Uлава 4. Советский период развития культуры России

1. Идеологические установки коммунистов по отношению к художественной культуре

2. Первое послеоктябрьское десятилетие в развитии культуры России

3. Тоталитаризм и культура (30—50-е годы)

4. Социокультурная ситуация 60—70-х годов XX века в Россиии

5. Советская культура 80-х годов XX века

Советский период это сложное и противоречивое явлениев раз­витии не только нашей истории, но и культуры. XX век дал отече­ству гениальных ученых и исследователей, талантливых худож­ников, писателей, музыкантов, режиссеров. Он стал датой рожде­ния многочисленных творческих сообществ, художественных школ, направлений, течений,стилей.

Однако именно в XX веке в России была создана тотализированная социокультурная мифология, сопровождавшаяся догмати­зацией, манипулированием сознания, уничтожением инакомыслия, примитивизацией художественных оценок и физическим уничто­жением цвета российской научной и художественной интеллиген­ции. Словом, культура советского периода никогда не была моно­литной по сути. Она противоречива как в отдельных своих проявле­ниях, так и в целом. И в таком ключе ее и необходимо анализировать.

1. Идеологические установки коммунистов по отношению к художественной культуре

В начале XX века В. И. Лениным были сформулированы важней­шие принципы отношения коммунистической партии к художе­ственно-творческой деятельности, которые легли в основу куль­турной политики советского государства. В работе «Партийная организация и партийная литература»( 190'5 г.) В. И. Ленин яс­но показал, сколь несостоятельным, по его мнению, является стремление некоторых творческих людей (речь идет о бурной эпохе кануна русской революции) быть «вне» и «над» классовой борьбой, поскольку «... жить в обществе и быть свободным от об­щества нельзя» (Ленин В. И. Партийная организация и пар­тийная литература. Полн. собр. соч. — Т. 41. С. 104). Поэтому основной целью культуры, по мысли В. И. Ленина, является не служение «...пресыщенной героине, не скучающим и страдаю-

щим от ожирения «верхним десяти тысячам», а миллионам и де­сяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет стра­ны, ее силу, ее будущность» (Там же). Таким образом культураи, в частности, такая ее сфера, как искусство, должны стать «ча­стью общепролетарского дела»,выражать интересы этого клас­са, а значит, и общества.

Ленинское понимание классового начала в любых проявлениях культуры стало исходным при дальнейшей теоретической разработ­ке в советской обществоведческой науке. Философская категория «классовая тенденциозность» (или «классовая обусловленность») яв­лялась сущностным моментом при восприятии любого явления культуры. Соотношение этих понятий рассматривалось марксизмом в на­правлении того, в какой степени пролетариат как революционный класс выразит интересы общества в целом, усвоит, переработает и ра­зовьет «...все, что было ценного в более чем двухтысячелетнем разви­тии человеческой мысли и культуры» (Ленин В. И. О пролетарской культуре. — Т. 41. С. 337). Отсюда следует вывод, что гуманистичес­кой в полном смысле этого слова становится та культура, которая по­рождена классом, борющимся за свое освобождение. «Класс, совер­шающий революцию, — писал В. И. Ленин, — уже по одному тому, что он противостоит другому классу, с самого начала выступает как класс и как представитель всего общества» (Ленин В. И. О международном и внутреннем положении Советской республики. — Т. 45. С. 13).

Вместе с тем В. И. Ленин обращал внимание на следующее крайне важное обстоятельство: «С точки зрения основных идей марксизма интересы общественного развития выше интересов про­летариата, интересы всего рабочего движения в целом выше инте­ресов отдельного слоя рабочих или отдельных моментов движения» (Ленин В. И. Проект программы нашей партии. — Т. 4. С. 220).



Социалистическое общество, в идеале, было задумано как общество, где должна была сформироваться и новая культура. Со­вершенные экономические и социально-политические отношения, по мысли классиков марксизма-ленинизма, способствовали бы рос­ту духовной культуры широких народных масс и одновременно по­высили бы уровень образования основной части населения, что в сумме способствовало бы решению ключевой задачи — формиро­ванию всесторонне развитой личности.

Октябрьская революция, по мысли ее авторов, должна была коренным образом изменить ситуацию в сфере духовной культуры. Впервые у культуры должна была появиться возможность в полном и подлинном смысле принадлежать народу, служить выра­зителем его интересов и духовных запросов. Однако лидеры рево­люции, считая ее пролетарской по сути, сделали вывод о том, что и новая культура, которую станет возводить новое революционное общество, тоже должна быть пролетарской. Вожди революции, в принципе, отказались признать культурную эволюцию, преемст­венность культурного развития.

Общеизвестно, что для культурного процесса наиболее бла­гоприятным является эволюционный путь. Это связано даже с сущ­ностью самого термина, самого понятия «культура», которое пони­мается и как «возделывание поколениями вековой земли». И если культуру прошлого не признавать, то тогда все надо начинать сна­чала, то есть создавать свою новую культуру. В октябре 1917 года был взят курс, в том числе, и на культурную революцию.

2. Первое послеоктябрьское десятилетие в развитии культуры России

Первое послеоктябрьское десятилетие потребовало, как указыва­лось выше, создания чисто «пролетарской культуры», противосто­ящей всей художественной культуре прошлого. Как выяснилось вскоре, задача не только не выполнимая, но и крайне вредная. Ме­ханическое перенесение в сферу художественного творчества по­требностей коренной революционной перестройки социальной структуры и политической организации общества приводило на практике как к отрицанию значения классического художествен­ного наследия, так и к попыткам использования в интересах стро­ительства новой социалистической культуры только новых модер­нистских форм. Наконец, вообще отрицалась плодотворность века­ми складывающихся функций художественной культуры.

Действительно, в теоретических разработках двадцатых го­дов было много тупикового и противоречивого. Например, для мно­гих культурологических концепций того периода характерен клас­совый подходв отборе и оценке художественных средств в творче­стве деятелей-культуры. В абсолютизации классового аспекта в художественной культуре особо выделялись две творческие орга­низации — Пролеткульт и РАПП.



Пролеткульт— это культурно-просветительная и литера­турно-художественная организация, возникшая накануне Октябрь­ской революции и прекратившая свое существование в 1932 году. Теоретики Пролеткульта А. А. Богданов, В. Ф. Плетнев, Ф. И. Кали­нин утверждали, что пролетарская культураможет быть создавае­ма только (!) представителями рабочего класса.В пролеткультов­ских концепциях отрицалось классическое культурное наследие, за исключением, пожалуй, тех художественных произведений, в кото­рых обнаруживалась связь с национально-освободительным дви­жением. Деятельность Пролеткульта была подвергнута резкой кри­тике даже руководством большевистской партии. Речь идет о знаме­нитом письме В. И. Ленина в ЦК РКП (б) «О пролетарской культуре» 1920 года.

Другой очень влиятельной творческой группой был РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей). Организаци­онно ассоциация оформилась на Первом Всероссийском съезде

пролетарских писателей в Москве в октябре 1920 года. В разные годы ведущую роль в ассоциации играли Л. Авербах, Ф. В. Глад­ков, А. С. Серафимович, Ф. И. Панферов и ряд других. Призывая к борьбе за высокое художественное мастерство, полемизируя с те­ориями Пролеткульта, РАПП вместе с тем оставался на точке зре­ния пролетарской культуры. В 1932 году РАПП был распущен.

В двадцатые годы большинство культурных организаций и пресса бравировали приблизительно такой фразой, что для того, что­бы прийти к своей собственной культуре, пролетариату придется до конца вытравить фетишистский культ художественного прошлого и опереться на передовой опыт современности. И основной задачей про­летарского искусства будет являться не стилизация под прошлое, а созидание будущего. Классовые идеи двадцатых годов были продол­жены в «вульгарной» социологии искусства тридцатых годов и с ре­цидивами дошли и до наших дней. Однако ряд выдающихся худож­ников и, прежде всего, писателей и поэтов активно этому противосто­яли. В этом ряду — имена А. Платонова, Е. Замятина, М. Булгакова, М. Цветаевой, О. Мандельштама. Безусловный приоритет общечело­веческого гуманистического начала над партикулярным (включая узкоклассовое) был для них непреложным законом творчества.

Пожалуй, самые решительные перемены в первое револю­ционное десятилетие произошли с русским театром. Революция способствовала созданию советского режиссерского театра,в ко­тором именно режиссеру не только необходимо было иметь изобре­тательную фантазию постановщика, но и творческую волю, спо­собную сплотить театральный коллектив, а также очень высокую гражданскую и художническую активность. Всеми этими качест­вами обладал Е. Б. Вахтангов — создатель одноименного театра, од­ного из самых известных театров мира. За свою недолгую жизнь он поставил несколько спектаклей, но каждый из них (будь то «Прин­цесса Турандот» К. Гольдони или чеховская «Свадьба») стал образ­цом сценической трагедии, сценического гротеска и того, что мы се­годня называем праздничной театральностью. Ученик К. Стани­славского, младший современник В. Мейерхольда, близкий друг великого русского актера М. Чехова, Е. Вахтангов воспитал целую плеяду талантливейших советских режиссеров и актеров, среди которых особо выделялись Ю. Завадский и Р. Симонов.

Словом, несмотря на столкновение мнений, конфликты, двадцатые годы были весьма плодотворны для развития отечест­венной художественной культуры. «Во многих областях искусст­ва — в кино, литературе, изобразительном искусстве — это время оставило след и стало частью духовной сокровищницы нашего ве­ка. То же относится и к науке» (Боффа Дж. История Советского Союза. Т. 1. - М., 1994. С. 250).

В этот период большевистским правительством предприни­мались отчаянные попытки наладить диалог с интеллигенцией, ибо установить над ней гегемонию в тот момент не представлялось воз-

можным. Многие художники искренне «уходили в революцию», свято веря в революционное обновление всей цивилизации. Неза­урядный талант налаживания отношений между новой властью и интеллигенцией проявил первый советский нарком просвещения А. В. Луначарский, занимавший свой министерский пост вплоть до 1929 года. Благодаря своей необыкновенной эрудиции, блестящим ораторским возможностям А. В. Луначарскому удалось в двадца­тые годы перекинуть «временный мост» между революцией и ми­ром русской интеллигенции.

3. Тоталитаризм и культура (30—50-е годы)

Долгое время в советском обществоведении господствовала точка зрения, согласно которой 30—40-е годы нашего века объявлялись годами массового трудового героизма в экономическом созидании и в социально-политической жизни общества. Много было сказано и написано о невиданных в истории масштабах развития народно­го образования. Здесь решающими стали два момента:

1) Постановление XVI съезда ВКП (б) «О введении всеоб­щего обязательного начального образования для всех детей в СССР» (1930 г.).

2) Выдвинутая И. Сталиным в тридцатые годы идея обновле­ния «экономических кадров» на всех уровнях, повлекшая за собой создание по всей стране промышленных академий и инженерных вузов, а также введение условий, стимулирующих трудящихся к получению образования на вечерних и заочных отделениях вузов «без отрыва от производства».

Первые стройки пятилетки, коллективизация сельского хо­зяйства, стахановское движение, исторические завоевания совет­ской науки и техники воспринимались, переживались и отражались в общественном сознании в единстве рациональных и эмоциональ­ных его структур. Поэтому художественной культуре не могла не принадлежать исключительно важная роль в духовном развитии со­циалистического общества. Никогда в прошлом и нигде в мире у про­изведений искусства не было такой широкой, такой массовой, под­линно народной аудитории, как в нашей стране. Об этом красноречи­во свидетельствуют показатели посещаемости театров, концертных залов, художественных музеев и выставок, развитие киносети, книж­ное издательство и пользование библиотечными фондами.

Официальное искусство 30—40-х годов было приподнято-ут­верждающим, даже эйфорическим. Мажорный тип искусства, ко­торый рекомендовал Платон для своего идеального «Государства», воплотился в реальном советском тоталитарном обществе. Здесь же следует иметь в виду трагическую противоречивость, сложившую­ся в стране в довоенный период. В общественном сознании 30-х го­дов вера в социалистические идеалы, громадный авторитет партии

стала соединяться с «вождизмом». В широких слоях общества рас­пространилась социальная трусость, боязнь выбиться из общего ря­да. Сущность классового подхода к общественным явлениям была усилена культом личности Сталина. Принципы классовой борьбы нашли свое отражение и в художественной жизни страны.

В 1932 году, выполняя решение XVI съезда ВКП (б), в стране были распущены ряд творческих объединений — Пролеткульт, РАПП, ВОАПП. А в апреле 1934 года открылся Первый всесоюз­ный съезд советских писателей. На съезде с докладом выступил се­кретарь ЦК по идеологии А. А. Жданов, изложивший большевист­ское видение художественной культуры в социалистическом об­ществе. В качестве «основного творческого метода» советской культуры был рекомендован «социалистический реализм». Новый метод предписывал художникам и содержание, и структурные принципы произведения, предполагая существование «нового ти­па сознания», которое появилось в результате утверждения марк­сизма-ленинизма. Социалистический реализм признавался раз на­всегда данным, единственно верным и наиболее совершенным твор­ческим методом. (Первый всесоюзный съезд советских писателей. Стенографический отчет. — М., 1934. С. 2—14). Ждановское опре­деление соцреализма опиралось на данное Сталиным — в угоду техническому мышлению эпохи — определение писателей как «ин­женеров человеческих душ». Тем самым художественной культу­ре, искусству придавался инструментальный характер, или отво­дилась роль инструмента формирования «нового человека».

Однако художественная практика 30—40-х годов оказалась значительно богаче рекомендуемых партийных установок. В пред­военный период заметно повышается роль исторического романа, проявляется глубокий интерес к истории отечества и к наиболее ярким историческим персонажам. Отсюда и целая серия серьез­нейших исторических произведений: «Кюхля» Ю.Тынянова, «Ра­дищев» О. Форш, «Емельян Пугачев» В. Шишкова, «Чингиз-хан» В. Яна, «Петр Первый» А. Толстого.

В эти же годы наступает расцвет советской детской литерату­ры. Ее большими достижениями стали стихи для детей В. Маяков­ского, С. Маршака, К. Чуковского, С. Михалкова, повести А. Гайдара, Л. Кассиля, В. Каверина, сказки А. Толстого, Ю. Олеши.

Накануне войны в феврале 1937 года в Советском Союзе бы­ло широко отмечено 100-летие со дня смерти А. С. Пушкина, в мае 1938 года страна не менее торжественно встретила 750-летие со дня создания национальной святыни «Слово о полку Игореве», а в марте 1940 года в СССР была опубликована последняя часть рома­на М. Шолохова «Тихий Дон».

С первых дней Великой Отечественной войны советское ис­кусство целиком и полностью посвятило себя делу спасения Отече­ства. Деятели культуры сражались с оружием в руках на фронтах войны, работали во фронтовой печати и агитбригадах.

Необыкновенного звучания в этот период достигли совет­ская поэзия и песня.Подлинным гимном народной войны стала песня В. Лебедева-Кумача и А. Александрова «Священная вой­на». В форме клятвы, плача, проклятья, прямого призыва созда­валась военная лирика М. Исаковского, С. Щипачева, А. Твардов­ского, А. Ахматовой, А. Суркова, Н. Тихонова, О. Берггольц, Б. Па­стернака, К. Симонова.

В годы войны было создано одно из самых великих произве­дений XX века — Седьмая симфония Д. Шостаковича. В свое вре­мя Л. Бетховен любил повторять мысль о том, что музыка должна высекать огонь из мужественного человеческого сердца. Именно эти мысли были воплощены Д. Шостаковичем в своем самом значи­тельном сочинении. Д. Шостакович начал писать Седьмую симфо­нию спустя месяц после начала Великой Отечественной войны и продолжал свою работу в осажденном фашистами Ленинграде. Вместе с профессорами и студентами Ленинградской консервато­рии он выезжал на рытье окопов и как боец противопожарной ко­манды жил на казарменном положении в здании консерватории. На оригинале партитуры симфонии видны пометки композитора «ВТ»

— означающие «воздушная тревога». Когда она наступала.Д. Шос­такович прерывал работу над симфонией и шел сбрасывать зажи­гательные бомбы с крыши консерватории.

Первые три части симфонии были закончены к концу сен­тября 1941 года, когда Ленинград уже был окружен и подвергал­ся жестокому артиллерийскому обстрелу и воздушным бомбар­дировкам. Победный финал симфонии был завершен в декабре, когда фашистские орды стояли на подступах к Москве. «Моему родному городу Ленинграду, нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе посвящаю эту симфонию» — таким был эпи­граф к этому произведению.

В 1942 году симфония была исполнена в США и в других странах антифашистской коалиции. Музыкальное искусство все­го мира не знает другого такого сочинения, которое получило бы столь могучий общественный резонанс. «Мы защищаем свободу, честь и независимость нашей Родины. Мы деремся за свою куль­туру, за науку, за искусство, за все, что мы строили и создавали»,

— писал в те дни Д. Шостакович (Орлов Г. Д. Д. Шостакович. — М.-Л., 1966. С.60-61).

В годы войны советская драматургиясоздала подлинные ше­девры театрального искусства. Речь идет о пьесах Л. Леонова «На­шествие», К. Симонова «Русские люди», А. Корнейчука «Фронт».

Исключительным успехом пользовались в военные годы кон­цертысимфонического оркестра Ленинградской филармонии под управлением Е. Мравинского, ансамбля песни и пляски Советской Армии под руководством А. Александрова, русского народного хора им. М. Пятницкого, солистов К. Шульженко, Л. Руслановой, А. Райкина, Л. Утесова, И. Козловского, С. Лемешева и многих других.

В послевоенное время отечественная культура продолжала художественное освоение военной темы.На документальной осно­ве создаются роман А. Фадеева «Молодая гвардия» и «Повесть о на­стоящем человеке» Б. Полевого.

В советской гуманитарнойнауке этого периода начинают разрабатываться новые подходы к исследованию общественного сознания. Это связано с тем, что советский народ начинает знако­миться с культурой других стран и осуществлять духовные кон­такты со всеми континентами.






Дата добавления: 2015-08-04; просмотров: 570; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.093 сек.