В ЮЖНОЙ АМЕРИКЕ

 

На рубеже 80-х годов обозначился кризис военно-диктаторских режимов в регионе. Этому способствовали углубление противоречии между модернизируемым и традиционными секторами экономики, большие социальные издержки неоконсервативного варианта капиталистической модернизации, усилившие напряжение в обществе. Еще более осложнили положение экономический кризис начала 80-х годов и обострившаяся проблема внешней задолженности с ее последствиями. Недовольство широких слоев населения вызывали отсутствие демократических свобод, нарушение прав человека, массовые репрессии.

В конце 70-х–начале 80-хгодов стали быстро нарастать забастовки и уличные выступления трудящихся с требованиями изменения социальной и экономической политики, прекращения репрессий, восстановления прав профсоюзов и демократических ^свобод. В борьбу за демократические перемены и в защиту национальной экономики включились средние слои, мелкие и средние предприниматели. Активизировались правозащитные организации, церковные круги. Явочным порядком стали восстанавливать свою деятельность партии и профсоюзы. В Уругвае в 1980 г. 60% участников организованного диктатурой референдума высказались против режима. Укрепившие свое положение господствующие классы также стали склоняться к либеральным формам правления, тяготясь опекой военных и ограничениями диктаторских режимов и стремясь предупредить дальнейшее обострение ситуации. Рост волны народных выступлений против диктатур снизу и встречные усилия сторонников либерализации сверху стали двумя составными частями начавшегося процесса демократизации. Правительственные круги США с 1977 г.. с президентства Картера, также предпочли поддержать новые конституционные правительства и подвергли критике террористические режимы.

Революционные события конца 70-х – рубежа 80-х годов в Центральной Америке, особенно свержение диктатуры Сомосы и победа революции в 1979 г. в Никарагуа, ускорили процесс демократизации в Южной Америке. В 1979 г. вЭквадоре и в 1980 г. в Перу умеренные военные режимы передали власть избранным конституционным правительствам. После нескольких лет острой политической борьбы. бурных выступлений трудящихся, переворотов и контрпереворотов в


1982 г. было восстановлено конституционное правление вБоливии,к власти пришло правительство коалиции левых сил с участием коммунистов.

Вскоре наступила очередь Аргентины, где на рубеже 80-х годов нарастало рабочее и демократическое движение против военной диктатуры. 27 апреля 1979 г. состоялась первая всеобщая забастовка против социально-экономической политики диктатуры, в которой участвовало полтора миллиона человек. Наряду с забастовками, несмотря на запреты, проводились уличные шествия, собрания и митинги. В конце 1980 г. явочным порядком были воссозданы два параллельных профцентра, оба под прежним названием «ВКТ». В дальнейшем, уже в начале 1984 г., они воссоединились, восстановив единый национальный профцентр. Перонисты и на этот раз удержали контроль над профсоюзным движением.

В 1981 г. антиправительственные выступления усилились.26февраля 1981 г. День протеста против экономической политики правительства провели организации предпринимателей. 22 июля достоялась новая всеобщая забастовка трудящихся с участием более 1,5 млн. человек. 7 ноября трудящиеся провели марш «За мир, хлеб и работу». В июне 1981 г. национальная конференция епископов присоединилась к требованиям прекращения репрессий и восстановления демократии. Явочным порядком стали восстанавливать свою деятельность политические партии.

В июле 1981 г. две крупнейшие партии Аргентины – Хустисиалистская (перонистская) и Радикальный гражданский союз (РГС) – радикалы и еще три небольшие партии создали Многопартийный союз. Поддержанный рядом других партий, в том числе коммунистами, Многопартийный союз от имени всех общественно-политических сил страны потребовал возврата к конституционному режиму, прекращения репрессий и освобождения политзаключенных. В программе союза, принятой 16 декабря 1981 г., содержались также требования защиты национальных интересов и национального производства, восстановления и расширения прав трудящихся, улучшения их положения, расширения жилищного строительства, принятия мер по развитию народного образования, здравоохранения, науки и культуры, проведения независимой и миролюбивой внешней политики. 30 марта 1982 г. состоялась манифестация трудящихся, организованная профсоюзами и поддержанная многими партиями, под лозунгом: «Хлеба, работы, мира и свободы!» Демонстранты были атакованы полицией, произведены аресты. Но профсоюзы и партии готовили новые акции борьбы.

Ставший по воле хунты президентом Аргентины с декабря 1981 г. генерал Леопольде Гальтиери решился на авантюрную акцию, чтобы отвлечь внимание оппозиции, поднять престиж военных и самому предстать в роли национального героя: 2 апреля 1982 г. аргентинские


вооруженные силы заняли захваченные Великобританией у Аргентины еще в 1833 г. Фолклендские (Мальвинские) острова1, а также острова Южная Георгия и Южные Сандвичевы в Южной Атлантике. Правительство объявило о восстановлении над ними аргентинского суверенитета.

Известие об этом вызвало взрыв общенародного патриотического энтузиазма, к которому присоединились все оппозиционные режиму силы, еще вчера выступавшие за мирное 'решение спора из-за островов с Великобританией и против возможного провоцирования военными вооруженного конфликта. События получили продолжение, на которое правительство не рассчитывало. Собравшийся перед президентским дворцом 100-тысячный митинг 10 апреля скандировал: «Мальвины – да, хлеб, труд, мир и свобода – тоже!» Не оправдались и надежды Гальтиери на то, что при содействии США удастся решить конфликт с Великобританией на основе компромисса. Правительство Великобритании во главе с «железной леди» Маргарет Тэтчер отказалось от каких-либо переговоров с Аргентиной и развернуло широкомасштабные боевые действия в районе Фолкледских (Мальвинских) островов. В мае британские войска с помощью военного флота и авиации высадились на островах, блокировав там аргентинский гарнизон и принудив его 14 июня к сдаче. США, будучи союзником как Аргентины (по договору Рио-де-Жанейро), так и Великобритании (по НАТО), оказали прямую поддержку последней, нарушив свои обязательства в отношении Аргентины. Великобританию поддержали и европейские страны НАТО. С осуждением действий Великобритании и поведения США выступили большинство латиноамериканских государств, Движение неприсоединения, социалистические страны.



Поражение военного правительства еще более дискредитировало его в глазах народа. Население 15 июня вышло на улицы, требуя отставки правительства, виновного в поражении, и восстановления демократии. 18 июня Гальтиери ушел в отставку. Новое военное правительство генерала Биньоне разрешило в ограниченных масштабах партийную деятельность и заявило о готовности к диалогу с оппозицией в поисках путей к восстановлению конституционного правления.

Народные выступления продолжались. 6 декабря 1982 г. прошла 6-миллионная всеобщая забастовка. А всего за 1982 год в забастовках участвовало 9 млн. чел.–больше, чем за предыдущие 6 лет. 16 декабря в Буэнос-Айресе состоялся 150-тысячный марш за демократию, организованный Многопартийным союзом в годовщину принятия его программы. Правительство назначило на 30 октября 1983 г. всеобщие выборы.

Англичане называли их «Фолклендскими», аргентинцы – «Мальвинскими».


Предвыборная борьба развернулась главным образом между кандидатами двух ведущих партий – Итало Лудером от Хустисиалистской партии и Раулем Альфонсином от Радикального гражданского союза, что положило конец Многопартийному союзу, функции которого были исчерпаны. Оба кандидата обещали меры по демократизации страны, развитию экономики, улучшению положения трудящихся, независимую миролюбивую политику в духе Движения неприсоединения. Но в избирательной кампании перо-нистов сильнее звучали националистические и антиимпериалистические тона, в то время как радикалы больший акцент делали на проблемах демократии и прав человека. Профсоюзы и компартия поддержали перонистского кандидата.

Победу на выборах 30 октября 1983 г. одержал кандидат радикалов Рауль Альфонсин, получивший 52% голосов. Кандидат перонистов Итало Лудер, поддержанный большинством рабочих, набрал 40% голосов. Радикалы приобрели 128 из 254 мест в палате депутатов и 7 губернаторских постов в важнейших провинциях (Буэнос-Айрес, Кордова и др.). Перонисты добились 111 мест в палате депутатов, большинство в сенате и 12 губернаторских постов. Высокий процент голосов за Альфонсина объяснялся тем, что за него проголосовали многочисленные средние слои населения. Ему отдали голоса умеренные и правые силы, которые опасались победы непредсказуемых перонистов, опиравшихся на профсоюзы, но не имели шансов на собственный успех на выборах. Повлияли и еще свежие воспоминания о плачевных итогах недавнего второго пребывания перонистов у власти в середине 70-х годов. Результаты выборов показали также высокую концентрацию голосов вокруг двух партий – радикалов и перонистов (92%), подтвердив их репутацию основных политических сил в республике. 10 декабря 1983 г. военный режим передал власть избранному конституционному президенту Р. Альфонсину.

В Бразилии начавшейся в 1978 г. при президенте Гайзеле либерализацией военного режима воспользовались рабочие организации. В мае 1978 г. забастовали 400 тыс. рабочих промышленного пояса Сан-Паулу, добиваясь повышения заработной платы, улучшения условий труда и восстановления профсоюзных свобод. Правительство не решилось на репрессии. Бастующие добились некоторых уступок. Всего за год (май 1978–май 1979 г.) бастовало более 1 млн. человек.

Правительство генерала Ж. Б. Фигейреду (1979–1985) ускорило процесс либерализации. В августе 1979 г. была объявлена амнистия большинства политзаключенных и политэмигрантов. В январе 1980 г. начался переход к многопартийности. Партии АРЕНА и Бразильское демократическое действие (БДД) упразднялись. Вместо прежней проправительственной АРЕНА была создана Социал-демократическая


партия (СДП), выражавшая интересы крупного капитала и не имевшая ничего общего, кроме названия, с социал-демократией. Тем не менее, чтобы успешнее конкурировать с оппозиционными силами, СДП восприняла лозунги демократических и социальных реформ.

Крупнейшей оппозиционной партией сталаПартия Бразильское демократическое действие(ПБДД), объединившая большую часть членов прежней БДД. Она выступила за скорейшую демократизацию страны и широкий союз всех антидиктаторских сил. ПБДД была неоднородной, в ней присутствовали социал-демократические и умеренные либерально-реформистские течения.

Трабальисты, входившие прежде в БДД, создали две самостоятельные партии. Умеренное их крыло образовалоБразильскую трабальистскую партию (ДТП), возглавленную дочерью основоположника трабальизма Жетулио Варгаса Иветтой Варгас. Но большинство трабальистов пошло за популярным в прошлом левым трабальистским лидером Леонелем Бризолой, создавшимДемократическую трабальистскую партию (ДТП). Она стала левой партией социал-демократической ориентации с определенными популистскими чертами. ДТП требовала полного восстановления демократии, аграрной реформы, защиты национальной экономики и интересов трудящихся, антиимпериалистической внешней политики, высказывалась за участие трудящихся в управлении предприятиями и в органах местного самоуправления и за построение «демократического социализма».

Новым явлением было возникновение Партии трудящихся (ПТ), созданной на базе боевых профсоюзов промышленного пояса Сан-Паулу их лидером – руководителем металлистов и металлургов Сан-Паулу Лусио Инасиу да Силвой (р. 1946 г.), прозванным рабочими «Лула». Он получил известность и завоевал авторитет вожака рабочих во время забастовок 1978–1979 гг. Партия трудящихся отличалась боевым радикализмом. Она требовала глубоких демократических и социальных преобразований и построения общества без эксплуатации.

Что касается компартии Бразилии, понесшей большие потери от репрессий в годы диктатуры и юридически еще остававшейся нелегальной, то она после 1980 г. выступила за широкую солидарность всех демократических сил в борьбе за полную ликвидацию диктатуры. Старейший лидер партии, герой «тенентистского» движения 20-х годов Л. К. Престес, высказывавшийся за союз только левых, революционных сил, не получил поддержки и вышел из партии, обвинив ее новое руководство в оппортунизме (в 1990 г. в возрасте 92 лет он умер).

Заметную роль начали игратьмассовые непартийные движения,особенно низовые христианские общины, организации жителей «поселков нищеты», объединения студентов и интеллигенции.


Энергично выступила в поддержку требований демократических преобразований Национальная конференция епископов. Продолжала развиваться стачечная борьба трудящихся. Оживилось крестьянское движение. Требование аграрной реформы выдвинула Национальная конфедерация сельскохозяйственных трудящихся, объединившая 6 млн. человек. В августе 1981 г. в Сан-Паулу состоялась I Национальная конференция трудящихся классов, высказавшаяся за создание единого национального объединения профсоюзов, независимого от государства, за демократию и изменение социальной и экономической политики.

На рубеже 80-х годов экономическое положение в Бразилии ухудшилось. Инфляция в 1980 г. достигла 120%. Впервые за многие годы в 1981 г. ВВП сократился на 3,5%, а промышленное производство упало на 8,4%. Это стимулировало дальнейший рост оппозиционных настроений. На парламентских выборах и впервые проводившихся прямых выборах губернаторов в ноябре 1982 г. оппозиционные силы набрали почти 60% голосов. ПБДД завоевала 201 из 479 мест в нижней палате Национального конгресса и 9 губернаторских постов, в том числе в важнейших штатах Сан-Паулу и Минас-Жераис. Губернатором Рио-де-Жанейро стал Леонел Бризола, партия которого (ДТП) получила 23 места в палате депутатов. Партия трудящихся приобрела 8 мандатов. Правящая СДП получила 12 постов губернаторов менее населенных штатов. Она сохранила преобладание в сенате, но утратила абсолютное большинство в палате депутатов.

После выборов оппозиция усилила давление на правительство. Продолжались забастовки, марши протеста, демонстрации. В августе 1983 г. профсоюзы, находившиеся под влиянием Партии трудящихся, создали Единый профцентр трудящихся Бразилии. В ноябре того же года другие профсоюзы, находившиеся под влиянием ПБДД, коммунистов и других течений, образовали параллельный национальный профцентр – Национальный координационный комитет трудящихся, в 1986 г. переименованный во Всеобщий профцентр трудящихся (ВПТ). Оба профцентра активно боролись за интересы рабочих и служащих и за восстановление демократии, хотя раскол профсоюзного движения мешал организации единых выступлений.

С конца 1983 г. в Бразилии развернулась массовая кампания за прямые президентские выборы и скорейший переход к гражданскому правлению. Правительство же настаивало на избрании президента, как и прежде, коллегией выборщиков в составе членов Национального конгресса и представителей от штатов, всего 680 с лишним человек, где заранее было обеспечено правительственное большинство. Тем самым предполагалось переход к гражданскому правлению осуществить при сохранении власти в руках правящей группировки. Правительственным кандидатом в. президенты был выдвинут депутат


от СДП П. Маллуф. В январе–апреле 1984 г. по многим городам прокатилась волна многолюдных митингов за введение прямых выборов, завершившаяся миллионными манифестациями в Рио-де-Жанейро (10 апреля) и Сан-Паулу (16 апреля) с участием всех оппозиционных сил. Однако правительство на ближайшие выборы сохранило прежний порядок избрания президента коллегией выборщиков. Требование оппозиции о немедленном введении прямых выборов 25 апреля 1984 г. было отклонено в Национальном конгрессе незначительным большинством.

Массовая кампания 1984 г. за прямые выборы всколыхнула страну и показала, что борьба за демократизацию вышла за рамки регулируемого властями процесса либерализации. Инициатива перешла к оппозиции. Партия Бразильское демократическое действие (ПБДД) добилась поддержки почти всех оппозиционных сил (кроме Партии трудящихся, отказавшейся участвовать в непрямых выборах) и решила вступить в борьбу за власть в условиях непрямых выборов. Под влиянием народного движения из проправительственной СДП вышла большая группировка, создавшая в декабре 1984 г. новую Партию либерального фронта (ПЛФ) во главе с сенатором Жозе Сарнеем. Партия либерального фронта перешла в оппозицию и объединила с ПБДД в блок под названием «Демократический союз». Кандидатом в президенты от Демократического союза был выдвинут известный в прошлом политический деятель, сотрудник Варгаса Танкредо Невис (ПБДД), а в вице-президенты – Жозе Сарней (ПЛФ). Это обрекло правительственного кандидата на поражение. 15 января 1985 г. голосами 480 из 686 выборщиков президентом и вице-президентом были избраны кандидаты демократической оппозиции. 15 марта 1985 г. власть была передана военными новому гражданскому правительству, хотя возникло непредвиденное осложнение: за несколько часов до вступления в должность президента 75-летний Т. Невис с приступом аппендицита был увезен в больницу. Исполнение его обязанностей было поручено избранному вице-президентом лидеру Партии либерального фронта Жозе Сарнею. 22 апреля Т. Невис умер в больнице, так и не вступив в должность. Президентом стал Ж. Сарней. 21-летний период военного режима в Бразилии закончился.

В ноябре 1984 г. состоялись выборы в Уругвае. И здесь в марте 1985 г. военные передали власть гражданскому конституционному правительству. В начале 1986 г. конституционные правительства пришли к власти в Гватемале и Гондурасе. В феврале 1986 г. пала мрачная диктатура Дювалье в Гаити. Правда, это не привело здесь к установлению конституционного правления из-за противодействия военных и слабости и раздробленности демократических сил. В январе 1989 г. в результате военного переворота была свергнута самая


долговечная в регионедиктатура А. Стресснера в Парагвае (1954– 1989). В мае 1989 г. состоялись всеобщие выборы, на которых президентом был избран генерал Родригес – в прошлом сподвижник Стресснера, затем отошедший от него и возглавивший январский переворот. Начался переход Парагвая к конституционному правлению.

Дольше всех в Южной Америке продержалась диктатура вЧили,где демократическим силам пришлось выдержать упорную борьбу за ее ликвидацию. Переворот 1973 г. в Чили был поддержан широкими непролетарскими слоями населения, буржуазными партиями, в том числе самой влиятельной Христианско-демократической партией (ХДП). Но очень скоро они почувствовали, что режим Пиночета не собирается допускать их к власти. Значительные массы мелкой буржуазии и служащих ощутили негативные для них последствия политики хунты. Это привело к сужению социальной опоры военного режима. Перешла в оппозицию действовавшая полулегально ХДП. Однако руководство ХДП отказывалось от активных антиправительственных действий, тем более от сотрудничества с коммунистами и их союзниками. Умеренные- лидеры ХДП – Эдуарде Фрей и его сторонники ограничивались критикой режима и давлением на него в пользу либерализации, надеясь, что это со временем откроет им путь к власти и в то же время предотвратит возможность возврата к власти левых сил.

Большую роль в спасении жертв репрессий, в разоблачении преступлений режима, в развитии правозащитного движения и солидарности с трудящимися сыграла чилийская католическая церковь, ряд лет бывшая единственной легальной оппозицией.

Рабочее движение и левые силы долго не могли оправиться от тяжелого поражения и жестоких преследований. В 1976 г. один за другим были раскрыты и физически уничтожены хунтой три подпольных руководящих центра компартии. Лишь к концу 70-х годов намечаются признаки оживления рабочего движения и нелегальной деятельности левых партий, первой из которых восстановила свою подпольную структуру компартия. Явочным порядком стали оформляться объединения лидеров бывших профсоюзных федераций, пытавшиеся восстановить связи с низовыми профсоюзами. Первым организовалось умеренное крыло христианско-демок-ратических профсоюзных деятелей, которые имели больше возможностей полулегальной деятельности. В 1976 г. они создали «Группу десяти», преобразованную позднее в Демократический союз трудящихся (ДСТ). В 1978 г. возникНациональный координационный совет трудящихся (НКСТ), объединивший основное ядро профсоюз-ных деятелей прежнего Единого профцентра трудящихся (КУТ) Чили, главным образом коммунистов, социалистов и левых


христианских демократов. Предоставление в 1979 г. ограниченных прав легальной деятельности низовым профсоюзам привело к восстановлению в большинстве из них позиций левых сил, что облегчило возобновление связей между низовыми и высшими звеньями возрождавшегося профсоюзного движения. НКСТ стал наиболее влиятельным и представительным объединением промышленных рабочих. Но его позиции ослаблялись наличием нескольких параллельных объединений умеренной и даже проправительственной ориентации (последние, правда, не имели заметного влияния), а также тем, что значительная часть трудящихся, бывших традиционным оплотом левых, оказалась вытесненной из промышленного производства в ряды маргиналов. Кроме того, Социалистическая партия и некоторые другие прежние участники Народного единства раскололись на конкурирующие фракции, часть которых стала переходить на социал-демократические позиции и отдаляться от коммунистов. Тем не менее рабочее движение оживало. Начались производственные конфликты, в которых в 1979–1980 гг. участвовали десятки тысяч человек.

В конце 70-х годов военная хунта отказалась от установления корпоративного государства и выдвинула лозунг«либерализации» иперехода к«авторитарной демократии». Речь шла о придании диктатуре атрибутов «законности», с допуском к ограниченной легальной деятельности умеренных партий. Но и это предполагалось осуществить поэтапно. Прежде всего, в ответ на обвинения мировой общественности в узурпации власти Пиночетом и военной верхушкой хунта инсценировала «плебисцит» 4 января 1978 г., на котором, по данным властей, лишь 20% участников высказались против режима. Однако итоги плебисцита, проведенного террористической диктатурой, мало кого убедили. Затем правительство разработало проект новой конституции Чили, вынесенный наплебисцит 11 сентября 1980 в., в седьмую годовщину переворота. Все оппозиционные силы осудили это как попытку узаконить диктатуру. Согласно объявленным властями результатам плебисцита, против конституции высказались 32,5% голосовавших.

Конституция 1980 г. провозглашала восстановления институтов представительной демократии и гражданских свобод. Однако деятельность партий регламентировалась, запрещались партии, придерживавшиеся принципов классовой борьбы. Полномочия Национального конгресса ограничивались. Учреждалась авторитарная власть президента, избиравшегося всеобщим голосованием на 8 лет с правом повторного избрания. Президент был главой исполнительной власти, обладал важными законодательными функциями, правом издания декретов с силой законов, правом роспуска конгресса, проведения плебисцитов, введения чрезвычайного положения. Он контролировал вооруженные силы и корпус карабинеров, руководил


деятельностью созданного при нем Совета национальной безопасности, назначал четверть членов Сената.

Было объявлено о введении новой конституции с марта 1981 г. Однако осуществление ее основных статей – о выборах, о конгрессе и партиях – откладывалось на 8 лет. До тех пор полномочия конгресса исполняла хунта в составе четырех командующих родами войск и корпуса карабинеров. Пиночет без всяких выборов был объявлен ею с марта 1981 г. «конституционным» президентом на 8 лет, с правом переизбрания на последующие 8 лет.

Курс на институционализацию режима означал, что его устроители не намеревались в обозримом будущем уступать власть дажс в пользу умеренной оппозиции. Это побудило ХДП усилить давление на правительство, хотя она по-прежнему отказывалась от насильственных форм борьбы. Компартия же в сентябре 1980 г. заявила о праве народа на массовое восстание против диктатуры, которую можно свергнуть только действиями снизу. Выдвижение этого лозунга осложнило ее отношения с умеренной оппозицией.

Экономический кризис начала 80-х годов обострил обстановку в стране и ускорил рост оппозиционного движения. В апреле 1983 г. конфедерация трудящихся медной промышленности, в которой, как

в большинстве промышленных профсоюзов, преобладали левые Христианские демократы, коммунисты и социалисты, обратилась с призывом к рабочим и к народу страны провести общенациональные выступления против диктатуры. При поддержке всех оппозиционных профсоюзов и партий 11 мая 1983 г. состоялся День национального протеста против диктатуры. Толпы трудящихся, безработных, жителей «поселков нищеты», студентов, представителей средних слоев населения вышли на улицы в разных районах Сантьяго и других городов. Произошли стычки демонстрантов с полицией и войсками,. баррикадные бои в рабочих и университетских кварталах, Для дальнейшего руководства борьбой в июне 1983 г. был создан Национальный руководящий совет трудящихся (НРСТ), объединивший НКСТ, Конфедерацию трудящихся медной промышленности и другие профсоюзы. Дни национального протеста стали проводиться почти ежемесячно один за другим. В них участвовало каждый раз до полутора миллионов человек.

Левые силы намеревались перейти к всеобщей забастовке и народному неповиновению, вплоть до массового восстания и свержения диктатуры. Умеренные же участники движения ставили перед народными выступлениями более ограниченные задачи давления на правительство, чтобы принудить его к соглашению с оппозицией. Они надеялись добиться восстановления демократии, не прибегая к насильственным, вооруженным формам борьбы, чреватым большими жертвами и революционными эксцессами и выходом событий из-под контроля умеренно-реформистских сил. Их надежды вдохновлял


пример мирного перехода Испании в 1976–1977 гг. от франкистского режима к демократии. В августе 1983 г. ХДП и другие буржуазные партии, а также ряд фракций социалистов, радикалов и некоторых других, отошедших от союза с компартией после принятия ею курса на «народное восстание (неповиновение)», создали широкий блок умеренной оппозиции – Демократический альянс. Компартия, значительная часть прежней Социалистической партии (соцпартия Клодомиро Альмейды, бывшего министром иностранных дел в правительстве Альенде) и Левое революционное движение (МИР) образовали в сентябре 1983 г. Народно-демократическое движение (НДД), отстаивавшее революционные позиции и курс на свержение диктатуры с помощью массовых действий.

Борьба с диктатурой в 1983–1986 гг. не раз приобретала острый характер. В октябре 1984 и в июле 1986 г. по призыву Национального руководящего совета трудящихся удалось организовать всеобщие забастовки против режима с участием значительных масс населения. Но дальнейшего развития движение не получило. Правительство сумело, предложив Демократическому альянсу переговоры, добиться его отхода от участия в массовых выступлениях. 4–6 сентября 1986 г. НДД своими силами организовало новую всеобщую забастовку, но она имела ограниченные масштабы. После более чем трехлетнего подъема массовых выступлений вера трудящихся в их эффективность стала иссякать, среди населения появилась усталость.

В декабре 1984 г. с участием молодых коммунистов была создана подпольная вооруженная организация «Патриотический фронт имени Мануэля Родригеса» (герой партизанской борьбы в годы войны за независимость начала XIX в.) для осуществления вооруженных акций против режима и подготовки отрядов защиты участников массовых выступлений. 7 сентября 1986 г. Фронт предпринял покушение на Пиночета, атаковав кавалькаду машин, в которой вместе с сопровождающими лицами ехал диктатор. Многие его спутники были убиты и ранены, но самому Пиночету удалось отделаться легкой царапиной. Неудачное покушение на диктатора имело негативные последствия. Режим использовал это событие для очередной волны репрессий. Умеренные и левоцентристские партии осудили покушение и вооруженные методы и отказались от дальнейших выступлений. Массовое движение против диктатуры пошло на спад.

Устоять режиму помогли иэкономические успехи. После длительной полосы стагнации и спадов (1973–1983) на протяжении 5 лет (1984–1988) среднегодовые темпы роста ВВП достигли 6%, а в.1989 г.–8,5%. Инфляция упала до 12,7%. В 1988 г. Чили удалось выплатить по внешнему долгу 2 млрд. долл. и сократить его на 7%. Несколько уменьшилась безработица, правда, вне стабильной занятости оставалось более трети населения. Стала повышаться реальная заработная плата, хотя она и оставалась заметно ниже


времен Альенде. Производство на душу населения также еще не достигло уровня начала 70-х годов. Удельный вес Чили в общей стоимости продукции обрабатывающей промышленности стран Латинской Америки уменьшился с 5,4% в 1970 г. до 3% в 1988 г.

Экономические успехи второй половины 80-х годов, разительно отличавшие Чили в эти годы от других стран региона, объяснялись рядом причин. Стали сказываться наконец результаты модернизации, особенно экспортных отраслей, включая начавшееся производство информативной техники. Помогла и благоприятная для Чили внешнеэкономическая конъюнктура (особенно рост цен на медь), доходы от экспорта возросли на 1/3. Немаловажную роль сыграл приток иностранных капиталов (за один 1988 год– 1,9 млрд. долл.), привлеченных льготными условиями и дешевизной рабочей силы. Дополнительные средства дала усилившаяся распродажа государственных компаний. Более эффективному развитию производства и некоторому ослаблению социальной напряженности способствовала продажа мелких акций компаний рабочим и служащим, охватившая 400 тыс. чел. В результате режиму удалось привлечь на свою сторону часть населения, стимулировать конформистские и реформистские настроения, хотя социальные контрасты, неустроенность, нищета и недовольство больших масс сохранялись. За чертой нищеты (по критериям ООН) в Чили в 1971 г. находилось 15–17% чилийцев, а в конце 80-х годов–45–48%.

Неудача открытой конфронтации рабочего и народного движения с режимом в 1983–1986 гг. означалапоражение левой,революционной альтернативыдиктатуре. Но массовые выступления ослабили и расшатали режим, создав условия для реализации более умеренной,реформистской альтернативы перехода к демократии при гегемонии ХДП. Под давлением оппозиции началсяпроцесс либерализации и эрозии режима. В марте 1987 г. была допущена легальная деятельность правых и умеренных партий. Левые партии успешно отвоевывали пространство для полулегальной деятельности. В июне 1987 г. на базе Народно-демократического движения они создали новую коалицию «Объединенные левые». Остальные партии оппозиции объединились с ХДП в группировку 16 партий, выступавшую за переход Чили к демократии путем сочетания давления с поиском соглашений с режимом, с тем чтобы избежать осложнений и больших жертв.

В августе 1988 г. явочным порядком был воссоздан Унитарный профцентр трудящихся(КУТ) Чили, объединивший профсоюзы страны, заметно поредевшие за годы диктатуры (300 тыс. чел.). Теперь в нем стали преобладать христианско-демократическое и социал-демократическое течения, потеснившие коммунистов. Председателем КУТ стал видный деятель профсоюзного движения конца 70–80-х годов левый христианский демократ Мануэль Бустос.


На 5октября 1988 г. хунта назначила плебисцит, который должен был предоставить 73-летнему Пиночету президентские полномочия еще на 8 лет. В случае отрицательного исхода плебисцита в конце 1989 г. должны были наконец состояться президентские выборы. Но и тогда Пиночет оставался у власти более года и мог претендовать на выдвижение на этих выборах своей кандидатуры. «Нет» Пиночету высказали около 55% участников плебисцита. Более 43% поддержали диктатора.

После плебисцита оппозиционные силы неуклонно наращивали давление на диктатуру, ускоряя процесс ее демонтажа. На 14 декабря 1989 г. были назначены президентские выборы. Пиночет не стал выдвигать свою кандидатуру, но сохранил за собой право остаться командующим сухопутными силами еще на 8 лет (и соответственно сохранять контроль над армией). Оппозиция добилась в 1989 г. внесения в конституцию 1980 г. существенных поправок. Отменялся запрет партий по идеологическим мотивам, что открывало путь к легализации компартии. Срок полномочий президента сокращался с 8 до 4 лет, отменялся ряд его чрезвычайных полномочий, в частности право роспуска конгресса.

Ведущая партия оппозиции – ХДП выдвинула кандидатом в президенты своего лидера Патрисио Эйлвина (р. 1918 г.), давнего влиятельного деятеля партии, близкого соратника основателя и многолетнего руководителя ХДП Э. Фрея, умершего в 1982 г. Принадлежа к умеренному крылу христианских демократов, Эйлвин, как Фрей, в 1973 г. был противником правительства Альенде, но затем постоянно выступал с критикой диктатуры Пиночета, против репрессий, в защиту прав человека и за восстановление демократии. Он отстаивал ненасильственные методы борьбы, отвергая насилие справа и слева. Вокруг его кандидатуры в коалицию партий объединились все силы демократической оппозиции, кроме коммунистов.

В мае 1989 г. после 20-летнего перерыва компартия Чили провела свой XV съезд, обновивший ее руководство. Более 30 лет возглавлявший партию Луис Корвалан, которому был уже 73-й год, ушел с поста генерального секретаря. Съезд подтвердил приверженность партии курсу на использование всех форм борьбы за демократические преобразования, включая народное восстание, хотя лозунг «народного восстания» явно не отвечал новой обстановке, настроениям масс и изолировал коммунистов от других партий. Блок «Единых левых» развалился, социалисты – фракция К. Альмейды – покинули коммунистов и вошли в коалицию 17 партий. Вместе с тем XV съезд компартии решил поддержать кандидатуру П. Эйлвина, чтобы не раскалывать ряды противников диктатуры и не оказаться в полной изоляции.


От правых на пост президента претендовали два кандидата. Это облегчало задачу П. Эйлвина, успешно, с подъемом проведшего избирательную кампанию. На выборах 14 декабря 1989 г. Патрисио Эйлвин получил более 53% голосов и был избран президентом Чили. Правда, объединенных усилий всех оппозиционных диктатуре партий едва хватило, чтобы получить немногим больше половины голосов избирателей, что свидетельствовало о сохранении значительных позиций у сторонников правых сил. И все же это была победа демократических сил. В палате депутатов оппозиция завоевала 72 места из 120. 11 марта 1990 г. военная хунта во главе с Пиночетом после 16 с половиной лет правления передала власть избранному президенту П. Эйлвину и возглавляемому им гражданскому правительству. В этот день с политической карты Южной Америки исчезла последняя диктатура.

Новыми успехами ознаменовался в конце 70-х – первой половине 80-х годов процесс деколонизации в Карибском бассейне. Независимость получили шесть бывших владений Великобритании:

Доминика (1978), Сент-Люсия (1979), Сент-Винсент и Гренадины (1979), Белиз (1981), Антигуа и Барбуда (1981), Сент-Кристофер и Невис (1983). Общая площадь новых государств составила более 25 тыс. км2 (из них Белиз 23 тыс. км2), а население – около 650 тыс. человек. В итоге количество независимых государств Латинской Америки и Карибского бассейна достигло 33 и осталось на этом уровне вплоть до 90-х годов. Всего теперь молодых суверенных государств Карибского субрегиона, получивших независимость в 1962–1983 гг., стало 13 (12 англоязычных, бывших британских владений, и одно–Суринам–бывшая нидерландская колония). Суммарная их территория достигла 435 тыс. км2 (свыше 2% площади Латинской Америки), а население (на 1986 г.)–около 6,2 млн. человек (1,5% от населения региона). Под властью Великобритании в Карибском бассейне осталось лишь несколько мелких островных территорий и Фолклендские (Мальвинские) острова в Южной Атлантике. В целом сохранившиеся владения США («Свободно присоединившееся государство» Пуэрто-Рико и часть Виргинских островов), Франции («Заморские департаменты» Гваделупа, Мартиника и Французская Гвиана), Великобритании и Нидерландов занимали теперь 115 тыс. км2 (из них 90 тыс. км2– 'Французская Гвиана), т. е. 0,5% территории Латинской Америки. 'В них проживало 4,6 млн. человек (в том числе 3,4 млн. в Пуэрто-Рико)–немногим более 1% населения региона, а без Пуэрто-Рико–менее 0,3%.






Дата добавления: 2015-09-11; просмотров: 338; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.015 сек.