныние. Прогрессивные мыслители начинали понимать, что оздоровление общества может произойти лишь на основе освобождения жизнедеятельности людей.

В XVIII в. прогрессивные мыслители и общественные деятели (Кант, Руссо, Вольтер, Дидро, Монтескье и другие) формируют современную концепцию либерализма и правового государства. Возрождается гуманистическая направленность правового мировоззрения. Выдающийся юрист и мыслитель эпохи Просвещения Шарль Луи Монтескье считал, что «духом законов» является рационалистическая природа человека. Законы данного общества объективно предопределяются характерами и свойствами людей этого общества. Законы одного народа не могут оказаться пригодными для другого народа. (Эта идея послужила затем основой для возникновения исторической школы права.)

В 1764 г. вышла брошюра итальянского юриста Чезаре Беккариа, последователя Ш. Монтескье, «О преступлениях и наказаниях» (которая затем выдержала свыше 60 изданий на многих языках мира, в том числе и на русском). Идеи Ч. Беккариа произвели переворот в практике уголовной юстиции. Беккариа подверг убедительной критике запутанные и переусложненные уголовные законы, тайное уголовное судопроизводство и неоправданную жестокость наказаний (в некоторых странах еще сжигали ведьм и повсюду применялись жестокие пытки). Беккариа впервые провозгласил: эффективность наказания зависит не от его жестокости, а от неотвратимости и быстроты его исполнения, человек должен признаваться невиновным, пока суд не вынесет ему обвинительный приговор. Идеи Беккариа получили широкое распространение. Началась широкая волна реорганизации судопроизводства и тюремной политики на основе гуманистических позиций. В ряде стран стали вводить раздельное содержание заключенных по признакам пола, возраста, стали предоставляться некоторые условия для производительного труда.



Просветительская философия права провозгласила: право должно содержать не столько запреты, сколько признания - дозволения. Каждый член общества должен признаваться как интеллектуально и нравственно полноценное существо. За личностью должны быть признаны ее неотъемлемые права. Людям должно быть разрешено думать так, как они хотят, открыто выражать все, что они думают, свободно распоряжаться своими возможностями и своей собственностью. Личность несет определенную ответственность перед государством. Но в равной мере и государство ответственно перед личностью. Одним из революционных принципов мировоззрения Нового времени стал принцип гарантий личностного развития, обеспечения автономности ее поведения.

Формировалось новое правовое мировоззрение. Право стало трактоваться как осознаваемая обществом мера социальной справедливости, социально допустимой свободы личности.

В 1789 г. после победы Великой французской революции была принята Декларация прав человека и гражданина. В первой статье этого исторического документа было провозглашено: люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. В этой Декларации было дано следующее определение свободы: свобода состоит в возможности любой жизнедеятельной активности, не приносящей вреда другому. Границы свободы определяются законом. Все, что не запрещено законом, - дозволено.

Новые правовые воззрения формировались на основе просветительской, гуманистической философии. Утверждалась новая правомировоззренческая парадигма: отношения в обществе могут регулироваться только таким законом, который основан «на природе человека».

Новая правовая идеология раскрепощала человеческую активность, поощряла предприимчивость, инициативность. Расширялась массовая правовая компетентность.

В зарубежной юриспруденции первыми монографическими работами по юридической психологии традиционно считают публикации немецких ученых – К. Эккартсгаузена «О необходимости психологических познаний при обсуждении преступлений» (1792) и И. Х. Шауманна «Мысли о криминальной психологии» (1792).

В XVIII - XIX вв. на основе новой правовой идеологии зарождается специализированная отрасль психолого-юридических знаний - криминальная, а затем и более широко - судебная психология.

В рамках криминальной психологии стал осуществляться эмпирический синтез фактов, касающихся психологии преступного поведения и психологии личности преступника. Начинает осознаваться необходимость психологических знаний в судопроизводстве, во всей системе правовой регуляции. Во второй половине XIX в. зарождается антропологическая школа права, повышается интерес юристов к «человеческому фактору».

В целом же в XVIII столетии в мировой науке, во-первых, превалировала философско-рационалистическая трактовка причин делинквентных деяний (причем преимущественно в контексте идеи о «свободной воле»), во-вторых, обосновывалась важность гуманистически целесообразного определения и исполнения наказания (т. е. «необходимости соответствия наказания характеру преступления», и внедрения в пенитенциарных учреждениях воспитательных средств) в-третьих, осуществлялись первые эмпирические исследования личности различных типов преступников (прежде всего с применением биографического метода и наблюдения).

Второй этап развития юридической психологии был ознаменован тем, что в конце XIX в. в связи с формированием науки криминалистики и криминологии интенсивно формируется судебная и криминальная, а затем и юридическая психология. Известный швейцарский психолог Э. Клапаред, читавший курс лекций по судебной психологии в Женевском университете, значительно расширил круг судебно-психологических проблем и в 1906 году ввел термин «юридическая психология».

Основоположник криминалистики Ганс Гросс создал фундаментальный труд «Криминальная психология». Г. Гросс рассматривал судебную психологию как прикладную отрасль общей психологии. «Чтобы знать правила, которые руководят психическими процессами в судебной деятельности, требуется особая отрасль прикладной психологии. Эта последняя занимается всеми психологическими факторами, которые могут идти в расчет при установлении и обсуждении преступления».

Г. Гросс познакомил юристов с современными ему достижениями в экспериментальной психофизиологии (с учением Густава Теодора Фехненра о закономерностях ощущений), с особенностями психомоторных реакций человека, с закономерностями мышления, памяти и др. Получает развитие психология формирования и получения показаний (Марбе, Штерн, Вертгеймер). Альберт Хельвиг исследует психологию допрашивающего (полицейского, судьи, эксперта) и допрашиваемого (обвиняемого, потерпевшего, свидетеля), разрабатывает психологическую технику допроса.

Под влиянием психоаналитической теории Зигмунда Фрейда судебные психологи стали предпринимать попытки проникновения в подсознательную сферу преступников, раскрытия глубинных личностных образований у преступников (Франц Александер, Гуго Штауб, Альфред Адлер, Вальтер Бромберг и др.). Заключенные обследовались психодиагностическими тестами и другими психоаналитическими методами. Психологи и криминологи приходят к выходу, что у большинства преступников не развита высшая психическая сфера личности, именуемая З. Фрейдом как Супер-Эго (Сверх-Я), разорвана внутренняя структура социального самоконтроля, наличествует дисбаланс во взаимодействии тормозных и возбудительных процессов. Преступная наклонность формируется в результате неудач в стабилизации своего Эго (Я), вследствие ранней психической травматизации и десоциализации.

В XIX - первой половине XX в. судебная (уголовная) психология особенно интенсивно развивалась в Германии. Немецкие криминологи перенесли центр тяжести в своих исследованиях на изучение личности преступника, среды его обитания (Франц фон Лист, Моритц Липман и др.). Внимание зарубежных юристов к личности преступника резко возросло после опубликования в 1903 г. книги Густава Ашаффенбурга «Преступность и борьба с ней» (переведена на русский язык в 1912 г.). В 1904 г. Г. Ашаффенбург основал «Ежемесячный журнал по проблемам судебной психологии и реформы уголовного права». Преступность Г. Ашаффенбург объяснял различными индивидуальными проявлениями социальной непригодности преступников.

В немецкой судебной психологии и криминологии утвердилось психопатологическое и биологическое направление. Основные причины преступлений стали усматриваться в психологических и психопатических факторах: аномалии воли, мышления, неустойчивость настроения и т.п.

Третий этап развития зарубежной юридической психологии характеризовался активным внедрением в правовую сферу достижений психокоррекции и психотерапии во второй половине XX в. Так, например, своеобразным полигоном для первичного апробирования их методик обычно служили пенитенциарные учреждения.

По данным аналитических обзоров по юридической психологии, которые в 1994-1996 гг. делались Институтом имени М. Планка (Германия; Гельмут Кюри), в настоящее время только в странах Западной Европы насчитывается более 3,5 тыс. психологов, непосредственно работающих в правоохранительных органах. Кроме того, существует значительное число специализированных научных центров и академических институтов, где ведутся целенаправленные исследования по проблематике юридической психологии. Помимо интеграции усилий во внутригосударственном масштабе (прежде всего путем создания профессиональных сообществ юридических психологов: 1977 г. - в Англии, 1981 г. - в США, 1984 г. - в ФРГ и т.д.) в последние годы наблюдается тенденция к возрастанию контактов и связей на международном уровне (проведение кросс-культурных исследований, международных симпозиумов и т.п.).

Была осуществлена одна из первых попыток классификации типов преступников. Полагали, что только на этом пути можно выявить подлинные причины преступности. Личностные особенности преступников стали изучаться комплексом наук - биологией, психологией, социологией и психиатрией.

В США юридическая психология традиционно тесно связана с криминалистикой. Эти исследования сосредоточены в университетах, но общее руководство ими осуществляется федеральным Министерством юстиции. В пенитенциарно-психологических исследованиях США интенсивно разрабатывается методика обучения социально-конформистскому поведению в обществе. Тюремные психологи объединены в Американской ассоциации психологов исправительных заведений.

В Италии судебная психология традиционно ориентирована на клиническое направление, во Франции - на социально-психологическое и социологическое направление. Исследование преступности в Японии ориентировано в основном на психиатрию.

Среди социально-психологических факторов преступности в современных исследованиях выделяются дефекты социального контроля, разрушение социальных связей, условия, содействующие криминальному научению, дефекты социализации.

Одной из основных причин девиантного поведения признается отсутствие систематического и целенаправленного обучения социально-конформному поведению. В криминально-психологической теории интеракции (межличностного взаимодействия на основе принятия роли другого) разрабатывается проблема значения общественной реакции на поступки отдельного индивида (Г. Беккер, Г. Блумер, Н. Кристи и др.).

Общим недостатком вышеназванных теорий является их фрагментарность, отсутствие комплексного подхода к анализу человеческого поведения. Системных исследований по комплексу психолого-юридических проблем сравнительно немного.

На рубеже XX и XXI веков активизировались исследования в таких областях как: проблематика комплексной науки виктимологии (Б. Мендельсон, Г. Гентиг), выявлении роли феномена «стигматизации», т.е. «общественного своеобразного клеймения» на развитие преступников (Э. Сатерленд), изучение «системы преступного поведения» (через изучение группового образа жизни преступников, генезиса их специфических субкультур) (Д. Клеммер, К. Бартол, Р. Блекборн), анализ эффективности различных исправительных программ (Л. Кларк), поиск потребностно-побудительных причин преступной активности личности (Г. Вальдер) и др. Следует отметить, что основная концептуальная идея дальнейшего развития зарубежной юридической психологии заключается в поиске знаний, позволяющих интегрировать возможности различных сфер научного знания при исследовании преступника и преступности.

История развития отечественной юридической психологии можно описать в рамках шести основных этапов.

Первый этаппериод зарождения – приходится на последнюю треть XIX столетия и связан с обоснованием актуальности юридико-психологических исследований и определением ориентиров в применении ее достижений на практике, то есть с отстаиванием ее научно-теоретической самостоятельности и пилотажным апробированием отдельных исследовательских подходов.

Так, в России интерес к судебно-психологическим проблемам особенно возрос после Судебной реформы 1864 г. В 1874 г. в Казани публикуется первая монография по судебной психологии «Очерки судебной психологии». Ее автор - психиатр А.А. Фрезе считал, что предмет судебной психологии – «применение к юридическим вопросам наших сведений о нормальном и ненормальном проявлении душевной жизни». В 1877 г. юрист Л.Е. Владимиров выступил со статьей «Психологические особенности преступников по новейшим исследованиям», в которой отмечал, что социальные причины преступности находят почву в индивидуальных характерах, изучение которых обязательно для юристов.

В конце XIX в. судебная психология постепенно оформляется в самостоятельную науку. Крупнейший ее представитель Д.А. Дриль указывал, что психология и право имеют дело с одними и теми же явлениями – «законами сознательной жизни человека». В другой работе «Психологические типы в их соотношении с преступностью... Частная психология преступности» Д.А. Дриль, анализируя общие механизмы преступного поведения, приходит к выводу, что один из этих механизмов - ослабление у преступников способности «властно руководствоваться предвидением будущего». Глубокой психологической эрудицией отличались судебные речи В.Д. Спасовича, Ф.Н. Плевако, А.Ф. Кони.

Выдающийся юрист А.Ф. Кони уделял большое внимание связи уголовного права с психологией. А.Ф. Кони читал курс лекций «О преступных типах», написал ряд содержательных работ по судебной психологии. Так, в работе «Память и внимание» А.Ф. Кони писал: «Судебные деятели по предварительному исследованию преступлений и рассмотрению уголовных дел на суде должны иметь твердую почву сознательного отношения к доказательствам, среди которых главнейшее, а в большинстве случаев и исключительное, место занимают показания свидетелей, для чего в круг преподавания на юридическом факультете должны быть введены психология и психопатология».

Второй этаппериод накопления фактического научного материала и построения первых теоретических обобщений – охватывают во временном масштабе 1900-1917-е годы и по своей сути характеризуется многообразием научных позиций, многоплановостью категориального аппарата и стремлением к гармоничному развитию юридико-психологических исследований. Например, в начале XX столетия в России остро ставятся проблемы психологического исследования (экспертизы) участников уголовного процесса.

Реформы 60-х гг. XIX дали мощный заряд для дальнейшего развития философско-правовых воззрений, формирования либерально-демократического мировоззрения.

Русские либералы конца XIX - начала XX столетий вступили в острую полемику с утопическими социалистами и русскими марксистами - отстаивался социологический подход к сущности права (С.А. Муромцев, П.И. Новгородцев, М.М. Ковалевский, К.Д. Кавелин, П.А. Сорокин, В.С. Соловьев и др.).

Проблема взаимосвязи права, нравственности и религии широко обсуждалась Владимиром Сергеевичем Соловьевым, который выступил крупнейшим пропагандистом правового государства. В.С. Соловьев считал, что правило истинного прогресса состоит в том, чтобы государство как можно меньше стесняло внутренний мир человека и как можно шире обеспечивало внешние условия для достойного существования и совершенствования людей. Сравнивая право с нравственностью (моралью), В.С. Соловьев определял право как инструмент реализации минимума нравственности, как инструмент «принудительного равновесия двух нравственных интересов - личной свободы и общего блага».

В формировании русской школы социологии, социальной психологии и криминологии выдающуюся роль сыграл Питирим Александрович Сорокин. Родившийся в глухой деревне Турья Костромской губернии, П.А. Сорокин окончил Психоневрологический институт и Петроградский университет, стал доктором социологии и магистром уголовного права, почетным доктором многих американских и европейских университетов. Будучи высланным из Советской России в 1922 г., Питирим Сорокин стал деканом факультета социологии Гарвардского университета и Президентом Американского социологического общества, а затем и Президентом международной социологической ассоциации. Классические работы П.А. Сорокина («Современные социологические теории», «Преступление и кара, подвиг и награда» и др.) широко известны в США и во многих европейских странах.

П. Сорокин утверждал, что динамика поведения людей зависит от социальной и культурной динамик. Догматика уголовного права, по мнению Сорокина, не охватывает всего класса социальных явлений, правоведение должно более тесно смыкаться с социологией и социальной психологией. Следует учитывать, полагал Сорокин, что между «официальным законом» и ментальностью общества всегда существует определенное расхождение. И это расхождение тем больше, чем быстрее развиваются социальные процессы.

В начале XX в. в России формируется психологическая школа права, родоначальником которой стал юрист и социолог Л.И. Петражицкий, в 1898 - 1918 гг. руководивший кафедрой истории философии права в Петербургском университете. Лев Петражицкий полагал, что науки о праве и государстве должны базироваться на анализе психических явлений. Однако социальную обусловленность права Петражицкий подменил психологической обусловленностью. Петражицкий утверждал, что реально существуют только психические процессы, а социально-исторические образования - их внешние проекции. Петражицкий, находясь под влиянием фрейдизма, преувеличивал роль подсознательно-эмоциональной сферы психики в поведении людей, в формировании правовых норм. Психологическая школа права исходила из полной совместимости права и психологии. Юридическая психология не была осмыслена психологической школой права как пограничная область между правом и психологией. Однако, несмотря на общую несостоятельность психологической школы права, она привлекла юристов к психологическим аспектам права. Идеи Петражицкого оказали значительное влияние на развитие судебной психологии в начале XX в.

В 1908 г. по инициативе В.М. Бехтерева и Д.А. Дриля был создан научно-учебный Психоневрологический институт, в программу которого входила и разработка курса «Судебная психология». А в 1909 г. в рамках психоневрологического института был создан Криминологический институт.

Судебной психологией начали заниматься профессиональные психологи, и с этого времени она стала развиваться как самостоятельная прикладная отрасль психологии.

В судебной психологии наметился круг основных проблем - изучение психики преступников, свидетелей и других участников уголовного процесса, диагностика лжи и др.

В разработке судебно-психологических проблем активно участвовал В.М. Бехтерев. Итоги его работы были обобщены им в труде «Объективно-психологический метод в применении к изучению преступности».

Третий периодпериод институализации юридико-психологических теоретических концепций и массового применения в практическую сферу (деятельность сотрудников правоохранительных органов, судебных заседаний, открытие психологических лабораторий при исправительных учреждениях и т.п.) – приходится на 1920-е начало 1930-х годов и связан с созданием широкой сети научно-исследовательских лабораторий, деятельность которых позволяла разрабатывать комплексные программы по научному обеспечению направлений деятельности юристов: правотворческой, правоприменительной, правоохранительной и пенитенциарной.

В первые годы после революции началось широкое изучение психологии различных групп преступников, психологических предпосылок преступности, психологии отдельных участников судопроизводства, проблем судебно-психологической экспертизы, психологии исправления правонарушителей.

Судебная психология становится общепризнанной и авторитетной отраслью знаний. Уже в 1923 г. на I Всероссийском съезде по психоневрологии работала секция криминальной психологии (под руководством криминалиста С.В. Познышева). Съезд отметил необходимость подготовки криминалистов-психологов, а также целесообразность открытия кабинетов для криминально-психологических исследований. Вслед за этим во многих городах - Москве, Ленинграде, Киеве, Одессе, Харькове, Минске, Баку и др. - организуются криминально-психологические кабинеты и кабинеты научно-судебной экспертизы, в составе которых были секции криминалистической психологии, которые исследовали психологию преступника и преступления. В работе этих кабинетов участвовали ведущие психологи. Их исследования становились достоянием практических работников правоохранения.

Однако многие судебно-психологические исследования того времени испытывали влияние рефлексологии, антропологизма и социологизма. Во многих случаях гипертрофировалась роль отдельных факторов формирования личности преступника.

Исследователями все более осознавалась необходимость комплексного, всестороннего изучения преступности.

В 1925 г. в Москве был создан Государственный институт по изучению преступности и преступника. К работе в психобиологической секции института были привлечены крупные психологи. За время существования (до реорганизации в 1929 г.) институт опубликовал около 300 работ, в том числе и по проблемам судебной психологии.

Из наиболее значительных работ по судебной психологии 20-х гг. следует отметить работы К.И. Сотонина, С.В. Познышева, М.Н. Гернета, А.Е. Брусиловского. Были осуществлены массовые психологические обследования различных групп преступников - убийц, хулиганов, сексуальных правонарушителей и др. Исследовались проблемы исправительной психологии. Экспериментальное исследование свидетельских показаний было включено в план работ Московского института психологии.

В 1930 г. состоялся I съезд по изучению поведения человека, на котором работала секция судебной психологии. На секции были заслушаны и обсуждены доклады А.С. Тагера «Об итогах и перспективах изучения судебной психологии» и А.Е. Брусиловского «Основные проблемы психологии подсудимого в уголовном процессе».

В докладе А.С. Тагера были намечены основные разделы судебной психологии: 1) криминальная психология (психологическое изучение поведения преступника); 2) процессуальная психология (психологическое исследование организации судопроизводства); 3) пенитенциарная психология (изучение психологии исправительной деятельности).

Однако в то время были допущены и крупные биологизаторские ошибки. Так, С.В. Познышев в работе «Криминальная психология. Преступные типы» подразделял преступников на два типа - экзогенных и эндогенных (внешне обусловленных и внутреннее обусловленных).

Четвертый этап - период репрессий юридической психологии как научной дисциплины и сферы психологической практики – приходится на вторую половину 30-х и первую половину 50-х годов, когда юридико-психологическая теория рассматривалась лишь в русле классового подхода, а практическое использование возможностей психологической науки в правовой сфере блокировалось нарождающимся классово-номенклатурным идеологическим подходом.

Резкая критика в начале 30-х гг. допущенных ранее «биологизаторских» ошибок, а также правовой волюнтаризм привели к неоправданному прекращению судебно-психологических исследований.

Нарушение элементарных прав личности, законности стало нормой карательного аппарата. Это привело к глубоким деформациям в общественном правосознании, аномалиям в системе права. Понятие «революционной законности» стало зловещим орудием нарушения прав человека.

Репрессивный аппарат антинародной партийной олигархии не интересовался психологическими тонкостями доказательственного процесса.

В советском правоведении утвердилось понимание сущности права как воли господствующего класса, как государственного средства регламентации поведения людей, контроля над ним и наказания за отклоняющееся поведение. Никакие психологические исследования в сфере права, как правило, не допускались.

Однако, в порядке исключения, некоторым исследователям удалось провести и, что не менее важно, опубликовать результаты собственных научных изысканий в столь непростой для юридической психологии период развития. Так, в 1937 году вышли коллективные монографии «Сборник материалов по статистике преступлений и наказаний в капиталистических странах» и «Тюрьма капиталистических стран» (под ред. А.А. Герцензона). В них автор раскрывал общие тенденции развития пенитенциарной теории и практики. Благодаря же фундаментальному пятитомному труду М.Н. Гернета «История царской тюрьмы» (его тома выходили в период 1941 – 1956 годов) критическому анализу, базировавшемуся на антрополого-психологическом подходе, был подвергнута судебная система дореволюционной России. Вышедшая же в 1950 году работа Б.С. Утевского «Вина в советском уголовном праве» заостряла внимание ученых на том, что преступник и его изучение по сути выпали из правовых наук, причем преимущественно лишь из-за опасения обвинений в «психологизме».

Пятый этап – период возрождения юридической психологии как самостоятельной науки – имеет временные границы, охватывающие 1960 –е 1980-е годы и отличается стремлением четко обозначить предметную область, единую методологию и поднять статус юридической психологии среди других прикладных отраслей психологической науки.

В 1964 г. вышло Постановление ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему развитию юридической науки и улучшению юридического образования в стране». На основе этого Постановления в 1966 г. в юридических вузах было введено преподавание общей и судебной психологии.

В 1968 г. в структуре Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности (в НИИ Генеральной прокуратуры) был создан сектор психологии под руководством профессора А.Р. Ратинова, который в то время возглавил возрождение юридической психологии в нашей стране. Его фундаментальная работа «Судебная психология для следователей» (1967) и ряд публикаций по методологическим вопросам юридической психологии заложили основы развития современной отечественной юридической психологии.

На съездах психологического общества СССР стала функционировать секция судебной психологии. В 1974 г. в составе Академии МВД СССР была организована кафедра психологии. Во ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В.П. Сербского организована лаборатория психологии. Начались исследования по судебно-психологической экспертизе.

В структуре Академии МВД РФ был создан специализированный Ученый совет по защите диссертаций психолого-юридического профиля, в котором к настоящему времени защищено более 60 кандидатских и 25 докторских диссертаций, в том числе по таким концептуальным проблемам, как «Система категорий юридической психологии» (докторская диссертация М.И. Еникеева), «Психология уголовной ответственности» (докторская диссертация О.Д. Ситковской), «Криминогенная сущность личности» (докторская диссертация А.Н. Пастушени), «Пенитенциарная психология в России: генезис и перспективы» (докторская диссертация В.М. Поздняков), «Психологическое обеспечение расследования групповых преступлений несовершеннолетних» (докторская диссертация Л.Н. Костина) и др.

Уже в конце 60-х гг. появляется ряд исследований по психологии допроса , исправительной психологии. В коллективном труде «Теория доказательств в советском уголовном процессе» в главу «Процесс доказывания» был включен параграф «Психологическая характеристика познавательной деятельности в процессе доказывания», написанный профессором А.Р. Ратиновым.

Приоритетное развитие получили следующие проблемы:

1. Психологические аспекты противоправного поведения (криминальная психология) - Ю.М. Антонян, С.В. Бородин, В.В. Гульдан, П.С. Дагель, С.Н. Ениколопов, В.В. Лунеев, В.Н. Кудрявцев, Г.М. Миньковский, В.В. Романов, А.М. Столяренко, С.А. Тарарухин, А.М. Яковлев и другие.

2. Психологические аспекты следственной тактики - В.А. Образцов, А.В. Дулов, М.И. Еникеев, И. Кэртес, В.Е. Коновалова, А.Р. Ратинов, Л.Б. Филонов, С.Н. Богомолова и другие.

3. Психология следователя - В.Л. Васильев, М.И. Еникеев, Д.П. Котов, Г.Н. Шиханцов и другие.

4. Судебно-психологическая экспертиза - В.В. Гульдан, М.В. Костицкий, М.М. Коченов, И.А. Кудрявцев, О.Д. Ситковская, Ф.С. Сафуанов и другие.

5. Пенитенциарная психология - А.Д. Глоточкин, В.Г. Деев, А.Г. Ковалев, В.Ф. Пирожков, В.М. Поздняков, А.И. Ушатиков, А.Н. Сухов, М.Г. Дебольский и другие.

В 70-х гг. ряд ведущих сотрудников Института государства и права РАН (В.Н. Кудрявцев, В.С. Нерсесянц, А.М. Яковлев и другие) начали исследование социологических и социально-психологических аспектов права. Усилиями этих ученых была осуществлена коренная переориентация правоведов в сторону гуманистической сущности права, был преодолен репрессивный уклон в его трактовке.

Существенные изменения в правовом мировоззрении, правопонимании и правоведческой парадигме, произошедшие в 70-х гг., потребовали соответствующих преобразований в подготовке юридических кадров. Преподавание юридической психологии в юридических вузах стало одним из основных средств гуманитарной переориентации юристов, расширения их компетентности в области «человеческого фактора».

Однако в то время юридические вузы не были обеспечены необходимой научно-методической базой для преподавания юридической психологии.

В 1972 г. в Всесоюзном заочном юридическом институте в составе кафедры криминалистики (а затем - кафедры криминологии) был создан сектор юридической психологии, которым до настоящего времени руководит профессор кафедры криминологии и психологии МГЮА, доктор психологических наук М.И. Еникеев.

Были разработаны первые учебные пособия по курсу общей и судебной психологии (А.Р. Ратинов, А.В. Дулов).

В 1983 г. Минвузом СССР была утверждена и издана массовым тиражом учебная программа по психологии для юридических вузов. Эта программа неоднократно переиздавалась и действует до настоящего времени. В соответствии с этой программой были разработаны «Методические указания к изучению курса общей и юридической психологии». А в 1996 г. издательством «Юридическая литература» был издан утвержденный Министерством общего и профессионального образования России первый учебник для вузов профессора М.И. Еникеева «Общая и юридическая психология» в двух частях (в 2006 г. - 10-е издание). Значительный вклад в формирование «Юридической психологии» как учебной дисциплины внесли также А.Р. Ратинов, М.И. Еникеев, О.Д. Ситковская, А.М. Столяренко, В.Л. Васильев, А.Д. Глоточкин, В.Ф. Пирожков, В.В. Романов.

Шестой этап – период реализации стремления к системному подходу (реализуемый, как правило, лишь частично) в развитии юридико-психологической теории и практики – начинается с 1990-х годов по настоящее время, проявляясь в пересмотре методолого-концептуальных основ данной науки, обоснованию частных теорий юридической психологии («психология уголовной ответственности», «психология юридического труда»), а также активном участии юридических психологов в дальнейшем развитии психологической мысли в России – большое количество статей по юридико-психологической проблематике на Всероссийских съездах психологов 2003, 2008, 2012 годов.

В настоящее время открываются новые направления юридико-психологической практики: осознана необходимость обеспечения специальным психологическим знанием работы оперативно-следственных групп, следователей, прокуроров и судей, создания центров психологической помощи потерпевшим. К новым, экспериментальным направлениям можно отнести введение института ювенальной юстиции, требующее введения в работу правоохранительных органов новых психологических структур: специализированного телефона доверия для подростков при отделениях милиции и исправительных учреждениях, групп воспитателей, психологов и социальных работников в воспитательных учреждениях нового типа.

 






Дата добавления: 2016-06-13; просмотров: 532; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.017 сек.