I. Положение Индии к концу Первой мировой войны

Вклад Индии в победу метрополии

Большая часть Индии была британской колонией, остальная часть — около 600 княжеств — имела с Англией двусторонние договоры и так­же входила в состав Британской империи. Индия приняла участие в войне на ее стороне и внесла существенный вклад в победу Антанты. Полтора миллиона индийцев (главным образом, сикхи и гуркхи) не­посредственно участвовали в боевых действиях британской армии и понесли немалые потери. Сотни тысяч мирных граждан были моби­лизованы для работ в прифронтовой полосе.

Индия была поставщиком огромного количества продовольствия и сельскохозяйственного сырья, несмотря на собственные социальные бедствия (как известно, только от голода в годы войны погибло около 13 млн. человек). Среди населения проводился сбор пожертвований на военные нужды. Англия получила от Индии заем в 150 млн. ф. ст., из Индии шли поставки товаров на общую сумму в 200 млн. ф. ст.

Английские власти были заинтересованы в экономическом по­тенциале своей колонии и сняли всякие ограничения на развитие промышленности и банков. За годы войны индийское предприни­мательство заметно укрепилось и потеснило англичан. Крупные предприниматели из числа индийцев развивали металлургическую промышленность, строили гидроэлектростанции, создавали соб­ственные банковские учреждения. Еще накануне войны в Индии произошло возрождение ручного ткачества. В этой отрасли перера­батывалось значительно больше хлопчатобумажной пряжи, чем на фабриках, и были заняты 45 млн. человек.

Расширялись и инвестиции английского капитала в Индии — анг­лийские банки все более охотно вкладывали деньги в экономику стра­ны. Все это создавало новые предпосылки для подъема антиколони­ального движения.

Национальное движение в 1918 г.

Еще в 1835 г. генерал-губернатор Маколей начал в Индии реформу об­разования с целью подготовки кадров колониальной администрации из самих индийцев.

Во второй половине XIX в. в Индии открылось немало универси­тетов, где обучение велось на английском языке и по английским программам. Кроме того, дети из семей зажиточных брахманов име­ли возможность получить блестящее образование в лучших универ­ситетах Англии — Кембридже и Оксфорде. Знакомство с достижени­ями европейской цивилизации оказало огромное влияние на индийских интеллектуалов. Хотя число интеллектуалов в целом бы­ло незначительным, их роль в политике и общественной жизни была определяющей.

Именно из этой среды вышли известные индийские просветители Рам Мохан Рой, Свами Вивекананда, Даянда Сарасвати. Тот факт, что Индия потеряла свободу, они считали естественным проявлени­ем закона кармы, объясняли существованием архаичных обычаев (сати, ранних браков, кастовой дискриминации и т. д.) и предлагали различные пути выхода из этого положения. Среди простых индий­цев распространился комплекс неполноценности, преклонения пе­ред англичанами, которых считали представителями законной влас­ти в Индии.

Крупнейшей организацией стал созданный еще в 1885 г. Индий­ский национальный конгресс (ИНК). В то время он еще не был поли­тической партией, а лишь представлял интересы интеллектуальной элиты. Деятельность его сводилась к выступлениям в индийской прессе и к проведению ежегодных конгрессов, где принимались анти­колониальные резолюции и откуда направлялись петиции англий­ским властям. Каких-либо массовых организаций, внутренней струк­туры, координирующих работу органов, в ИНК не было. Правда, в самом конце XIX в. в ИНК выделилась радикальная фракция Б. Тилака, который пытался организовать массовые акции в Махараштре, занимая крайне националистические позиции, но широкой поддерж­ки его деятельность не получила.



В 1906 г. при активной поддержке англичан в Индии была создана еще одна организация — Мусульманская лига. Эта организация ори­ентировалась на образованную часть мусульман, ставила своей целью сплотить мусульманскую общину (еще до войны в Индии было введе­но голосование по куриям, т. е. по религиозному принципу). Англий­ские колониальные власти уделяли подчеркнуто большое внимание Мусульманской лиге и стремились представить себя защитниками интересов индийских мусульман. Накануне и в годы Первой мировой войны ИНК и Мусульманская лига зачастую выступали совместно.

В XX в. в Индии были созданы Законодательные советы — Всеиндийский и провинциальные. С момента их создания постоянно ста­вился вопрос о расширении их полномочий и выборности. По закону 1909 г. избиралась половина депутатов Всеиндийского законодатель­ного совета, в провинциальные Законодательные советы избиралось большинство. В годы войны в Индии широкое распространение по­лучили идеи свараджа (самоуправления). В 1916 г. создается Лига го­мруля — организация, в которой принимали участие и англичане; возглавляла ее А. Безант.

В том же 1916 г. сторонники Б. Тилака вновь вошли в ИНК. Тогда, на съезде ИНК в Лакхнау, с партией Мусульманская лига было дости­гнуто соглашение о единстве действий. С тех пор стали проводиться совместные съезды (сессии) ИНК и Лиги.

В 1915г. председателем Мусульманской лиги избирается выдаю­щийся деятель Мухаммед Али Джинна.Был принят новый Устав этой организации, в котором ее целью провозглашалось самоуправление Индии в рамках Британской империи. Это создавало предпосылки для совместных действий двух ведущих национальных политических орга­низаций. Все ожидали, что Англия предоставит Индии право на само­управление, отблагодарив таким образом за вклад в победу в Первой мировой войне.

Ответ английских властей на чаяния индийцев

В июле 1918 г. был опубликован проект закона «Об управлении Ин­дией». Он получил известность как реформа Монтегю—Челмсфорда (все законы, касавшиеся Индии, имели в названии две фамилии — вице-короля и министра по делам Индии в английском правительст­ве, т. е. лиц, напрямую причастных к его разработке). Ожидавшегося самоуправления для Индии не последовало, правда, кое-какие уступ­ки были сделаны. Расширялось выборное большинство в Законодательных собраниях провинций, снижался имущественный ценз, что позволило увеличить число избирателей в три раза.

Но самое главное — индийцам разрешалось занимать посты, прав­да, второстепенные (здравоохранение, просвещение и т. п.), в Испол­нительных советах (правительствах) при вице-короле и в провинциях. Английские власти сохранили за собой право вето на все акты Зако­нодательных собраний и право их роспуска по своему усмотрению.



Часть лидеров ИНК были склонны согласиться даже на такой ва­риант, например Банерджи в Бенгалии намерения Англии одобрил, он основал Либеральную федерацию, выйдя из состава Конгресса. Но в целом ИНК на своем ежегодном конгрессе в Бомбее в августе 1918 г. отверг проект Монтегю—Челмсфорда. Однако что-либо противопо­ставить английским властям не смог. Закон «Об управлении Индией» был принят парламентом в 1919 г.

19 марта 1919 г. в Индии были введены в действие законы Роулет-та. Они должны были заменить законы военного времени, которые могли действовать после окончания войны не более шести месяцев. Согласно законам Роулетта, административные власти в Индии полу­чили право на разгон митингов и демонстраций протеста, отменялся суд присяжных по политическим делам, вводилось право на аресты и ссылки без суда, запрещались любые организации и органы прессы, устанавливалась строгая цензура. Разумеется, подобные меры не мог­ли стать популярными в Индии, но англичане надеялись на отсут­ствие действенной тактики у ИНК, его организационную слабость. В самом деле, что мог противопоставить Конгресс, кроме заявлений протеста. Но ситуация к тому времени изменилась.

II. Первый этап движения сатьяграхи (1919—1920)

Начало политической деятельности М.К. Ганди

Во время Первой мировой войны в Индию вернулся Мохандас Карамчанд Ганди.Уже тогда он имел мировую известность благодаря своей деятельности в Южной Африке. Там он защищал интересы ин­дийской общины и разработал тактику сатьяграхи — ненасильствен­ной борьбы за независимость в форме несотрудничества и граждан­ского неповиновения.

Вернувшись в Индию в 1915 г., М.К. Ганди поселился у себя на ро­дине, недалеко от г. Ахмадабада. Там, в местечке Сабармати, он основал ашрам, куда стекались ученики не только со всей Индии, но и из других стран. М.К. Ганди учил их принципам сатьяграхи: участник борьбы ни в коем случае не должен прибегать к насилию и уклонять­ся от наказания. В борьбе за сварадж он разрабатывал свои методы до­стижения главной цели.

Прежде всего, это бойкоты английских властей: администрации, юридической системы, школ и учебных заведений, должностей и по­четных званий, английских товаров; в качестве чрезвычайной меры предлагалось даже объявить бойкот налогам. М.К. Ганди призывал иг­норировать английские учреждения и в случае необходимости обра­щаться к традиционным панчаятам — выборным органам в каждом населенном пункте и в кастах.

Одновременно преследовалась и другая цель — свадеши (свое про­изводство): необходимо было постепенно вытеснить англичан из на­циональной экономики. Особое значение М.К. Ганди придавал про­паганде традиционных индийских тканей (кхади), изготовлявшихся кустарным способом.

Тактика сатьяграхи учитывала особенности национальной психо­логии и мировосприятия, прежде всего — идеи кармы. М.К. Ганди не­однократно обращал внимание на то, что достижение Индией свобо­ды невозможно без ликвидации пережитков архаичной социальной структуры и вредных обычаев. Необходимо было также пресечь рас­пространение негативного влияния западной цивилизации (алкого­лизм, наркомания, проституция и т. п.).

6 апреля 1919 г. по всей Индии по призыву М.К. Ганди начался хартал (в знак протеста против законов Роулетта). Успех этой акции был неожиданно велик: повсеместно закрывались лавки, прекращали ра­боту базары, замирала деловая активность. Власти оказались бессиль­ны. Однако 13 апреля произошли трагические события в городе Ам­ритсаре (провинция Пенджаб). Там, на площади Джалианвалла Баг, полиция открыла огонь по участникам митинга; в итоге свыше тыся­чи человек были убиты, около 2 тыс. ранены. Известия о бойне в Пен­джабе вскоре достигли разных концов Индии, и население стало пере­ходить к насильственным актам борьбы против англичан. М.К- Ганди призвал прекратить хартал.

Движение халифатистов и позиция ИНК

В годы Первой мировой войны индийские мусульмане фактически оказались в состоянии войны со своим религиозным вождем — турецким султаном, который носил титул халифа — главы мусульман-сун­нитов всего мира. Это омрачило отношения Мусульманской лиги с английскими властями в Индии.

Англичане неоднократно заверяли лидеров мусульманской общи­ны, что халифат в любом случае будет сохранен как религиозный ин­ститут. Однако уже в 1919 г. на этот счет возникли серьезные сомне­ния, так как события вокруг Турции развивались помимо воли английского правительства. Поэтому в Индии с конца 1919 г. развер­нулось движение в поддержку халифата. М.К. Ганди, сознавая всю важность этого вопроса для индийских мусульман, призвал всех ин­дийцев поддержать это требование.

Начался период небывалого единения мусульман и индусов: прово­дились совместные собрания, мусульмане активно вступали в ИНК, видные индуисты выступали в мечетях. 6 декабря 1919 г. на сессии ИНК в Амритсаре присутствовал лидер Мусульманской лиги М. Али Джинна и известные руководители Халифатистского комитета братья Мухаммад и Шаукат Али.

В апреле 1920 г. М.К. Ганди предложил Халифатистскому комите­ту свою программу гражданского неповиновения. Тактика сатьяграхи была принята с энтузиазмом, М.К. Ганди был даже избран председа­телем Халифатистского комитета. Начались его поездки по стране, связанные с подготовкой массовой кампании.

Кампания сатьяграхи началась 1 августа 1920 г. Официально ИНК в ней не участвовал, она проводилось под лозунгами халифа-тистов. Но размах был огромен. Всю страну охватил бойкот англий­ских товаров и различных учреждений. В нем участвовали как му­сульмане, так и индусы, а английские власти ничего не могли этому противопоставить. Ведь участники сатьяграхи не прибегали к наси­лию, тем самым и власти лишались повода подавлять движение с по­мощью силы.

Принятие ИНК программы и тактики М.К. Ганди

Лидерам Индийского национального конгресса — а это были пред­ставители элиты индийского общества: преуспевающие адвокаты, юристы, видные деятели колониальной администрации, люди, полу­чившие английское образование и воспитание, — нелегко было ре­шиться принять на вооружение тактику сатьяграхи. Объявив бойкот английским товарам, они отказывались от привычного стандарта жизни: бойкотируя сферу администрации, юстицию и учебные заведения, они тем самым лишали себя заработка, а своих детей — воз­можности в будущем занять достойное место в обществе.

Многие известные деятели Конгресса были выходцами из высших, наиболее почитаемых каст, и для них согласиться на такое снижение статуса было крайне трудно. Сам же М.К. Ганди принадлежал к доста­точно скромной касте сельских ростовщиков — бания. И в то время многие задавались вопросом: так ли уж эффективна на деле его такти­ка? Только грандиозный успех кампании халифатистов развеял все сомнения — упорствовать далее было уже невозможно.

В ИНК обсуждались успехи сатьяграхи. В 1920 г. были проведены две сессии: в сентябре — в Калькутте и в декабре — в Нагпуре. На них были приняты исторические решения: одобрена тактика сатьяграхи, политическая программа М.К. Ганди и новый Устав ИНК. Партия ста­новилась массовой, уже в конце 1920 г. в ее рядах насчитывалось 10 млн. человек. Создавалась организационная структура, провинциальные ор­ганизации, а также координирующие органы: отныне во главе ИНК стоял Рабочий комитет.

Сам М.К. Ганди оказался не только блестящим лидером харизма­тического толка (известно, что он оказывал гипнотическое воздей­ствие на аудиторию, сотни тысяч людей заряжались его энергией на грандиозных митингах), но и прекрасным организатором. Он все продумывал и просчитывал заранее, делая малозаметную, кропотли­вую, но исключительно важную работу. Так, М.К. Ганди организовал сбор денежных средств в Фонд Б. Тилака (умершего в 1920 г.), этот фонд и стал основой финансовой системы ИНК, функционировав­шей образцово: деньги всегда находились в обороте, и конфисковать их английским властям было невозможно — денег никогда не было в наличии.

Организации ИНК проводили большую работу на местах по созда­нию панчаятов (органов самоуправления), в сельской местности воз­никали крестьянские комитеты — сабхи, которые защищали права арендаторов, велась пропаганда кхади. Активизировалось движение рабочих в городах: за 1920 г. произошло 200 забастовок, а в мае 1920 г. был создан Всеиндийский Конгресс профсоюзов (ВКП). В январе 1921 г. в ИНК был создан специальный комитет для установления контактов с профсоюзным движением.

М.К. Ганди был убежден, что ИНК станет действенной политиче­ской организацией, если каждодневно заниматься текущей работой, обращать внимание на нужды простых людей, сохраняя и демонстри­руя тем самым массовый характер партии.

III. Второй этап кампании (1921—1922)

Ослабление индо-мусулъманского единства в августе 1921 г.

К сожалению, период единства двух религиозных общин был непро­должительным, хотя М.К. Ганди, братья Али, Азад и другие лидеры мусульманской общины в своих поездках по стране призывали воз­держиваться от всего, что могло оскорбить чувства верующих. Летом 1921 г. в Индии довольно мирно прошел мусульманский праздник Бакрид, хотя раньше именно во время этого праздника происходили кровавые столкновения на религиозной почве в связи с забоем коров мусульманами.

Когда в 1921 г. религиозные авторитеты в Индии обратились к еди­новерцам с фетвой (письменным распоряжением, имеющим для му­сульман силу закона), в которой содержался призыв бороться с ко­лониальными властями вплоть до сохранения халифата, англичане запретили этот документ. Тогда М.К. Ганди обратился ко всем индий­цам, в том числе и индусам, с призывом открыто нарушить этот за­прет и требовать от властей наказания по закону, т. е. тюремного за­ключения. Сотни тысяч людей приходили в комиссариаты полиции, зачитывали текст фетвы и требовали арестовать их. Таким образом, английские власти провоцировались на массовые аресты. В условиях Индии проводить многочисленные аресты среди населения практи­чески невозможно. Англичане оказались в затруднительном положе­нии. Здесь необходимо учитывать такую тонкость: на Востоке власть, отдающая распоряжения и не добивающаяся их выполнения, за та­ковую не считается — таков менталитет населения. Впоследствии М.К. Ганди не раз прибегал к такой форме сатьяграхи — он считал необходимым разрушить ореол законности власти англичан в глазах индийцев.

Ущерб индо-мусульманскому единству нанесли волнения, про­изошедшие в августе 1921 г. на Малабарском берегу (близ Мадраса, восточное побережье, юг). Там вспыхнуло восстание мопла. Крестья­не-мусульмане народности малаяли выступили против землевладель­цев-индусов. Это был конфликт на социальной почве (известно, что купцы-мопла в волнениях не участвовали), но он приобрел характер религиозной резни. Сведения о событиях на юге страны достигли других районов Индии, что привело к религиозным погромам. ИНК и лично М.К. Ганди все эти эксцессы осудили. Ганди даже пытался выехать в район восстания мопла, чтобы разрядить обстановку, но власти этому воспротивились. События на Малабарском берегу на­несли урон единству двух общин.

К тому же в халифатистском движении наблюдался явный спад, так как вопрос о халифате все более утрачивал актуальность из-за со­бытий в самой Турции, где дело шло к провозглашению республики. Таким образом, сплачивавший дотоле две общины вопрос сам по себе терял значение, а внутренние противоречия, подогреваемые эмоцио­нальными всплесками, проявлялись все резче.

Новый подъем движения в связи с визитом принца Уэльского

С осени 1921 г. в Индии распространились слухи о предстоящем визи­те принца Уэльского — наследника английского престола, т. е. пред­ставителя короны. ИНК решил объявить бойкот официальным тор­жествам по этому поводу. Лидеры Конгресса понимали, что оскорбление короны во время визита в Индию повлияет на обще­ственное мнение в самой Англии, так как создаст нелестное представ­ление о политике английского правительства и, возможно, отразится на исходе предстоявших вскоре в Англии парламентских выборов. М.К. Ганди даже обратился с личным посланием к принцу, в котором заверил его в своих лучших чувствах, но в то же время подчеркнул, что дело приняло политический характер. В Индии начался массовый бойкот английских учреждений, продолжался бойкот английских то­варов.

17 ноября 1921 г., в день приезда принца Уэльского в Индию, в порту Бомбей состоялись демонстрации протеста, в городе началась 4-дневная забастовка. В тот же день в Бомбее произошли столкнове­ния между протестовавшими против визита и парсами, попытавши­мися устроить гостю пышный прием.

Английские власти обвинили в провокации беспорядков моло­дежную организацию Конгресса «Сева дал», которая была создана как раз накануне визита высокого гостя с целью поддерживать по­рядок при проведении массовых мероприятий. Английские власти ввели запрет на деятельность «Сева дал», чем не преминул восполь­зоваться М.К. Ганди. Он призвал всех индийцев, независимо от воз­раста, вступать в молодежную организацию ИНК и требовать от вла­стей наказания по закону.

Во всей Индии тысячи людей устремились в полицейские участки с требованием арестовать их, так как они являются членами запре­щенной организации. Списки членов «Сева дал» публиковались в газетах и также доставлялись в полицию. Англичане снова оказались бессильными что-либо сделать.

Колониальные власти предлагали М.К. Ганди компромисс: кампа­ния сатьяграхи прекращается, а по завершении визита принца Уэльского с ИНК начнутся переговоры. Но Ганди был непреклонен. Кампания сатьяграхи продолжалась, Индия бурлила, а английские власти ничего не могли поделать.

Сатьяграха в феврале 1922 г. и ее исход

В декабре 1921 г. сессия ИНК в Ахмадабаде приняла решение: кампа­нию продолжать вплоть до достижения свараджа и восстановления халифата. Было решено перейти к высшей форме сатьяграхи — объ­явить бойкот налогам. Руководителем предстоящей сатьяграхи был объявлен М.К. Ганди. Он получил право единолично решать, когда и к какой форме переходить, когда приостановить кампанию.

1 февраля 1922 г.М.К. Ганди потребовал от вице-короля Ридинга немедленно освободить всех заключенных, снять запрет с «Сева дал» и начать переговоры о предоставлении Индии самоуправления. В противном случае он угрожал перейти к бойкоту налогов. Вице-ко­роль ответил массовыми арестами, тем более что на сей раз основания были, поскольку отказ от уплаты налогов — тяжкое преступление,

Кампания началась с большим энтузиазмом. Хотя многие видные деятели ИНК были арестованы, сам Ганди оставался на свободе. Дея­тельность колониальных властей, казалось, была полностью парали­зована. К тому времени было арестовано уже 10 тыс. активистов ИНК, но отказ от уплаты налогов не прекращался.

4 февраля 1922 г.в деревушке Чаура-Чаурипроизошел прискорб­ный инцидент: крестьяне сожгли забаррикадировавшихся в участке полицейских. Это было явное нарушение основного принципа сатья­грахи — ненасилия (ахимсы). Ганди отдал распоряжение дальнейшую кампанию прекратить. Лидеры ИНК находились в то время в тюрьмах и весть о прекращении борьбы встретили с недоверием. Многие в то время осуждали Ганди за принятое решение, но впоследствии призна­ли, что Ганди оказался прав.

Это был первый насильственный акт,но он мог оказаться далеко не единственным. Сама идея сатьяграхи как ненасильственной формы борьбы была бы скомпрометирована, а англичане получили бы повод подавить движение силой. Ганди прекрасно чувствовал настроения масс и понимал, что напряжение прошедших лет не прошло бесследно, терпение народа уже на исходе и может последовать срыв с не­предсказуемыми последствиями.

Чтобы сохранить влияние на массы, Ганди представил в ИНК свою Конструктивную программу, в которой он, в частности, предлагал: про­должить вербовку в ИНК, пропаганду кхади, сбор средств в фонд Тилака, организовывать на селе панчаяты, отделы социального обслужи­вания (оказание помощи неимущим, при несчастных случаях и т. п.); призывал создавать национальные школы, бороться с неприкасаемос­тью и дискриминацией низших каст, с алкоголизмом. Но дух участни­ков движения оказался подорванным, люди тысячами выходили из ИНК. Вскоре был арестован и осужден на 6 лет и сам М.К. Ганди. Антиколониальная борьба явно пошла на убыль.

К тому же вопрос о халифате окончательно потерял прежнее зна­чение, единство индусов и мусульман ослабло. Более того, повсемест­но начались столкновения на религиозной почве, погромы. Усили­лись экстремистские организации в обеих общинах. Так, в Синде активизировалась деятельность индуистской «Хинди Махасабхи», ко­торая пыталась насильственно обращать в индуизм местное мусуль­манское население. В конце 1921 г. М.А. Джинна вышел из ИНК. Со­вместное проведение сессий Мусульманской лиги и ИНК отошло в прошлое.

Выводы

/. После Первой мировой войны в Индии начался новый этап антиколониально­го движения. Он был вызван главным образом внутренними причинами и не­дальновидной политикой английских властей.

2. В ходе потрясших Индию событий ИНК стала массовой партией со своей разветвленной структурой и чрезвычайно эффективной новой тактикой — сатьяграхой.

3. Английские власти, даже обладая превосходящими силами, убедились в соб­ственном бессилии перед тактикой сатьяграхи. Единственным орудием вла­стей стало провоцирование насильственных актов и раскол населения по ре­лигиозному признаку.

4. К сожалению, единство индусов и мусульман в Индии ослабло, сплачивающий две общины фактор — халифатистское движение — утратил свое значение. Пути двух ведущих политических организаций Индии ИНК и Мусульманской лиги окончательно разошлись.






Дата добавления: 2015-09-11; просмотров: 526;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.111 сек.